Ваучерная приватизация, обманутые вкладчики, админресурс и «бумажный девелопмент»: как разбогател Шапошников

ООО МФО «ВНЕШЭКОНОМФИНАНС»

Внешэкономфинанс. Компания ООО МФО «Внеш Эконом Финанс» (ОГРН 1157746345767) осуществляла свою деятельность по адресу: г. Москва, Большой Козловский пер. д. 10.

Со второй половины августа 2016 года компания прекратила выплаты денежных средств, более того, офисы компании ООО МФО «ВНЕШ ЭКОНОМ ФИНАНС» закрыты, на телефоны не отвечают.

Для того, чтобы иметь возможность на возврат денежных средств, необходимо обращаться в претензионном порядке к ответчику и с исковым заявлением в территориальный суд, по юридическому адресу ответчика, где доказывать свою позицию и получив положительное судебное решение обращаться за его принудительным исполнением в ФССП России.

Внешэкономфинанс последняя информация

По информации поступившей из правоохранительных органов:
Басманная межрайонная прокуратура Москвы по обращениям граждан провела проверку соблюдения законодательства о защите прав потребителей, потребительском кредите (займе) в ООО МФО «ВНЕШЭКОНОМФИНАНС».
Установлено, что в офисе, расположенном в Большом Козловском переулке, дом 10, от имени руководства общества привлекались денежные средства населения по договору займа под высокие проценты. Однако обещанные проценты по договорам, а также вложенные деньги граждане обратно не получили, указывают правоохранители.
Басманный межрайонный прокурор направил материалы проверки в следственные органы для решения вопроса об уголовном преследовании виновных лиц. По результатам их рассмотрения 30 сентября 2016 года было возбуждено уголовное дело № 11601450122001212 по ч. 3 ст. 159 УК РФ.
Расследование уголовного дела, в ходе которого будет установлено количество потерпевших и размер причиненного им ущерба, контролируется прокуратурой.

Как получить деньги с ООО «Внешэкономфинанс»

Для восстановления своего нарушенного права, существует несколько процедур:
1) Досудебное урегулирование спора с подготовкой обоснованной претензии и подготовкой жалоб;
2) Обращение в суд и восстановление своего, нарушенного права в судебном порядке, с подготовкой искового заявления и представлением интересов в суде;
3) Уголовное разбирательство и возбуждение уголовного дела.

Подача документов в суд на ООО «Внешэкономфинанс»

Для того, чтобы не затрачивать много своего времени на оформление документов, рекомендуется обратиться к квалифицированным и опытным юристам, которые помогут вам правильно и быстро заполнить все требуемые документы. Затем с этими документами имеется возможность обращаться в судебные органы. Микрофинансовые организации, такие как ООО «Внешэкономфинанс» не имеют законного права привлекать в виде денежных вкладов средства граждан, потому как у них нет на это необходимых документов и лицензии ЦБ. Как правило, в таких финансовых учреждениях с гражданами, желающие инвестировать свои финансовые средства заключается кредитный договор, который имеет юридическую силу.

Всем пайщикам, кто столкнулся с обманом и произволом со стороны КПК, МФО, МПО, в частности ООО «Внешэкономфинанс», и кто не знает куда обращаться, какие документы подготавливать, нужно обратиться к нашим юристам.

Если у Вас остались вопросы или вам нужна помощь в составлении жалоб, звоните или оставляйте заявку на сайте.

05.06.2020 13:37

Фото: Александр Казаков / Коммерсантъ

О чём умолчал председатель Мосгордумы Алексей Шапошников в эфире «Эха Москвы» и что не так в его объяснениях.

«Поверьте, в этой организации проведена большая часть моей жизни», — сказал в эфире «Эха Москвы» спикер Мосгордумы Алексей Шапошников, имея в виду завод «Северянин». Продав акции этого предприятия, парламентарий заработал почти 2 млрд рублей.

Такой доход — примерно в пять раз больше, чем у всех остальных депутатов вместе взятых, как отметил Алексей Навальный, вызвал много вопросов. Чтобы ответить на них, Шапошников и пришёл 4 июня на «Эхо Москвы».

Основная мысль парламентария: завод «Северянин» — большое и богатое предприятие, сам он отработал там много лет, заодно скупая акции. Собрав полный пакет, Шапошников удачно его продал, причём это заслуга менеджмента и внешних консультантов. Как говорит сам политик, избравшись в 2014 году в Мосгордуму, он уже не вникал в дела своего бизнеса.

«Открытые медиа» рассказывают то, о чём сам политик умолчал в эфире «Эха Москвы», — о четырёх шагах, которые позволили ему в 2018 году получить 2 млрд кэшем.

Первый шаг: ваучерный аукцион

В советское время на севере Москвы — между Ярославским шоссе и парком «Лосинный остров» — располагалось 45-е производство Московского электролампового завода. Там делали приборы ночного видения.

В 1992 году предприятие было преобразовано в акционерное общество «Северянин»: 51% акций распределили среди работников, 20% осталось в госсобственности, а 29% выставили на чековом аукционе, видно из имеющихся у «Открытых медиа» документов. Чековый аукцион означал, что купить бумаги может любой желающий (предложивший лучшую цену на торгах), оплатив их не деньгами, а ваучерами.

Аукцион состоялся 31 августа 1994 года. За 29-процентный пакет победители дали примерно 12 000 ваучеров. Кто именно были эти победители, не видно из документов, которыми располагает издание. Но собеседник редакции, ещё один акционер «Северянина», говорит, что 25% акций получил чековый инвестиционном фонде (ЧИФ) «Профи».

ЧИФ «Профи» был создан в 1992 году профсоюзами Минобороны, органов госбезопасности и ветеранами вооруженных сил. Главой фонда стал 19-летний студент-юрист Алексей Шапошников. Но фактически всем заправлял отец Алексея, Валерий Шапошников, полковник юстиции в отставке, уточняла газета «Коммерсантъ». Образец акции чекового фонда «Профи» с подписью Алексея Шапошникова. Источник: altukhov.clan.su/forum/66−2595−1.

Как ЧИФ «Профи» боролся за недвижимость

ЧИФ «Профи» скупал на чековых аукционах бумаги предприятий, чтобы получить их недвижимость. Например, в 1994 году, как писал «Коммерсантъ», фонд приобрёл 19% акций АО «Программпром» (предприятие разрабатывало программное обеспечение для ВМФ и гражданской авиации) и развязал настоящую войну: в ход шла смена охраны территории, давление сотрудников спецслужб на судей, скупка акций прямо на рабочих местах, а чтобы попасть на общее собрание акционеров сотрудники фонда демонстрировали вахтерам «корочки» Федеральной службы контрразведки (позже переименованной в ФСБ). При этом ЧИФ интересовала лишь пара зданий предприятия общей площадью 10 000 кв. м. Однако фонду так и не удалось получить контроль над «Программпромом».

В началу нулевых ЧИФ «Профи» был переименован в ОАО «Фонд социальной защиты „Профи“». По данным системы «Спарк-Интерфакс», Алексей Шапошников оставался директором до 2007 года. Фонд наращивал контроль над «Северянином»: согласно отчётности 2004 года (самая ранняя из доступных), в это время на «Профи» и другие связанные с Шапошниковыми компании приходилось 46% акций.

Вкладчики фонда «Профи» ничего не получили за свои ваучеры и до сих пор ищут этот фонд (в интернете полно подобных объявлений: одно, другое, третье). В 2007 году Хорошевская межрайонная прокуратура пыталась отыскать «Профи», но не преуспела: установить местонахождение оказалось невозможно. Хотя согласно ЕГРЮЛ бывший ЧИФ существовал до 2017 года, только потом компания была исключена из ЕГРЮЛ как недействующая.

Второй шаг: скупка акций

ЧИФ «Профи» как крупнейший акционер «Северянина» ставил своих людей в руководство завода. В конце 1990-х Валерий и Алексей Шапошниковы впервые появились на предприятии, Валерий стал замдиректора, вспоминает бывший акционер завода. Шапошников-старший занимал этот пост до 2004 года — до своего избрания в Мосгордуму, после его сменил Шапошников-младший.

Кто такой Валерий Шапошников?

Валерий Шапошников в советское время был военным судьёй, до 1992 года работал в структурах Минобороны. С начала 1990-х по 2004 год занимался бизнесом, дважды баллотировался в Госдуму, но не прошёл. В 2003 году выступал доверенным лицом Юрия Лужкова на мэрских выборах, а в 2004-м — доверенным лицом Владимира Путина на президентских. Тогда же прошёл в Мосгордуму, где отсидел три созыва — до 2014 года. Сейчас не занимает общественных постов, является генеральным директором фирмы «Ваш консалтинг», принадлежащей его сыну.

Шапошниковы скупали акции прямо на рабочих местах, продолжает собеседник «Открытых медиа». «В конце 1990-х на заводе было плохо с зарплатой, люди вынуждены были продавать свои бумаги. Скупка продолжалась вплоть до конца нулевых. Думаю, люди получали не больше 10% от того, сколько реально могли стоить их бумаги», — говорит наш источник.

Эти слова подтверждаются судебным спором Алексея Шапошникова с одним из миноритариев, который отказался по дешёвке продавать акции. В конце 2011 года Шапошников-младший, уже консолидировавший почти 98% акций, направил оставшимся миноритариям требование о принудительном выкупе. Ранее Шапошников нанял оценщика, который заявил, что всё предприятие стоит чуть больше 100 млн рублей, а одна акция — 671 рубль (уставной капитал на тот момент составлял около 160 000 акций).

Миноритарий Игорь Сапунков, владевший 0,62%, категорически не согласился с такой оценкой. Арбитраж продолжался шесть лет, каждая из сторон заказывала экспертизы. В итоге суд решил, что только недвижимость «Северянина» (без земли, которую завод арендовал, об этом ниже) — по кадастру — стоит 1,5 млрд рублей. Нормальная цена акции — 7003 рубля, а не предложенный Шапошниковым 671 рубль.

Сапунков — единственный, кто судился, остальные акционеры брали те деньги, что давал Шапошников, и не спорили, резюмирует собеседник «Открытых медиа». Сам Сапунков отказался разговаривать с ОМ.

Третий шаг: бизнес-центр вместо лабораторий

С приходом Шапошниковых на завод — в конце 1990-х — производство неуклонно сокращалось, а освободившиеся помещения сдавали в аренду. К концу нулевых «Северянин» фактически перестал быть заводом, а стал офисным и складским центром, говорит бывший акционер.

«„Северянин“ был значительно заточен под „оборонку“, а оборонзаказ долгое время сокращался. Но можно было пытаться как-то крутиться и выживать. Однако другой важный фактор — Шапошниковым это было не нужно. Их привлекал лёгкий и понятный арендный бизнес. Шапошников-старший любил говорить, мол, недвижимости у завода столько, что хватит на всех (в контексте разговоров с миноритариями, когда те спрашивали про дивиденды. — ОМ)», — рассуждает наш собеседник.

Главное достояние «Северянина» — «свечка», 12-этажное здание, возвышающееся над заводской территорией. Когда-то там находились лаборатории, а в середине нулевых «свечка» превратилась в деловой центр «Северянин». Сайт «Северянина», 2009 год. Источник: интернет-архив Wayback Machine.Только главный корпус завода со «свечкой» — более 20 000 квадратных метров, видно из Росреестра. А общая площадь недвижимости «Северянина» — более 25 000 метров, посчитали «Открытые медиа».

Цена квадратного метра на «Северянине», судя по судам с арендаторами, составляла 10 000−15 000 в год. Если хотя бы половина площадей сдавалась в аренду, бывший завод приносил владельцам 125−190 млн рублей выручки. Это соответствует официальным цифрам из бухотчетности: в 2015 году годовой оборот составлял 186 млн рублей, в 2017-м — 178 млн. Но из-за больших затрат по отчетности чистая прибыль не превышала 8 млн.

Четвёртый шаг: жилой комплекс вместо бизнес-центра

В интернете можно найти кадры осени 2018 года — снос делового центра «Северянин». Здание рушится, складываясь как карточный домик, обломки летят далеко за забор, едва не накрыв проезжающую мимо машину. В 2018 году Шапошников продал завод: бывшие корпуса снесли, а земля пошла под жилую застройку. Группа ФСК сейчас строит там 22-этажки.

«Северянин» располагался на земельном участке площадью около 23 000 метров, видно из отчётности ещё 1992 года. Но это земля принадлежала Москве, долгие годы завод её арендовал, выкупив только в 2012 году. К тому времени площадь участка выросла до 30 000 метров (трёх гектаров).

«Открытым медиа» не удалось узнать цену покупки земли у Москвы, но, вероятно, она была невысокой: назначение участка — для «эксплуатации существующих зданий с целью производства (…) приборов ночного видения», кадастровая стоимость — 366 млн рублей.

В 2014 году завод разбил землю на два участка, но назначение осталось прежним — производство приборов ночного видения.

Всё изменилось в 2018 году. 6 марта Алексей Шапошников подписал договор купли-продажи акций «Северянина» с ООО «Управляющая компания «Эверест Эссет Менеджмент» и находящимся под её управлением земельным паевым фондом. Этот договор ОМ обнаружили в открытом доступе на сайте одного из столичных застройщиков. «Эверест Эссет Менеджмент» основана акционерами девелоперской группы «Абсолют».

Как раз во время сделки изменилось назначение земли, выяснили ОМ. Так, 8 апреля 2018 года один из участков по-прежнему числился как промзона. А к 28 мая 2018 года оба участка уже были переведены под многоквартирную застройку. Шапошников получил первый транш денег за акции не позднее 8 июня, видно из расследования Алексея Навального.

Именно смена назначения привела к скачку стоимости земли и позволила Шапошникову получить 2 млрд рублей. Так, по словам руководителя проектов практики «Оценка» компании «НЭО Центр» Сергея Окунева, цена трёх гектаров промзоны — не больше 260 млн рублей. А три гектара под многоэтажную застройку могут принести хозяину участка 1−1,3 млрд рублей. На месте завода «Северянин» строятся 22-этажные дома. Фото: «Открытые медиа».Гендиректор компании «Гео Девелопмент — земельный рынок МО» Максим Лещев рассказал «Открытым медиа», что цена участка зависит от того, сколько квадратных метров жилья он может принести. Причём девелоперы готовы отдавать землевладельцам до половины потенциальной прибыли. В случае с «Северяниным» эта цифра как раз могла составить примерно 2 млрд рублей, следует из расчётов Лещева.

На месте бывшего завода «Северянин» возводится жилой комплекс «Настроение»: два 22-этажных здания и два корпуса переменной этажности. Стоимость строительства — 7,4 млрд рублей, себестоимость жилого квадратного метра — примерно 115 тысяч рублей, следует из расчётов Лещева. Для покупателя квадратный метр в таком ЖК начинается примерно от 180 тысяч рублей, продолжает Лещев. Значит, общая прибыль застройщика — от 4,2 млрд, из них примерно 2 млрд рублей ещё до начала стройки он мог заплатить за покупку земли.

Девелоперы строят дома, а хозяин земли, ничего не делая, получает половину прибыли. Хотя такой подход кажется несправедливым, по словам Лещева, в Москве он широко практикуется. «Есть даже такое понятие: „бумажный девелопер“ — человек, способный изменить назначение земли. Для этого нужен мощный административный ресурс. „Бумажный девелопер“ — один из самых выгодных видов бизнеса в Москве», резюмирует эксперт.

История с землёй привлекла внимание коллег Шапошникова по Мосгордуме 4 июня, когда ОМ впервые рассказали её. По словам депутата от КПРФ Елены Янчук, здесь возможна сделка с заинтересованностью и даже коррупция: «Как только участок спикера Мосгордумы перевели в новое назначение, то сразу выкупили за 2 млрд рублей — думаю, если бы такая земля была у человека, не связанного с властью, то сначала её бы купили, а потом бы перевели в новое назначение».

Сам Шапошников в эфире «Эха Москвы» сказал, что не знает, когда и как его земля изменила своё назначение. По словам депутата, удачная сделка с акциями — заслуга менеджеров.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *