ОБОЮДНАЯ ВИНА ПРИ ДТП

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 24 мая 2016 г. № 22

О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 9 ДЕКАБРЯ 2008 Г. № 25 «О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ, СВЯЗАННЫХ С НАРУШЕНИЕМ ПРАВИЛ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ И ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ, А ТАКЖЕ С ИХ НЕПРАВОМЕРНЫМ ЗАВЛАДЕНИЕМ БЕЗ ЦЕЛИ ХИЩЕНИЯ»

В связи с изменением законодательства, а также имеющимися в судебной практике вопросами Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации» постановляет внести в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2008 г. № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» (в редакции постановлений Пленума от 23 декабря 2010 г. № 31) следующие изменения:

1) в преамбуле слова «статьями 264, 266 и 166 УК РФ» заменить словами «статьями 264, 264.1, 266, а также статьей 166 УК РФ»;

2) в пункте 2:

а) в абзаце первом слова «преступления, предусмотренного статьей 264» заменить словами «преступлений, предусмотренных статьями 264 и 264.1»;

б) абзац второй изложить в следующей редакции:

«Под механическими транспортными средствами в статьях 264 и 264.1 УК РФ понимаются автомобили, автобусы, троллейбусы, трамваи, мотоциклы, квадрициклы, мопеды, иные транспортные средства, на управление которыми в соответствии с законодательством Российской Федерации о безопасности дорожного движения предоставляется специальное право, а также трактора, самоходные дорожно-строительные и иные самоходные машины.»;

в) дополнить абзацем третьим следующего содержания:

«Лица, управлявшие транспортными средствами, не относящимися к указанным механическим транспортным средствам (например, велосипедами), и допустившие нарушение правил безопасности движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека, при наличии к тому оснований несут ответственность соответственно по частям 1, 2 или 3 статьи 268 УК РФ.»;

3) в абзаце втором пункта 3 исключить слова «и при этом не ухудшается положение подсудимого»;

4) пункт 4 изложить в следующей редакции:

«4. Действия водителя транспортного средства, повлекшие указанные в статье 264 УК РФ последствия не в результате нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, а при ремонте транспортных средств, производстве погрузочно-разгрузочных, строительных, дорожных, сельскохозяйственных и других работ, должны квалифицироваться по соответствующим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающим ответственность за преступления против жизни и здоровья либо за нарушение правил при производстве работ или требований охраны труда.»;

5) в абзаце втором пункта 5 слово «ими» заменить словами «каждым из них»;

6) в пункте 8 слова «обстоятельства, связанные с» заменить словами «обстоятельства, связанные лишь с»;

7) в пункте 10 слова «(неприменение пассажиром при поездке ремней безопасности, поездка на мотоцикле без мотошлема и т.п.), эти обстоятельства могут быть учтены судом как смягчающие наказание, за исключением случаев, когда водитель» заменить словами «(например, переход пешеходом проезжей части с нарушением требований пункта 4.3 Правил), эти обстоятельства могут быть учтены судом как смягчающие наказание, за исключением случаев, когда водитель, виновный в совершении дорожно-транспортного происшествия,»;

8) дополнить постановление пунктами 10.1 — 10.8 следующего содержания:

«10.1. Судам необходимо иметь в виду, что по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных частями 2, 4 и 6 статьи 264 и статьей 264.1 УК РФ, факт употребления лицом, управляющим транспортным средством, веществ, вызывающих алкогольное опьянение, должен быть установлен по результатам освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) медицинского освидетельствования на состояние опьянения, а наличие в организме такого лица наркотических средств или психотропных веществ — по результатам химико-токсикологических исследований при медицинском освидетельствовании на состояние опьянения, проведенных в соответствии с правилами, утвержденными Правительством Российской Федерации, и в порядке, установленном Министерством здравоохранения Российской Федерации, либо по результатам судебной экспертизы, проведенной в порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

10.2. Обратить внимание судов на то, что водитель, не выполнивший законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения (пункт 2.3.2 Правил), признается в соответствии с пунктом 2 примечаний к статье 264 УК РФ лицом, находящимся в состоянии опьянения, если направление на медицинское освидетельствование осуществлялось в соответствии с правилами, утвержденными Правительством Российской Федерации, и отказ от медицинского освидетельствования (от любого предусмотренного вида исследования в рамках проводимого освидетельствования) зафиксирован должностным лицом, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспорта, в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование либо уполномоченным медицинским работником в акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Водитель, скрывшийся с места происшествия, может быть признан совершившим преступление, предусмотренное статьей 264 или 264.1 УК РФ, в состоянии опьянения, если после его задержания к моменту проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения или судебной экспертизы не утрачена возможность установить факт нахождения лица в состоянии опьянения на момент управления транспортным средством. В случае отказа от прохождения медицинского освидетельствования данное лицо признается управлявшим транспортным средством в состоянии опьянения.

10.3. Ответственность по статье 264.1 УК РФ наступает при условии, если на момент управления транспортным средством в состоянии опьянения водитель является лицом, подвергнутым административному наказанию по части 1 или 3 статьи 12.8 КоАП РФ за управление транспортным средством в состоянии опьянения или по статье 12.26 КоАП РФ за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения либо имеет судимость за совершение преступления, предусмотренного частями 2, 4 или 6 статьи 264 или статьей 264.1 УК РФ. При этом следует иметь в виду, что лицо, привлекаемое к ответственности, может отвечать как одному из указанных условий, так и их совокупности.

10.4. В силу статьи 4.6 КоАП РФ лицо считается подвергнутым административному наказанию со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания до истечения одного года со дня окончания исполнения данного постановления. В связи с этим суду надлежит выяснить, исполнено ли постановление о назначении лицу административного наказания по части 1 или 3 статьи 12.8 или по статье 12.26 КоАП РФ и дату окончания исполнения указанного постановления, не прекращалось ли его исполнение, не истек ли годичный срок, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию, не пересматривались ли постановление о назначении лицу административного наказания и последующие постановления, связанные с его исполнением, в порядке, предусмотренном главой 30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

10.5. К имеющим судимость за преступление, предусмотренное частями 2, 4 или 6 статьи 264 либо статьей 264.1 УК РФ, относятся лица, имеющие со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу непогашенную или не снятую в установленном порядке судимость за любое из указанных преступлений или их совокупность. При этом следует учитывать, что сроки погашения судимости, установленные статьями 86 и 95 УК РФ, за каждое преступление исчисляются самостоятельно и не прерываются при совершении нового преступления.

10.6. Обратить внимание судов на то, что обстоятельства, послужившие основанием для привлечения лица к административной ответственности по части 1 или 3 статьи 12.8 либо по статье 12.26 КоАП РФ, не предопределяют выводы суда о виновности подсудимого в совершении преступления, предусмотренного статьей 264.1 УК РФ, которая устанавливается на основе всей совокупности доказательств, проверенных и оцененных посредством уголовно-процессуальных процедур. Если указанные обстоятельства препятствуют постановлению приговора, суд возвращает уголовное дело прокурору.

Аналогичным образом следует поступать и в случае рассмотрения уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства (глава 40 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации). В частности, в соответствии с частью 7 статьи 316 УПК РФ решение о рассмотрении уголовного дела в указанном порядке принимается только при условии, что обвинение, с которым согласился обвиняемый, обоснованно, управление транспортным средством лицом, находящимся в состоянии опьянения, подвергнутым административному наказанию за управление транспортным средством в состоянии опьянения или за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения либо имеющим соответствующую судимость, подтверждается собранными по уголовному делу доказательствами.

10.7. По смыслу уголовного закона, преступление, предусмотренное статьей 264.1 УК РФ, совершается умышленно. Его следует считать оконченным с момента начала движения транспортного средства, управляемого лицом, находящимся в состоянии опьянения.

10.8. В случае если лицо совершает деяние, предусмотренное частями 2, 4 или 6 статьи 264 УК РФ, и ранее было подвергнуто административному наказанию по части 1 или 3 статьи 12.8 или статье 12.26 КоАП РФ либо имеет судимость за совершение преступления, предусмотренного частями 2, 4 или 6 статьи 264 или статьей 264.1 УК РФ, то содеянное представляет собой совокупность преступлений, предусмотренных соответствующей частью статьи 264 и статьей 264.1 УК РФ.»;

9) пункты 12 и 12.1 изложить в следующей редакции:

«12. При постановлении обвинительного приговора по статье 264 (части 2 — 6) или по статье 264.1 УК РФ судам необходимо учитывать, что назначение виновному дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью является обязательным, в том числе если к основному наказанию лицо осуждается условно. Неприменение такого дополнительного наказания допускается лишь при наличии условий, предусмотренных статьей 64 УК РФ. Суд вправе назначить этот вид дополнительного наказания по части 1 статьи 264 УК РФ как осужденному к лишению свободы, так и осужденному к ограничению свободы, но со ссылкой на часть 3 статьи 47 УК РФ. В приговоре надлежит конкретизировать, что осужденный лишается права заниматься деятельностью по управлению транспортными средствами.

Следует иметь в виду, что исходя из статьи 47 УК РФ указанное дополнительное наказание может быть назначено как лицу, которому в установленном законом порядке было выдано соответствующее удостоверение, так и лицу, управлявшему автомобилем или другим транспортным средством без соответствующего разрешения.

При назначении виновному такого дополнительного наказания, как лишение права заниматься деятельностью по управлению транспортными средствами, суду надлежит информировать об этом соответствующее управление ГИБДД в субъекте Российской Федерации. Имеющееся в деле удостоверение на право управления транспортными средствами следует направить в это подразделение для исполнения приговора суда.

12.1. Если в ходе судебного разбирательства по уголовному делу о преступлении, предусмотренном частями 2, 4 или 6 статьи 264 либо статьей 264.1 УК РФ, будет установлено, что лицо в связи с этим правонарушением привлечено к административной ответственности по части 1 или 3 статьи 12.8 либо по статье 12.26 КоАП РФ, то суду следует направить уголовное дело прокурору на основании статьи 237 УПК РФ, поскольку вступившее в законную силу и неотмененное решение о привлечении к административной ответственности лица за совершение тех же действий, которые вменены ему органами предварительного расследования (управление транспортным средством в состоянии опьянения или невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения), является препятствием для вынесения приговора.

Если при новом судебном разбирательстве по данному уголовному делу будет установлено, что лицо в связи с этим правонарушением было лишено права управления транспортным средством в порядке статьи 12.8 или 12.26 КоАП РФ, то отбытый им срок лишения права управления транспортным средством засчитывается в срок назначенного по уголовному делу дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью с приведением в приговоре оснований принятого решения и с указанием периода, подлежащего зачету.»;

10) в пункте 13 слова «деяние, предусмотренное статьей 264» заменить словами «деяния, предусмотренные статьями 264, 264.1»;

11) в пункте 14 после слов «и другим нормативным документам;» дополнить словами «нарушение требований нормативных правовых актов в области обеспечения безопасности дорожного движения при проведении на дорогах ремонтно-строительных и других работ; неисправность, неправильная установка технических средств организации дорожного движения;»;

12) в пункте 15:

а) после слов «здоровью потерпевшего» дополнить словами «либо причинения ему смерти»;

б) слова «против личности» заменить словами «против жизни и здоровья»;

13) в пункте 19 слова «(пункт 2.5)» заменить словами «(пункт 2.6)»;

14) в абзаце втором пункта 20 слово «отъезда» заменить словами «начала движения транспортного средства»;

15) пункт 21 изложить в следующей редакции:

«21. Под иными транспортными средствами, за угон которых без цели хищения предусмотрена уголовная ответственность по статье 166 УК РФ, следует понимать транспортные средства, на управление которыми в соответствии с законодательством Российской Федерации предоставляется специальное право (автобусы, троллейбусы, трамваи, мотоциклы, мопеды, трактора и другие самоходные машины, иные транспортные средства с двигателем внутреннего сгорания или электрическим двигателем, а также маломерные катера, моторные лодки и иные суда, угон которых не содержит признаков преступления, предусмотренного статьей 211 УК РФ). Не являются предметом данного преступления велосипеды, гребные лодки, гужевой транспорт и т.п.»;

16) пункт 30 изложить в следующей редакции:

«30. Следует иметь в виду, что для целей применения пункта «г» части 1 статьи 104.1 УК РФ транспортное средство не может быть признано орудием, оборудованием или иным средством совершения преступления, предусмотренного статьей 264 либо 264.1 УК РФ.».

Председатель Верховного Суда Российской Федерации

В.М.ЛЕБЕДЕВ

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 N 25 (ред. от 24.05.2016) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения»

5. Обратить внимание судов на то, что при исследовании причин создавшейся аварийной обстановки необходимо установить, какие пункты правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств нарушены и какие нарушения находятся в причинной связи с наступившими последствиями, предусмотренными статьей 264 УК РФ.

В тех случаях, когда нарушения правил дорожного движения были допущены двумя или более участниками дорожного движения, содеянное каждым из них влечет уголовную ответственность по статье 264 УК РФ, если их действия по управлению транспортным средством находились в причинной связи с наступившими последствиями, указанными в названной статье Уголовного кодекса Российской Федерации.

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.05.2016 N 22)

ПРЕЗИДИУМ РЯЗАНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26 марта 2014 года

Президиум Рязанского областного суда в составе: Председательствующего Музюкина А.П., членов президиума Зотовой И.Н., Сапуновой Е.В., Сафроновой Т.В., рассмотрел уголовное дело по кассационной жалобе адвоката Приписнова С.А. в защиту осужденного КМН,. не судимого, на приговор Михайловского районного суда Рязанской области от 07 ноября 2013 года и апелляционное постановление судьи Рязанского областного суда от 26 декабря 2013 года.

В кассационной жалобе поставлен вопрос об отмене судебных решений и прекращении уголовного преследования в отношении КМН за отсутствием состава преступления.

Заслушав доклад судьи областного суда Цепляева С.М., изложившего обстоятельства дела, содержание судебных решений, доводы кассационной жалобы и мотивы передачи судьей областного суда жалобы вместе с уголовным делом на рассмотрение суда кассационной инстанции, выслушав адвоката Приписнова С.А. и осужденного КМН поддержавших жалобу об отмене приговора и апелляционного постановления и о прекращении уголовного преследования в отношении КМН мнение заместителя прокурора Рязанской области Эппа В.П., полагавшего отказать в удовлетворении жалобы адвоката, Президиум

установил:

приговором Михайловского районного суда Рязанской области от 07 ноября 2013 года КМН признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003 г. N 162-ФЗ) и приговорен к лишению свободы сроком на 3 года 6 месяцев в колонии-поселения, с лишением права управления транспортными средствами сроком на 3 года.

Постановлено взыскать с КМН в пользу ККХ каждой из них компенсацию морального вреда в размере по 480 000 рублей и в возмещение процессуальных издержек по 5 366 рублей.

Апелляционным постановлением судьи Рязанского областного суда от 26 декабря 2013 года приговор оставлен без изменения, а апелляционная жалоба адвоката Приписнова С.А. в защиту осужденного — без удовлетворения.

Согласно приговору суда КМН признан виновным в том, что 18 октября 2008 года, примерно в 7 часов он управлял по рукописной доверенности технически исправным автомобилем ВАЗ-21083, государственный регистрационный знак., принадлежащим ГИИ с неисправным прицепом ТМЗ-9.601, государственный регистрационный знак., принадлежащим ГГИ (автопоездом), следовал по 194 км автодороги М-6 «Каспий» сообщением Москва — Астрахань, в черте Михайловского района Рязанской области, со стороны Скопинского района Рязанской области в сторону г. Москвы по полосе своего направления движения со скоростью 50 — 60 км/час, с включенным ближним светом фар и габаритными огнями на автомобиле, включенными габаритными огнями на прицепе. На участке проезжей части, по которому двигался КМН было организовано двусторонне движение по одной полосе в каждом направлении, направления движения были разделены дорожной горизонтальной разметкой 1.5, ширина полосы движения в сторону г. Москва составляла 3.40 метра, в сторону Скопинского района Рязанской области — 3.50 метра. Было темное время суток, уличное освещение отсутствовало, выпадали метеорологические осадки в виде дождя.

Водитель КМН., проявляя преступное легкомыслие, эксплуатировал указанный прицеп ТМЗ-9.601 с неисправностями (о их наличии он знал), при которых запрещалась его эксплуатация и движение в составе поезда: с неисправным тягово-сцепным устройством и без страховочных тросов (цепей), в нарушение п. 7.6 «Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств»; с неисправной системой электрооборудования, без световозвращателей, в нарушение п. п. 3.1, 3.3 «Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств»; в конструкцию прицепа были внесены существенные изменения, не предусмотренные заводом изготовителем, в нарушение п. 7.18 «Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств», приложения к «Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения». Тягово-сцепное устройство (ТСУ) прицепа ТМЗ-9.601 государственный регистрационный знак. Имело технические неисправности: согласно действующим нормам между сцепным шаром ТСУ автомобиля и замковым устройством прицепа должно было обеспечиваться беззазорное соединение (наличие люфта не допускается), однако замковое устройство прицепа ТМЗ-9.601 не обеспечивало беззазорного соединения со сцепным шаром ТСУ автомобиля ВАЗ-21083. Люфт, перемещение в вертикальном направлении сцепного шара в сферической чашке замкового устройства прицепа, достигал 5 мм, что не соответствовало требованиям п. 1.10. ОСТ 37.001.096-84 и инструкции к прицепу ТМЗ-9.601 завода изготовителя; в замковом устройстве прицепа ТМЗ-9.601 при отсутствии вкладыша с упором и регулировочными шайбами штатная пружина при любом положении запорного рычага не могла обеспечивать беззазорное соединение замкового устройства прицепа и сцепного шара ТСУ автомобиля ВАЗ-21083; согласно требованиям завода изготовителя в замковом устройстве прицепа для фиксации подвижного вкладыша должен применяться цилиндрический штифт со шплинтом, вместо которого применялся не штатный болт с существенным эксплуатационным износом в месте сопряжения с подвижным вкладышем, что увеличивало зазор (люфт) в сопряжении сцепного шара ТСУ автомобиля и сферической чашки замкового устройства прицепа; у тягово-сцепного устройства прицепа ТМЗ-9.601 отсутствовало аварийное сцепное устройство (два страховочных троса или цепи), которое в случае расцепки автопоезда, исключало неуправляемое движении прицепа (в том числе выезд на встречную полосу).

Таким образом, по выводам следствия и суда, КМН своими действиями нарушил требования п. 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации (далее ПДД), утвержденных Постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090, с последующими изменениями и дополнениями, обязывающего его перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с «Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения».

Согласно требованию п. 2.3.1 ПДД РФ, КМН было запрещено движение (эксплуатация) с прицепом ТМЗ-9.601 при указанных неисправностях сцепного устройства (в составе поезда). Однако водитель КМН продолжал эксплуатировать прицеп, используя его для перевозки грузов в составе поезда.

При допустимой максимальной массе перевозимого груза в прицепе ТМЗ-9.601 в 160 килограммов, установленного предприятием изготовителем, водитель КМН буксировал данный прицеп с грузом весом 820 килограммов, чем грубо нарушил требования п. 2.3.1 Правил дорожного движения РФ, обязывающего его, что масса перевозимого груза и распределение нагрузки по осям не должна превышать величин, установленных предприятием изготовителем для данного транспортного средства.

В это время, в попутном направлении с водителем КМН за его автомобилем, по своей полосе движения следовал автомобиль Тойота Камри рег. знак. Под управлением КАС с включенным ближним светом фар, со скоростью 90 км/час. Двигаясь в указанном направлении по 194 км автодороги М-6 «Каспий» сообщением Москва — Астрахань, водитель КАС совершил столкновение с задней частью переделанного прицепа ТМЗ-9.601, государственный регистрационный знак., после чего произошло расцепление тягово-сцепного устройства данного прицепа с автомобилем ВАЗ-21083, государственный регистрационный знак.

Расцепление стало возможным вследствие имеющихся указанных неисправностей замкового устройства тягово-сцепного устройства прицепа ТМЗ-9.601. При полностью комплектном и технически исправном замковом устройстве прицепа ТМЗ-9.601, при отсутствии люфта в сцепке тягача с прицепом, в результате попутного столкновения с автомобилем Тойота Камри, исходя из объема повреждений прицепа и указанного автомобиля, расчетной силы удара, расцепление автомобиля ВАЗ-21083 с прицепом ТМЗ-9.601 было бы исключено. После расцепки автопоезда, 18 октября 2008 года, в 7 часов 20 минут, неуправляемый прицеп ТМЗ-9.601 выехал на полосу встречного движения автодороги М-6 «Каспий» сообщением Москва — Астрахань, в черте Михайловского района Рязанской области, где в 550 м от километрового знака с цифровым обозначением «193» в направлении Скопинского района Рязанской области, контактировал правой боковой частью с передней частью автомобиля Фольскваген Пассат государственный регистрационный знак. Под управлением КЮВ., двигавшегося во встречном направлении по своей полосе движения, в салоне которого на заднем сидении находились два пассажира: ХСВ и КСП Неуправляемое движение прицепа ТМЗ-9.601, после расцепки с тягачом ВАЗ-21083, и выезд его на полосу встречного движения, стало возможным вследствие отсутствия аварийного сцепного устройства (двух страховочных торосов (цепей)), которое исключало бы это и обеспечило нахождения прицепа в динамическом коридоре автомобиля ВАЭ-21083, то есть в полосе движения в сторону г. Москвы. В результате дорожно-транспортного происшествия водитель КЮВ и пассажир КСП от полученных телесных повреждений скончались на месте происшествия, а пассажир ХСВ скончался в тот же день в МУЗ Михайловская ЦРБ Рязанской области.

По данному делу осужден. КАС по ч. 3 ст. 264 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно в силу ст. 73 УК РФ с испытательным сроком на 3 года, с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 год, которое постановлено исполнять реально самостоятельно, в отношении которого судебные решения не обжалованы в кассационном порядке.

В кассационной жалобе адвокат Приписнов С.А., поставив вопрос об отмене судебных решений и прекращении уголовного преследования в отношении его подзащитного КМН сослался на то, что прямых доказательств, подтверждающих наличие причинно-следственной связи между действиями водителя КМН и действиями водителя КАС нарушившего п. 9.10 ПДД РФ и допустившего столкновение, а также наступившими последствиями в материалах уголовного дела не имеется, не приведено их и в оспариваемом приговоре и в апелляционном постановлении судьи Рязанского областного суда. Судом необоснованно сделан вывод о том, что вина КМН в совершении инкриминируемого ему преступления нашла свое подтверждение в показаниях потерпевших, свидетелей, протоколах осмотра места происшествия, вещественных доказательствах, заключениях экспертиз. КМН не присутствовал когда его автомобиль и прицеп помещались на автостоянку, а также КМН и ГГИ не присутствовали когда следователь в ходе дополнительного проведения осмотра места происшествия изымал тягово-сцепное устройство. Изъятие, осмотр и проведение экспертизы деталей верхней части прицепного устройства автомобиля с имеющимся шаровидным окончанием и прицепного устройства с фиксирующимися элементами от прицепа было проведено с нарушением закона, изъяты они были 12.12.2008 года, а представлены на экспертизу лишь 25.05.2009 года в полиэтиленовом пакете белого цвета, в протоколе от 12.12.2008 года не указано, что изъятые детали были помещены следователем в указанный белый пакет. Поданному факту понятые и следователь судом не допрашивались. По мнению автора жалобы отсутствие в прицепом устройстве деталей, перегруз в прицепе, люфт в замковом устройстве не являются причиной ДТП. Причиной произошедшего ДТП послужило столкновение автомобиля Тойота Камри с прицепом.

Президиум, проверив по материалам уголовного дела обоснованность изложенных в жалобе доводов, находит жалобу адвоката Приписнова С.А. не подлежащей удовлетворению, а приговор и апелляционное постановление судьи областного суда в отношении КМН — оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Изучение материалов уголовного дела показало, что в ходе предварительного следствия, при рассмотрении дела в судебном заседании и постановлении обвинительного приговора в отношении КМН. не было допущено существенных нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на исход дела, и которые явились бы основанием для отмены либо изменения принятых по делу судебных решений.

Вывод суда о виновности КМН в нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшем по неосторожности гибель трех человек при обстоятельствах, изложенных в приговоре, соответствует совокупности исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательств: показаниям осужденных КМН и КАС свидетелей ГГИ ХМА., БАА., ШЕА протоколам осмотра места происшествия, автомобилей и прицепа, заключениям судебно-медицинских, автотехнических и технико-диагностической экспертиз.

Президиум не может согласиться с доводом, изложенным в кассационной жалобе, о том, что выявленные в тягово-сцепном устройстве прицепе ТМЗ-9.601 недостатки и конструктивные изменения не препятствовали КМН эксплуатировать прицеп при транспортировке грузов, в том числе, с превышением допустимых норм, а, следовательно, отсутствует причинно-следственная связь нарушений ПДД КМН с наступившими последствиями.

Вопреки позиции стороны защиты, судом, в соответствии с требованиями п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 года N 25 (В редакции от 23.12.2012 года) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» достоверно установлена вина двух участников дорожного движения. Так, водителем КМН были допущены нарушения п. 2.3.1 ПДД РФ, запрещающие эксплуатировать прицеп с вышеперечисленными недостатками. Водителем КАС были допущены нарушения п. 9.10 ПДД РФ, обязывающие его соблюдать такую дистанцию до движущегося впереди транспортного средства, которая позволила бы избежать столкновения. Вместе с тем, последствие в виде расцепки автопоезда под управлением КМН выезд прицепа ТМЗ-9.601 на полосу встречного движения и контактирование его с передней частью автомобиля Фольксваген Пассат, результатом которого стала смерть трех лиц данного автомобиля, обусловлено нарушением правил дорожного движения как КМН так и КАС поскольку в случае нарушений вышеназванных правил дорожного движения только одним из них, последствий в виде смерти трех лиц не наступило бы.

Вывод о виновности КМН в инкриминируемом ему преступлении подтвержден и заключением комиссионной транспортно — трасологической судебной экспертизы N 100-2-10-Э от 15.10.2010 года, согласно которой в замковом устройстве прицепа ТМЗ-9.601 отсутствовали предусмотренные заводом-изготовителем вкладыш с упором и регулировочные шайбы, цилиндрический штифт был заменен простым болтом.

Указанная неисправность замкового устройства прицепа привела к отсоединению прицепа от автомобиля ВАЗ-21083 в момент его контакта с автомобилем Тойота Камри. При полностью комплектном и технически исправном замковом устройстве прицепа ТМЗ-9.601, при отсутствии люфта в сцепке тягача с прицепом в результате попутного столкновения автомобиля Тойта Камри, исходя из объема повреждений прицепа и указанного автомобиля, расчетной силы удара, которая не превышала 13254 Н (1351 кГс), расцепление поезда не должно было быть.

Таким образом, согласно выводам данной экспертизы, КМН запрещалось движение с неисправным сцепным устройством, без страховочных тросов.

Данное заключение согласуется с протоколом осмотра места происшествия, согласно которому на месте происшествия страховочный трос отсутствует. По показаниям свидетеля ГГИ в конструкцию тягово-сцепного устройства им были внесены изменения в виде замены штатного штифта с фиксатором, фиксирующего подвижной вкладыш, на болт с гайкой, а также заменен штатный штифт с фиксатором, фиксирующий закрытый рычаг запорного механизма в связи с их утратой. 18.10.2008 года Г и КМН загрузили в прицеп механические петли весом 800 кг.

Изложенные в приговоре обстоятельства дорожно-транспортного происшествия с участием КМН и установленные судом доказательства свидетельствуют о том, что выявленные в тягово-сцепном устройстве автомобиля ВАЗ-21083 и прицепа ТМЗ-9.601 несоответствия стандартам завода — изготовителя недостатки, внесенные в него изменения, а также перегруз прицепа, при наличии которых КМН в силу п. п. 2.3.1, 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, было запрещено эксплуатировать прицеп при транспортировке грузов, явились одной из причин дорожно-транспортного происшествия, повлекшего гибель трех лиц.

При вышеназванных обстоятельствах судом достоверно установлено, что причинение смерти трех лицам находится в прямой причинно-следственной связи с действиями водителей КМН и КАС.

По мнению Президиума, утверждения стороны защиты о том, что не выполнены указания постановления Президиума Рязанского областного суда от 18.09.2012 года, являются несостоятельными, поскольку наступившие последствия в виде смерти трех лиц обусловлены действиями обоих водителей, в связи с чем и были осуждены оба водителя.

Исследованные судом эти и другие доказательства являются относимыми и допустимыми, добыты они органом предварительного следствия с соблюдением норм уголовно-процессуального закона и прав осужденного, проверка их в судебном заседании осуществлена в соответствии с правилами ст. ст. 87, 88, 307 УПК РФ.

В связи с этим, нельзя согласиться с доводами кассационной жалобы о нарушениях при производстве предварительного расследования органом следствия норм уголовно-процессуального законодательства.

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 18.10.2008 года страховочный трос, либо его обрывки на участке автодороги, где произошло дорожно-транспортное происшествие, не были обнаружены. Данный осмотр произведен уполномоченным на то лицом, в присутствии понятых, с участием КАС КМН эксперта ФАА.. Замечаний и заявлений от участников следственного действия не поступило. После осмотра места происшествия прицеп был помещен на автостоянку ООО «Михайлов-Лада». Осмотр прицепа, находящегося на данной автостоянке, был произведен следователем 12.12.2008 года с участием понятых. В ходе данного следственного действия следователем с помощью технических средств было отсоединено от прицепа и изъято прицепное приспособление с фиксирующим элементом. Присутствие обвиняемого при этом следственном действии, в силу ст. ст. 164, 177 УПК РФ, не является обязательным.

Согласно заключению эксперта N 12179 от 30.05.2009 года в тягово-сцепном устройстве отсутствуют предохранительные устройства (тросы), максимальное смещение отверстия на рычаге относительно отверстия на корпусе вниз составляет более 4 мм. В связи с чем, данное устройство не соответствует эксплуатационным нормам и техническим требованиям ОСТ 37.001.220-80.

Из показаний эксперта РАВ осматривавшего замковое устройство прицепа до того, как оно было изъято следователем, и проводившего первоначальную экспертизу N 12179 от 30.05.2009 года следует, что тягово-сцепное устройство находилось в том же состоянии, как оно поступило на экспертизу. Стержень фаркопа со сцепным шаром и замковое устройство автомобиля поступили на исследование в том же виде, в котором они были установлены на прицепе в момент его осмотра. Поэтому оснований сомневаться в идентичности изъятого 12.12.2008 года тягово-сцепного устройства с тем, которое поступило 30.05.2009 года эксперту на исследование, у президиума не имеется.

С учетом бесспорно установленного факта расцепления автопоезда после столкновения и выезда на полосу встречного движения, оснований в том, что детали сцепного устройства были умышленно извлечены или по халатности утеряны после дорожно-транспортного происшествия у президиума также не имеется.

Президиум не может согласиться с доводами кассационной жалобы о неправильно установленных судом фактических обстоятельствах дела относительно веса груза, перевозимого в прицепе.

Так, согласно протоколу осмотра предметов от 31.10.2008 года и фототаблицы к нему, следователем, в присутствии понятых было произведено взвешивание прицепа с грузом и без него на электронных весах, что позволило установить вес перевозимого груза — 820 кг. Никаких данных об изменении веса груза в материалах дела не имеется.

Таким образом, приведенные и другие отраженные в приговоре суда доказательства, получившие в решении суда надлежащую правовую оценку, находятся в полном соответствии друг с другом и фактическими обстоятельствами дела. В связи с чем, тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности, позволили суду правильно установить обстоятельства совершенного КМН преступления, прийти к верному выводу о его виновности в совершении вышеназванного преступления, а также о квалификации его действий.

При назначении КМН наказания судом соблюдены требования ст. 6 УК РФ о справедливости назначения наказания, а также требования закона, регулирующие общие начала его назначения. В соответствии со ст. 60 УК РФ судом достаточно полно были учтены характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, данные, характеризующие его личность, влияние назначенного наказания на исправление осужденного.

В связи с чем, апелляционная инстанция обоснованно оставила приговор без изменения, а апелляционную жалобу адвоката — без удовлетворения.

Апелляционное постановление не противоречит положениям ст. 389.28 УПК РФ.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 401.14 — 401.16 УПК РФ, Президиум

постановил:

кассационную жалобу адвоката Приписнова С.А. в защиту осужденного КМН оставить без удовлетворения, а приговор Михайловского районного суда Рязанской области от 07 ноября 2013 года и апелляционное постановление судьи Рязанского областного суда от 26 декабря 2013 года в отношении КМН — без изменения.

Председательствующий

А.П.МУЗЮКИН

Добрый день, уважаемый читатель.

В этой статье речь вновь пойдет об интересных нововведениях для водителей, которые появились после публикации постановления пленума Верховного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

Напомню, что в предшествующей статье речь шла о наказаниях за неправильную установку номеров и за отсутствие распечатанного эОСАГО.

Сегодня рассмотрим следующие вопросы:

  • Штраф за диодные или ксеноновые лампочки.
  • Наказание за передачу управления водителю с приостановленными правами.
  • Наказание за передачу управления пьяному водителю.
  • Нарушитель ПДД не имеет преимущества.
  • Штрафы за завершение обгона с нарушением.

Штраф за диодные или ксеноновые лампочки

Рассмотрим пункт 6 Постановления пленума Верховного Суда, который относится к неправильному использованию световых приборов:

6. Установка на передней части транспортного средства световых приборов с огнями красного цвета или световозвращающих приспособлений красного цвета, а равно световых приборов, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения (далее — Основные положения), влечет административную ответственность по части 1 статьи 12.4 КоАП РФ. При этом управление транспортным средством, на передней части которого установлены указанные световые приборы или световозвращающие приспособления, а также выпуск на линию такого транспортного средства подлежит квалификации соответственно по части 3 статьи 12.5 КоАП РФ или части 3 статьи 12.31 данного кодекса.

При применении названных выше норм следует учитывать, что объективная сторона состава соответствующего административного правонарушения может иметь место только в случае одновременного несоответствия цвета огней и режима работы таких приборов требованиям, указанным изготовителем в эксплуатационной документации, а в случаях установления дополнительных световых приборов — проведенной оценке соответствия внесенных в конструкцию транспортного средства изменений (пункт 3.1 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств (приложение к Основным положениям).

Вместе с тем в случае несоответствия только цвета или режима работы световых приборов, установленных на транспортном средстве, названным выше требованиям управление таким транспортным средством может быть квалифицировано по части 1 статьи 12.5 КоАП РФ.

Данный пункт говорит о том, что наказание по части 3 статьи 12.5 КоАП (лишение прав) может применяться только в том случае, когда установленные на автомобиле лампочки не соответствуют документации одновременно по цвету и режиму работы.

Если же «неправильным» является только один параметр, то должно применяться более простое наказание по части 1 статьи 12.5 КоАП (предупреждение или 500 рублей).

Например, это относится к ситуации, когда водитель установил в машину вместо галогенных лампочек ксеноновые или светодиодные.

Существует большое количество административных дел, рассмотренных до 25 июня 2019 года, в результате которых водители были лишены прав за управление машиной со светодиодными или ксеноновыми фарами. Читатели ПДД Мастер также неоднократно писали о подобных случаях.

Начиная с 25 июня 2019 года ситуация должна измениться, т.к. Верховный Суд прямо заявил о том, что если лампочки отличаются только по одному параметру, то лишение прав накладываться не может.

Наказание за передачу управления водителю с приостановленными правами

Для начала напомню, что с 15 января 2016 года судебные приставы могут временно приостановить действие удостоверения водителя, имеющего долги. При этом само удостоверение остается на руках у водителя до тех пор, пока он не урегулирует вопрос с долгами.

Именно к такой ситуации относится пункт 10 Постановления пленума ВС РФ:

Административная ответственность по части 3 статьи 12.7 КоАП РФ наступает за передачу управления транспортным средством только лицу, заведомо не имеющему права управления транспортными средствами (за исключением учебной езды) или лишенному такого права. Следовательно, не подлежит квалификации по указанной норме передача управления транспортным средством лицу, пользование правом управления транспортными средствами которого временно ограничено в соответствии с законодательством об исполнительном производстве (абзац шестой части 1 статьи 28 Федерального закона от 10 декабря 1995 года N 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения», статья 671 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»).

При этом само лицо, управляющее транспортным средством, при наличии наложенного на него в соответствии с законодательством об исполнительном производстве временного ограничения на пользование таким правом может быть привлечено к административной ответственности по статье 17.17 КоАП РФ.

Суть нововведения заключается в том, что если владелец автомобиля передал его человеку, действие прав которого приостановлено, то в этом случае владелец не может быть наказан за передачу управления лицу, не имеющему прав.

В принципе, это вполне логично. Автовладелец не имеет возможности получить информацию о том, приостановлено ли действие прав водителя приставами. В общедоступных источниках такой информации нет. Поэтому, если Вы передадите управление машиной человеку, а впоследствии окажется, что действие прав этого человека приостановлено, то наказание по статье 12.7 Вам не грозит.

Примечание. При этом сам водитель, действие прав которого приостановлено, может быть привлечен к ответственности.

Наказание за передачу управления пьяному водителю

12. При квалификации действий, связанных с передачей управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения (часть 2 статьи 12.8 КоАП РФ), следует иметь в виду, что субъектом такого административного правонарушения является лицо, передавшее управление транспортным средством, независимо от того, является ли оно собственником (владельцем) данного транспортного средства. Факт непосредственной передачи управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения, в каждом конкретном случае подлежит доказыванию уполномоченным должностным лицом.

Важная особенность пункта 12 заключается в том, что Верховный Суд подчеркивает, что каждый факт передачи управления пьяному водителю должен быть доказан. То есть владелец автомобиля не должен привлекаться к ответственности автоматически. Хотя до 25 июня 2019 года такие случаи можно было встретить.

Например, Иван попался сотрудникам ГИБДД в состоянии опьянения. Владельцем автомобиля является жена Ивана Екатерина, и ее автоматически привлекли к ответственности за передачу управления пьяному водителю.

Хотя на практике дело обстояло совсем не так. В 2015 году Екатерина приобрела машину и передала ее в пользование Ивану. С 2015 по 2019 год Иван самостоятельно эксплуатировал машину, покупал ОСАГО, а Екатерина автомобилем не интересовалась. И ситуация, когда в 2019 году Иван сел за руль в состоянии опьянения, вообще никак не связана с Екатериной.

Постановление пленума Верховного суда говорит о том, что в подобных случаях собственник автомобиля не должен привлекаться к ответственности, т.к. нет доказательств того, что машина была передана именно водителю, находящемуся в состоянии опьянения.

Второй интересный момент пункта 12 заключается в том, что за передачу руля пьяному водителю может быть привлечен не только собственник автомобиля, указанный в документах, но и любой другой человек, который фактически передал машину.

Например, автомобиль принадлежит Екатерине, а пользуется им ее муж Иван. Если Иван передаст управление Леониду, находящемуся в состоянии опьянения, то к ответственности за передачу управления должна быть привлечена не Екатерина (собственник по документам), а Иван (человек, передавший управление).

Нарушитель ПДД не имеет преимущества

Пожалуй одно из самых важных нововведений Постановления Верховного Суда представлено в пункте 14:

14. При квалификации действий водителя по части 2 статьи 12.13 или части 3 статьи 12.14 КоАП РФ необходимо учитывать, что преимущественным признается право на первоочередное движение транспортного средства в намеченном направлении по отношению к другим участникам дорожного движения, которые не должны начинать, возобновлять или продолжать движение, осуществлять какой-либо маневр, если это может вынудить участников движения, имеющих по отношению к ним преимущество, изменить направление движения или скорость (пункт 1.2 ПДД РФ).

Водитель транспортного средства, движущегося в нарушение ПДД РФ по траектории, движение по которой не допускается (например, по обочине, во встречном направлении по дороге с односторонним движением), либо въехавшего на перекресток на запрещающий сигнал светофора, жест регулировщика, не имеет преимущественного права движения, и у других водителей (например, выезжающих с прилегающей территории или осуществляющих поворот) отсутствует обязанность уступить ему дорогу.

Суть данного пункта сводится к тому, что водитель, который едет с нарушением требований ПДД, не имеет преимущества. То есть виновником ДТП будет признан именно он.

В качестве примера можно рассмотреть ситуация из этой статьи.

Суть проблемы состоит в том, что белый автомобиль поворачивает налево и не видит красную машину, движущуюся во встречном направлении по обочине. В данном ДТП виновником будет признан водитель красного автомобиля. Верховный суд и ранее выносил подобные решения по отдельным авариям, а теперь он закрепил данный вопрос в Постановлении пленума.

Еще раз обратите внимание, что преимущество теряет водитель автомобиля:

  • Который движется по недопустимой траектории (по обочине; по тротуару; во встречном направлении на одностороннем движении; по встречной полосе, если выезд на нее запрещен и т.п.).
  • Который въехал на перекресток на запрещающий сигнал светофора или жест регулировщика.

Однако нужно понимать, что на другие нарушения потеря преимущества не распространяется.

Например, если водитель проезжает перекресток по главной дороге с превышением скорости, то ему все равно следует уступить дорогу. Преимущество он не теряет.

Кроме того, не следует понимать данный пункт Постановления Верховного Суда как призыв к тому, чтобы не уступать дорогу нарушителям. Если есть возможность уступить, то лучше уступить. Избежать ДТП всегда гораздо проще, чем заниматься его последствиями.

И еще одно замечание. Постановление пленума Верховного Суда говорит о том, что автомобиль движется по недопустимой траектории. Например, если автомобиль всеми колесами едет по обочине, то именно его водитель является нарушителем. А что делать, если автомобиль едет по обочине лишь частично (левые колеса находятся на асфальте проезжей части, а правые на обочине)?

В данном случае суд может посчитать траекторию автомобиля как недопустимой, так и допустимой. То есть водитель, едущий по обочине двумя колесами, может оказаться невиновным в ДТП. Так что будьте внимательны! Если есть возможность, то лучше уступить нарушителю, чем доказывать неправоту «частичного» нарушителя.

Штрафы за завершение обгона с нарушением

Еще одно интересное нововведение отражено в пункте 15 Постановления пленума:

При этом действия лица, выехавшего на полосу, предназначенную для встречного движения, с соблюдением требований ПДД РФ, однако завершившего данный маневр в нарушение указанных требований, также подлежат квалификации по части 4 статьи 12.15 КоАП РФ.

Суть данного пункта заключается в том, что если водитель начал обгон без нарушения правил, а завершил маневр с нарушением, то такой водитель может быть лишен прав за выезд на встречную полосу.

Например, водитель начал обгон на дороге без разметки. Однако маневр затянулся и в процессе обгона транспортные средства доехали до пешеходного перехода. В этом случае водитель обгоняющего автомобиля может быть лишен прав за обгон на пешеходном переходе.

В заключение хочу напомнить, что в следующей статье на ПДД Мастер рассмотрение Постановления пленума Верховного Суда от 25 июня 2019 года будет продолжено. Однако при желании Вы можете изучить полный текст нового документа самостоятельно:

Удачи на дорогах!

Максим Калашников Опубликовано: 2 июля 2019 Раздел: Изменения автозаконодательства Серия статей «Постановление пленума ВС №20»Штраф за перевернутый номер с 25 июня 2019 годаНовые штрафы за установку диодных и ксеноновых лампочекШтраф за превышение скорости до 20 км/чСложение сроков лишения по административным и уголовным делам с 25 июня 2019 года

А к «Нарушитель ПДД не имеет преимущества» относятся

1) поворачивающие с правого ряда налево;

2) поворачивающие с правого ряда сразу на левую полосу на дороге с двумя полосами в одну сторону?

Алексей, в данном случае невозможно предсказать, как именно суд будет трактовать каждую конкретную ситуацию.

Водитель транспортного средства, движущегося в нарушение ПДД РФ по траектории, движение по которой не допускается … не имеет преимущественного права движения, и у других водителей … отсутствует обязанность уступить ему дорогу.

Если еще раз посмотреть на этот пункт постановления пленума Верховного Суда, то можно предположить, что в описанных Вами ситуациях виновником будет признан водитель, нарушающий правила при повороте.

Удачи на дорогах!

14 пункт распространяет данное действие за езду, предназначенную для маршрутно транспортных средств? Например я ехал по этой полосе в будние дни (нарушая пдд), а перед перекрестком въехал в тс средство, выполнявшие поворот через мою полосу. в допустимом месте для перестроения в полосу мою.

Дмитрий, я не могу точно ответить на Ваш вопрос, т.к. результатов похожих дел я пока что не видел.

Удачи на дорогах!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *