Как выжить в армии


Каждая ситуация очень индивидуальна. Универсальной модели поведения нет. Но возможно кому-то пригодятся мои советы. Мне было проще — у меня в роду все служили. Сейчас есть семьи, где нет служивших мужчин. Если вы знаете таких призывников — дайте им эти советы. Возможно, они не идеальны, но это лучше чем ничего.
1. Не бойся. Твой главный враг — не дембель, не сложные условия службы, не придурок-старшина. Уязвимым к ним тебя делает твой страх.
2. Не возникай. Не качай права, не размахивай законами. Не ищи в армии логики и справедливости. Их искали до тебя более умные, сильные и эрудированные люди. Система сильнее, она сожрала их, сожрет и тебя. Просто сожми жопу в кулак и терпи.
3. Не выделяйся из массы. Если что-то унизительное велели делать ВСЕМ — делай и ты. Если что-то унизительное велели делать тебе одному — НЕ ДЕЛАЙ. Так и говори — я как все. Возможно тебя за это побьют. Ничего. Это лучше, чем если тебя зачморят ниже плинтуса.
4. Не будь крысой. Не воруй, не стучи, не жри посылки по ночам под одеялом. Именно крысы в 99% случаев подвергаются максимальным унижениям и побоям. Если ты не такой, если ты нормальный пацан — тебе нечего боятся. Проанализируй — есть ли у тебя сейчас, до армии, проблемы в коллективе? За что тебя не любят, не уважают, за что тебя бьют на гражданке — не сомневайся — за тоже самое тебя будут унижать и бить в армии.
5. Столкнувшись к откровенными уродами и садистами — спасайся. Беги из части, иди в свой военкомат, в милицию, в военную прокуратуру, рассказывай как было дело, почему ты убежал. Тебе ничего за это не будет. Я видел десятки таких случаев — никого не посадили за дезертирство, если солдат убежал из-за издевательств.
6. Подготовь себя к армии физически. Начни бегать кросс по утрам. В армии ты будешь бегать по 3 км каждое утро. Если ты будешь прибегать последним — тебя будут бить и чморить. Начни бегать сейчас. Пробеги сегодня 300 м. Завтра 500. Потом километр, два, и три. За две недели ты научишься спокойно пробегать 3 км и в армии для тебя это не будет проблемой.
7. Постарайся как можно быстрее завести в армии друзей в своем подразделении. Хотя бы одного друга. Лучше — пять. Держитесь друг друга, заступайтесь друг за друга. Если деды начинают кошмарить одного из вас — тут же подходите все остальные. Самое страшное — быть одному против группы дедов.
Проблема русских в том, что мы редко заступаемся друг за друга в армии. Представители других народов (кавказцы, татары, башкиры) сразу собьются в такие группы и их не будут трогать.
8. (Осторожно! Этот совет не для всех!) Если ты видишь, что дед тебя все равно сейчас ударит — бей первым. В челюсть снизу, под подбородок. От удара в это место человек падает. Выглядит эффектно — уложил одним ударом. («Я сто раз так делал» (с), хе-хе). В итоге тебя все равно побьют, но скорее всего в будущем отстанут. От меня отстали.
9. Не будь бестолочью. Хуже всего в армии приходится тем, кто ничего не умеет делать. Если ты специалист в чем-либо (разбираешься в двигателях, хорошо рисуешь, играешь на гитаре, хорошо водишь машину, знаешь иностранный язык, можешь починить телевизор, хорошо готовишь) то тебя будут уважать за это.

10. И еще раз — не бойся. Не бойся боли — и тебя не смогут напугать угрозой избить. Не бойся физических нагрузок — и тебя не напугают ими. Чем меньше ты боишься чего-либо — тем меньше у других возможностей манипулировать тобой.
И запомни — не стремись быть Бэтменом, который на … вертел всех дембелей. Такие бывают только в кино. Ты в любом случае получишь свою долю побоев, унижений и нагрузок. Мне бы очень хотелось сказать, что меня не ударил ни один дед. Но это не так, в первые недели я совершал ошибки (ел по ночам, избегал работы, боялся) — и за это меня несколько раз били. Причем — за дело, я сам вел себя неправильно. Но я сделал выводы, научился на своих ошибках и те побои в первые недели остались последними. У тебя будут свои ошибки. Исправляй их своевременно и все у тебя будет хорошо.

ФОТО: ВАЛЕРИЙ МЕЛЬНИКОВ

История, которая случилась в Челябинском танковом училище с рядовым Сергеем Сычевым, напомнила власти и гражданам о существовании армейской дедовщины .
Анатолий Приставкин, советник президента, писатель. Так издевались, что мне пришлось лечь в госпиталь. Нас заставляли сто раз отдавать честь фуражке, отправляли на кухню чистить неостывшие котлы или на морозе чистить картошку. Один сослуживец не выдержал и покончил с собой, а другого, еврея, постоянно избивали из-за того, что он не успевал одеться «за одну спичку».
Михаил Прусак, губернатор Новгородской области. Все было, но я же мужик, и рассказывать об этом не стану. К тому же я умел постоять за себя. Я служил на полигоне Варшавского договора, там шибко не забалуешь, но и там дедовщина была.
Валерий Драганов, председатель комитета Госдумы по экономической политике. С издевательствами я столкнулся в первую же ночь. Служил я в элитных ракетных войсках стратегического назначения. Старшина, или, как его еще называют, «кусок», потребовал снять обручальное кольцо. Я отказался, тогда он завел меня в каптерку и избил.
Михаил Зелиханов, депутат Госдумы, член комиссии по проблемам Северного Кавказа, академик РАН. Я служил во время войн в Афганистане и в Чечне и с дедовщиной никогда не сталкивался. Там неуставных отношений просто быть не могло.
Сергей Самойлов, советник президента России. С издевательствами не сталкивался, но были межнациональные стычки. Если обижали ребят с Кавказа, они вставали на защиту друг друга. У русских такой сплоченности не было.
Юрий Коропачинский, председатель совета директоров компании «Сибмашхолдинг». Кокарды на фуражке не загибал, шапки ваксой не красил, сапоги утюгом не гладил. Но драться приходилось. Хотя трагического характера это не носило. Я уволился в звании старшины, чем страшно горжусь. А то, что дедовщина переходит в извращенные формы, зависит от конкретных командиров.
Тигран Кеосаян, режиссер, актер. Надо мной не издевались. Но не из-за того, что я был весь из себя такой дыховичный, а из-за того, что у нас было землячество. Самое страшное, когда внешне вроде бы все нормально, а на самом деле ужас. В нашей армии били, бьют и будут бить. И свой первый фильм «Солнечный берег» я снял как раз про жизнь в армии и дедовщину.

Франц Клинцевич, глава Российского союза ветеранов Афганистана. Сержант заставлял в столовой целое подразделение пересаживаться с места на место. Мне это надоело, я налил себе суп и стал есть. Сержант ударил меня рукой, в ответ получил удар ногой. Сержанта увезли в госпиталь, а меня на гауптвахту на пять суток. Потом еще раз была драка между нами, но я был крепким, и ко мне приставать перестали. Да и гордость у меня была: в армию-то я пошел после учительства в школе. Дедовщина в армии существовала всегда. Это отражение природы мужских отношений.
Геннадий Гудков, депутат Госдумы, лидер Народной партии. Приходилось в больших количествах подъемы переворотом делать, кричать кукареку. А приятель в соседней роте от кошмаров, которые у них были, и в санчасти скрывался, и таблетки глотал, и членовредительством занимался. Другой новобранец из их роты схватил автомат и чуть всех не расстрелял, неизвестно, что его остановило.
Альфред Кох, бывший вице-премьер России. «Деды» меня боялись: я пришел служить уже кандидатом в мастера спорта по борьбе. Деды поняли: дадут мне в морду — получат сами. Но пытки в армии я все же испытал. Во-первых, пытку голодом. Не понимаю, почему в солдатских буфетах продают одни конфеты, а не колбасу и консервы. Во-вторых, я так и не понял, почему солдатам разрешено мыться раз в неделю, а казармы драятся два раза в день.
Геннадий Селезнев, независимый депутат Госдумы. У нас никто ни над кем не издевался. Я служил в хорошей воинской части под Плесецком. В роте не было ни одного человека без среднего образования. А в нынешнюю армию призывают в основном безграмотных, бродяг и наркоманов. И, естественно, они издеваются над нормальным человеком.
Михаил Кузнецов, губернатор Псковской области. Моя служба была похожа на ту, которую описывают в сериале «Солдаты». Правда, был случай, когда «дедушка» потребовал мой новый значок. Я не отдал — «дедок» был слабым. Потом уже я понял, что надо было пойти человеку навстречу. По-моему, масштабы дедовщины преувеличены. Молодые люди боятся тягот службы и прикрываются дедовщиной.
Михаил Делягин, председатель президиума Института проблем глобализации. Армия мне иногда снится даже сейчас. В армии есть свои неписаные правила, и если им абсолютно следовать, то ничего страшного не произойдет. Главное — принять их на время службы. А те, кто не захотел этого понять, конечно, и в наше время возвращались с подорванным здоровьем.
Виктор Илюхин, депутат Госдумы, лидер Движения в поддержку армии. Я служил на подводной лодке, там ни о каких издевательствах и речи быть не могло. Походы длятся по три-четыре месяца, и обиженный мог просто открыть назло кингстоны — и все бы погибли. Любой матрос это понимает. Конечно, старослужащие дергали молодых, но не издевались.
Павел Крашенинников, председатель комитета Госдумы по законодательству, бывший министр юстиции. Меня раз избили, но я дал отпор. И меня оставили в покое. Дедовщина у нас была, но не в такой извращенной форме, как сейчас. Тогда унижали и издевались только над теми, кто не сопротивлялся. Их заставляли петь песни, стоять ночью на табурете, кукарекать или даже поджигали спички, вставленные спящим между пальцами ног.

Гейдар Джемаль, председатель Исламского комитета России. Я служил в середине 60-х, и тогда ничего подобного в советской армии не было. Максимум, что я видел,— это межнациональные драки между узбеками, хохлами и молдаванами. Все шалости, которые были тогда, сейчас можно назвать детсадовскими.
Рамазан Абдулатипов, чрезвычайный и полномочный посол России в Таджикистане. Как можно измываться над девяностокилограммовым спортсменом под два метра ростом? Первые три дня в армии мы с товарищем были посудомойками. Однажды старшина сказал, что посуда жирная, мы перемыли тарелки, а он стал поливать нас матом. В ответ мы молча засунули его в ванну, в которой мыли посуду. Нас арестовали, но, поскольку мы еще не приняли присягу, все прошло без особых последствий. За пять лет службы я, конечно, видел дедовщину, но она никогда не носила циничных форм.
Владимир Катренко, заместитель председателя Госдумы. Мама и папа меня здоровьем не обидели, так что издеваться надо мной даже не пытались. Я служил в ГДР, но проявления дедовщины и там были. Самыми жестокими дедами были те, кто в начале службы попал под гнет мерзавцев. Перед дембелем они пытались отыграть свое.
Виктор Шершунов, губернатор Костромской области. Иногда приходилось убирать за старшего товарища его участок. Но на тумбочке я никогда не стоял и не выкрикивал оставшиеся дни до дембеля. Я служил в 1968-1971 годах, когда на флоте был переходный период. До нас призывники служили по четыре года, поэтому без дедовщины не могло обойтись. Это армейская традиция, существующая веками. Но на нашем корабле ЧП не было.
Иосиф Кобзон, председатель комитета Госдумы по культуре, народный артист СССР. У нас в Закавказском военном округе дедовщины не было. В то время еще существовал институт политработников, были замполиты и члены советов, которые занимались воспитательной работой и следили за неуставными отношениями. Демократы все это уничтожили.
Виктор Шендерович, журналист, писатель. Мне казалось, что надо мной издевались сильно. Но после того, что я узнал об армии за последние годы, я понял, что у нас был санаторий.

Вопрос недели / Шесть лет назад*

Вы готовы послужить родине?
Владимир Путин подписал указ о призыве резервистов. Мы решили узнать, многие ли готовы надеть военную форму.
Геннадий Меликьян, зампред правления Сбербанка России. Я всегда готов защитить отчизну с оружием в руках. Почему нам нужна особая встряска, чтобы поднять резервистов, словно медведей из берлог?
Сергей Кириенко, лидер фракции «Союз правых сил». Меня не призовут — я защищен законом. Но если такое произойдет, пойду туда, где служил, в войска связи.
Альфред Кох, председатель совета директоров инвестиционной компании «Монтес Аури». Меня не будут об этом спрашивать, если призовут. Но я не хочу идти на сборы. И ладно был бы толк в этом, так ведь ничего, кроме вшей, пьянки и карт, не будет.
Сергей Бабурин, лидер движения «Российский общенародный союз». Готов, но только не в тылу. Канцелярщина не для меня.
Олег Газманов, певец. Мне так надоели концерты, что я готов уехать даже на сборы. Лишь бы сменить обстановку.

Евгений Михайлов, губернатор Псковской области. Меня не призовут — я же губернатор. Но если б призвали — пошел. Время сложное, офицеров для службы в штабах не хватает.
Андрей Соколов, актер, режиссер. Вряд ли меня призовут. Тогда придется менять весь репертуар театра. Я даже не хочу думать об этом.
Иван Охлобыстин, кинорежиссер. Пусть профессионалы готовятся. А нас, занятых мужиков, на кой хрен потребовалось с печей стаскивать?
* Должности указаны на момент опроса.

Александр, призыв 1971 года:

— Первым местом моей службы стала войсковая часть, расположенная в Беларуси, под Брестом. У нас была иерархия: тех, кто только прибыл на службу, называли «молодыми», тех, кто отслужил полгода — «слоном», год — «черпаком». Самыми «крутыми» были те, кому оставалось полгода до дембеля — «деды».

Считалось, что у нас не было дедовщины. Но все же она была, причем в каждой части. Старослужащие пытались спихнуть на молодых всю грязную работу. Когда я шел в армию, я был к этому готов. Знал, что главное пережить первые полгода, дальше будет легче.

В армии ты себе не принадлежишь. Тобой командуют. Здесь нет мам и пап, которые помогут. Поэтому я считаю, что в армии важно себя поставить.

У нас в части «деды» могли все что угодно заставить делать молодого. Здесь уже все зависело от характера человека. Если одного человека начнут унижать, а он проявит при этом характер и даст отпор, то от него, скорее всего, отстанут. А другой побоится выразить свое мнение. Его будут шпынять. Он, как теленок, станет делать то, что ему говорят. Бывало, видел, что когда все ложились спать, после отбоя, солдат мог пойти старослужащему стирать вещи. Этот спать ложится, а тот идет к умывальнику. Кто-то мог отказаться от этого, кто-то нет — боялся.

Некоторые, конечно, пытались жаловаться. Среди солдат они теряли авторитет. Делали себе еще хуже. Причем после жалоб практически ничего не менялось. Офицеры же не круглые сутки за нами наблюдали. И гнобления продолжались.

Подраться в армии было абсолютно реально. После отбоя особенно. Главное — скрыть синяки под формой. Помню один случай. Солдат должен был поднять «деда» на зарядку. А тот начал отказываться, посылать его куда подальше. Тогда солдат рассказал об этом сержанту. Сержант тоже благополучно был послан «дедом». Этот бунтарь не подозревал, что сержант-то боксер. Позже сержант завел парня за умывальник и, грубо говоря, начистил ему морду. На следующее утро этот товарищ, как голубчик, бежал чуть ли не первым на зарядку. Естественно, об этом случае никто из руководства так и не узнал.

В 1973 году я служил в казахстанском городе Эмба. Там я был уже в звании лейтенанта. В этой части также были неуставные отношения. Но все конфликты были на бытовом уровне. Правда, вспомнился мне один исключительный случай. Со мной служили два брата — литовцы. Однажды один из них пошел на кухню в наряд. Через какое-то время его нашли мертвым. Висел.

Думали, что это произошло из-за дедовщины. Начали выяснять. В итоге нашли письмо, которое он получил от девушки. Та призналась ему в измене. Командира подразделения тогда наказали. Правда, не помню, как.

С офицерами в плане дедовщины все было очень строго. Наказание следовало всегда, если выяснялось, что дедовщина произошла по вине старшего по званию. Особенно, если он знал об издевательствах и не предпринял никаких мер. Был суд чести. Виновного могли также отправить в дисциплинарный батальон или уволить.

Летом 1987 года я, будучи офицером, попал в военную часть, расположенную недалеко от столицы Афганистана — города Кабул. В то время там шли боевые действия. Оказавшимся на войне было уже не до издевательств. У людей была совершенно другая психология. Все наоборот старались быть дружными, старшие старались помогать молодым.

Люди постоянно там ходили с оружием. Если бы была дедовщина, человека могли и пристрелить. Что и сделал этот парень из Забайкалья. Не знаю, как можно было довести человека, что у него так не выдержала психика. Мы, находясь на войне, и то были более адекватными.

Геннадий, призыв 1985 года:

— Я служил два года под городом Ногинск Московской области. На службе был готов ко всему. Выполняли любые работы, делали все, что скажут. Нельзя было отказаться. У нас в батальоне дедовщины не было, потому что все 100 человек, кроме сержантов — «дедов», были одного призыва.

На мой взгляд, дедовщина возникает из-за слабых духом людей, которые не могут за себя постоять. Вот из них и делают «чмошников». У нас тоже бывало, что старшие заставляли младших выполнять их указания. Ну, это мелкое что-то. Например, могли настойчиво попросить подшить воротничок, помыть пол или туалет. С нами служил один чеченец из Казахстана. Однажды он не выдержал и ночью зарядил сержанту по челюсти. Ну и что. Отправился за это в дисциплинарный батальон. Руководству ничего не было, никого не уволили.

Если провинился один солдат, например, если он не пришел на стройподготовку, наказывали всю роту. Заставляли отжиматься. Других мер наказаний и издевательств к нам не применяли. Возможно, мне повезло.

Знаю точно, что дедовщина тогда была в некоторых частях. Например, в стройбате. Там, говорят, среди служивых были люди с уголовным прошлым, выходцы психиатрических больниц. Неуставные отношения также были и в части, которая располагалась напротив нашей. Ходили слухи, что там один солдат стоя в карауле застрелился. Опять же якобы из-за издевательств.

Сейчас, я считаю, что дедовщины в армии нет. Служат-то всего год, откуда ей появиться. Существует куча организаций, тот же комитет солдатских матерей России. В каждой части — чуть ли не везде видеокамеры стоят, офицеры за срочниками постоянно следят.

Помню, был период, когда в армию родители не хотели отдавать детей, потому что шла чеченская война. Многих отмазывали. Сейчас уже такого нет, служить идут если не все, так многие. И никто не боится.

Я считаю, что побыть год в мужском коллективе — жизненный опыт. Своими офицерами и сослуживцами я доволен, с некоторыми из них мы долгое время даже поддерживали связь.

В случае с Рамилем из Забайкалья, думаю, что трагедия произошла из-за того, что на конфликт никто не обращал внимания. Понятное дело, что никто не мог предположить, к чему это все приведет. Думаю, у этого парня изначально с нервами было не все в порядке. А человеку доверили оружие.

Тимофей, призыв 2003 года:

— На протяжении двух лет я проходил службу в войсках ПВО под Оренбургом и в миротворческих войсках под Самарой. Наше «веселье» началось еще с КМБ (курса молодого бойца), когда срочников-духов отправили, минуя учебку, сразу в роту. У нас было что-то вроде загона в казарме — огороженный кусок первого этажа, где стояли кровати вновь прибывших. И на эту территории запрещалось проходить прочим служащим. Получилось вроде зоны карантина. Там мы должны были на протяжении месяца акклиматизироваться.

Днем проходили занятия по теории и практике — маршировали на плацу, учились подшивать воротнички и мотать портянки, начищали бляхи на ремнях, слушали лекции по армейскому уставу. А вечером, после поверки (общего построения), был отбой — раньше на полчаса, чем у всего остального полка.

И вот, мы готовились ко сну, кто-то уже в шконки укладывался, а напротив — в коридоре — выстраивались роты на вечернюю поверку. Когда построение заканчивалось, старослужащие проходили вдоль всего нашего огороженного кроватями ряда. При этом они корчили до омерзения пугающие рожи, стучали кулаками по металлическим краям кроватей и орали: «Ну все, готовьтесь духи! Вешайтесь, твари! Скоро вы попадете к нам в руки! Лучше сразу вены режьте, если не готовы терпеть». Такое себе психологическое крещение.

У нас в роте была дедовщина — офицеры доверяли старослужащим организацию работы и воспитательный момент. Соответственно, если что-то шло не так, то ротный, например, мог серьезно «поговорить» с дедами-кураторами. А уже потом гнев последних распространялся на все живое — попадало и духам, и слонам (тем, кто отслужили полгода). И, порой, черпакам (тем, кто отслужили полсрока — 12 месяцев).

Если кто-то из роты «накосячил» (курил в неположенном месте или в неположенное время, пытался уйти в самоволку, был пойман в рабочее время в «чепке» — армейском магазине или просто не повиновался приказу старослужащего), то наказание, обычно, постигало всех духов. Это делалось для того, чтобы позже с провинившимся разобрались еще и внутри коллектива новобранцев.

Способы «воспитания» были разные.

1. Тотальный шмон. Устраивалась спонтанная проверка содержания карманов и тумбочек. Роту выстраивали в коридоре, нужно было вывернуть все карманы в головные уборы. Шапки или кепки (в зависимости от времени года) надо было держать перед собой. Пока один «надзиратель» копался в них и проверял, не забыл ли солдат что-то вынуть из карманов, второй шерстил тумбочки и кровати. Изымалось все, что не по уставу — деньги, ценные вещи, журналы…

Ну, собственно, разрешалось при себе иметь только расческу, военный билет, «мыльно-рыльные принадлежности». Все остальное выставлялось на всеобщее обозрение и исчезало навсегда.

2. Голод. Вот это очень изощренный метод издевательства, который особенно запомнился. Как раз в год призыва на каком-то телеканале было запущено ток-шоу с таким названием: «Голод». И его по вечерам крутили в телеке, который был подвешен в коридоре казармы. У нас тоже был свой голод. Помимо того, что из-за режимного питания постоянно хотелось что-то жевать, деды порой устраивали в качестве наказания «разгрузочные дни».

На завтрак, обед и ужин все духи должны были усаживаться за накрытые едой столы в столовке и ничего не трогать. В это время старослужащие обжирались в нескольких метрах от «не голодных» подопечных. Как только их пир заканчивался, рота вставала и с песнями уходила в казарму. Кажется, максимум, который довелось в таком режиме выдерживать — это три дня. Очень запомнилась фраза одного сослуживца по этому поводу, сказанная как-то перед отбоем: «Вот раньше хоть кусок хлеба утащить можно было, его проглотишь, там мякушка в животе распухнет и вроде не так голодно».

3. Счетчик. Денежное довольствие солдат в то время составляло 100 рублей в месяц. А поставить «на счетчик» могли с суммой в 1-2 тысячи рублей. Причем «косяк» человеку выдумать не составляло труда. Обосновывая свои действия «традициями», деды могли просто указать дату, к которой «их дух» должен собрать и отдать им круглую сумму. Если к этому моменту денег не было, то начинали капать какие-то безумные проценты.

Та же история с вымогательством «за косяки». Например, пользуясь привилегиями, деды, черпаки или даже слоны могли попросить у неопытного солдата дать им на время штык-нож. А потом заявляли, что тот «проулыбал» (в других выражениях, конечно) свое оружие и должен за него расплатиться.

4. Игра в уставщину. Так старослужащие демонстрировали преимущество дедовщины. Мол, если не хотите, чтобы мы вас «воспитывали», то будете делать все по Уставу. Это пять минут на туалет три раза в день, сбор после подъема на время, бесконечная заправка кроватей с отбиванием кантиков (краев) и тому подобное. Сюда же входили и усиленные тренировки на утренней зарядке, после которых можно было сдохнуть (но никто, кстати, не умирал).

5. Угрозы, избиения и так далее. Например, солдата, которого застали с сигаретой в туалете, могли вынудить съесть целую пачку «Примы». Если кто-то попадался с «припасами» из столовой под кроватью — то есть, с куском хлеба, который ночью под одеялом планировал схомячить — то его заставляли съесть этот кусок на глазах у роты. Только сверху на хлеб толстым слоем намазывали гуталин.

Били тоже часто. В основном, по телу, чтобы на поверках не было видно повреждений. Но иногда могло прилететь и металлическим стулом по голове. Однажды одному парню проломили череп об унитаз. Он, истекая кровью, выбежал из казармы, крича, что пойдет в штаб полка, который располагался метрах в 50-и. Старослужащие тут же окрестили его «стукачом», конечно. Но вскоре он вернулся. Разбирательств никаких не было. Так что, или до штаба не дошел, или там офицеры сочли конфликт незначительным.

Из особо запомнившихся случаев — была история с ротным хакером. Кажется, его звали Олег. Впрочем, все, включая офицеров, звали его просто «хакер», поскольку он умел обращаться с единственным компьютером, имевшимся тогда в полку. Соответственно, только этим чувак в основном и занимался, пропуская всякие наряды и сложные работы на воздухе. На плацу, опять же, Олег был не частым гостем.

В понимании старослужащих, все это считалось «уклонением от обязанностей» и называлось одним емким непечатным словом. Поэтому хакера постоянно гнобили. Давили психологически очень серьезно. Например, наказывали всех духов за то, что Олег «отлынил» от очередного наряда. А потом «свои» сильно на него обижались — ведь им, в ходе наказания, постоянно напоминали, что это они не из-за себя терпят, а из-за того парня.

Закончилось это тем, что в один прекрасный день хакер заперся в том самом кабинете, где находился компьютер, а потом порезал себе вены. Когда его нашли дневальные, тот чуть ли не плавал в собственной крови. Достоверно неизвестно, выжил он или нет. Хотя позже ходили слухи, что наш ротный якобы стал донором, чтобы вытащить его с того света. Олега мы больше с тех пор не видели.

Несколько раз были случаи, когда в части начинались поиски «сочников». Позже я узнал, что это слово складывается из аббревиатуры «СОЧ» — самовольное оставление части. А тогда казалось, что это слово родилось в результате странных компиляций. То ли о солдатах, двинувших из части в Сочи, то ли о любителях выпечки, которые ради нее бросились в бега.

Один раз сказали, что «сочник» сбежал с автоматом. И мы, вооружившись, прочесывали местность среди ночи, но так никого и не нашли. А потом за его побег все долго «отдувались» — солдат готовили к его неминуемому возвращению в часть. Чтобы встреча в казарме стала незабываемой.

Также один раз доведенный дедами солдат из караульной роты заявил, что в следующее дежурство расстреляет одного из обидчиков. После этого его уже не пускали в караул. С нами также была проведена «воспитательная» беседа на сей счет.

Иван, призыв 2014 года:

— Я проходил службу в Саратовской области. Не предполагал, чем буду заниматься целый год. Был морально готов к любой работе, понимал, что выбора в армии у меня нет. Здесь четко работает принцип: «круглое нести, квадратное — катить».

Оказавшись в армии, понял, что сериал «Солдаты» не соответствует действительности. На самом деле все не так весело и беззаботно. Там, где я служил, как таковой дедовщины не было. Но старшие «деды» руководили младшими «духами».

Каждый день нас проверял врач на наличие побоев. Но, несмотря на это, подраться в армии при желании, было абсолютно реальным. Если синяков не видно, то никто о драке не догадается.

Кого-то в армии открыто «чморили». Но это были единичные случаи. Просто люди страдали по собственной вине, потому что, как правило, издевались в основном над слабыми людьми. Знаю историю, когда у одного парня сломали большой палец каской. Причем он никому об этом не сказал, у него увидели травму на осмотре. Потом еще долго разборки были. В итоге все это дело как-то замяли. Никому не нужны проблемы.

В армии сейчас — срез страны. Много приезжих из деревень, малых городов, из малоимущих семей. Они думают: «отслужу немного и буду царем». У них это на внутреннем уровне. У таких людей нет понимания, что армия — это небольшой отрезок времени. Поэтому и формируются такие отморозки, которые запросто могут затравить человека. Что они и сделали с этим Рамилем. Меня это не удивило.

Со мной служил некий товарищ Иванов. Он был, мягко говоря, странненьким. Его частенько троллили, но никто открыто не издевался. Это на бытовом уровне было. Несмотря на конфликты, на убийство такой человек не был способен.

Как совсем искоренить дедовщину, не знаю. Это наверно должно быть на психологическом уровне. Человек должен всегда оставаться человеком. Понятно, что раньше, когда не было никаких средств связи с внешним миром, кроме писем, ты никак не мог спастись от дедовщины. Сейчас же, есть куча горячих линий, куда можно позвонить и пожаловаться.

Илья, призыв 2017 года:

— Я проходил службу в военной части, расположенной в Ханты-Мансийском автономном округе. В армию пошел после окончания магистратуры. Это был мой осознанный выбор. К этому моменту уже почти все друзья отслужили.

Дедовщины между солдатами как таковой у нас не было. Но некоторые стычки все-таки происходили. Например, однажды солдат толкнул другого так, что тот получил травму. Пострадавший никому об этом не рассказал. Но это я не считаю дедовщиной. Это так, мелкие разборки.

В принципе, разногласий с сослуживцами у меня не было. Единственное, что спустя где-то полгода службы к нам приехали выходцы из ближнего зарубежья. Вот с ними были проблемы. Они ничего не хотели делать. Им казалось, что мы им не указ. С ними было сложно. Бывало и такое, что другие солдаты делали за них всю работу. На этой почве тоже были конфликты. Но до крупных издевательств, конечно, не дошло.

Совсем другое дело — отношения между офицерами и солдатами. Вот тут-то меня и ждал «сюрприз». Нет, я был готов к любой работе. Но не думал, что столкнусь с таким объемом нагрузки. Офицеры заставляли нас буквально «упахиваться». Я считаю, что они это делали ради собственной выгоды, чтобы их похвалили перед высшим командованием. Мол, посмотрите, какие мы молодцы, сделали больше, чем положено. Хотели таким образом выслужиться. А мы — так, расходный материал. На наше мнение, конечно же, не обращали никакого внимания. Это ведь армия. Понятное дело, что не в пионерский лагерь приехали, да. Но в других частях, насколько мне известно, такого не было. Это меня жутко бесило.

Очень многое, конечно, в армии зависит от офицеров. Они должны знать, что происходит в ротах. Офицеры обязаны отвечать за срочников. Если им все равно, что происходит в казарме, то, значит, нездоровая дедовщина будет в части процветать. Что касается моего случая, то можно сказать, что с офицерами мне не повезло. Им было на нас наплевать. Главное — показать себя в лучшем свете перед руководством.

В целом, я считаю, что в нынешней армии дедовщины нет. Случай, произошедший в Забайкалье — это скорее всего исключение из правил. Мне кажется, в армии действует тот же закон, что и в жизни: есть уроды, которые считают себя сильнее, и начинают издеваться над слабыми. Такие есть и на гражданке.

Илья, исходя из своего опыта службы, дает советы солдатам и тем, кто собирается идти в армию, как там можно бороться с «шакалами».

Здравствуйте, меня зовут Илья.

Служу я в гвардейском зенитном ракетном полку.

После прочтения статьи Александра «О «шакалах» и спорах об армии» захотел поделиться своим опытом и взглядом на нынешнюю ситуации в армии, если это кому-то интересно. Я не буду спорить с тезисами, приведенными автором указанной статьи, просто мне показалось, что он слишком сильно сгустил краски. Возможно, это просто разница в наших восприятиях.

Деление на три типа офицеров: шакал (худший тип), пофигист (на них, соответственно, пофиг) и офицер (кость армии) – «традиционное» и с легкостью понимается всеми, кто отслужил в армии. Дело в том, что, по-моему мнению, это самое соотношение «мудак-серость-человек» вполне соотносится с тем, что встречается Вами на «гражданке». Особенность армии – от мудака вам так просто не уйти, способов у него нагадить лично Вам несоизмеримо больше, а поделать что-либо с этим, особенно в начале армейского пути, довольно проблематично. Я хочу дать несколько советов, как с этим бороться:

Шакал всегда считает, что он во всем, всегда и при любых условиях превосходит солдата, будь это строевая подготовка (хотя некоторые жиробасы-шакалы на ступеньку-то еле залезают, не говоря о строевом шаге), знание устава (знают отрывками советский устав, не актуальный Бог знает сколько лет) или компьютерная техника (у меня в мониторе папки стерлись, скорее всего, упали в мышку, быстрее верни!). Поэтому мой первый совет: не спорьте с мудаком. Ставит тупую задачу, которую вы можете выполнить, какой бы дикой и бессмысленной она Вам не казалась? Сделайте молча. Не переубеждайте, не доказывайте, не спорьте – шакал не оценит. Помните, он знает лучше Вас обо всем, потому что служит в армии 20 лет и целый капитан! Если вы задачу сделать не можете – скажите: «есть» и не делайте. Будут проблемы, но вы бы их и так не избежали бы.

Шакал всегда ищет, как бы докопаться до солдата, поэтому следите за собой. Вообще не советую в армии запускать себя — этого не оценит никто: ни шакалы, ни офицеры, ни ваши собственные сослуживцы. Но проблем будет больше всего именно от шакалов, при этом сам он может выглядеть как жалкий кусок небритого говна в пиксельной форме. Поверьте, вдвойне неприятно, когда за грязную подшиву вас отчитывает засаленная свинота, от которой перегаром несет за 300 метров.

В своем первом наряде я сделал следующее: ночью, когда никто не следит, торчишь ли ты на тумбочке, взял устав внутренней службы и прочитал от корки до корки. Потом остальные три. Итого, каждый по 4 раза за первый месяц службы, так называемый КМБ. И, поверьте, ни разу не пожалел. Ни один шакал не смог «задрочить» меня уставом, хотя попытки были. По уставу вообще все кругом должны солдату, смело можно этим пользоваться. Но, опять же!, сначала прочитайте-заучите – потом пользуйтесь.

В вашем полку обязательно найдутся несколько хороших, честных офицеров – держитесь их. Спрашивайте у них совета, задавайте вопросы. Такие и в службе помогут и от шакалья прикроют

И, по мне так самое главное, приносите пользу. Я серьезно. Если вы будете полезным солдатом – шакалы вас не тронут. Можно как угодно их хаять, но даже они своим спинным мозгом понимают – солдата, у которого будешь просить помощи, дрочить не стоить. Поэтому проявляйте свои сильные стороны – и Вас заметят. Только поймите меня правильно: я сейчас не призываю вас крысить в пользу шакалов или всячески «подмазываться» к ним, а то найдутся идиоты, а виноват останусь я.

В-общем, вот, что я готов сказать по этому вопросу. Получилось, что на исходную статью я толком ничего и не ответил, если не подтвердил ее, но как вышло, так вышло. Армия – не отдельная жизнь, там живете конкретно Вы и, так же как и всегда, ответственность за свое положение несете Вы, а не кто-либо вокруг вас, будь то шакалы, деды, или кто-то третий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *