Сибирский потрошитель. История каннибала Сашки (18+)

В начале 90-х годов нашего века «Вальденбургского монстра», как его стали называть, изучал главных врач детской больницы в Хемнитце доктор Дитмар Мюллер. С ним работали специалисты Гейдельбергского университета и Берлинского медицинского института. Монстра подвергли рентгеновскому просвечиванию и разного рода проверкам новейшими медицинскими приборами.
Автор материала, на котором основан этот очерк, Гартвиг Хаусдорф, посетил музей в Вальденбурге, где находится сейчас монстр, дважды – в мае 1997 года и в марте 1998-го, причем во второй раз с телевизионной группой. Директор музея Ральф Зенкер, раздосадованный ажиотажем вокруг уродца, запретил телевизионную съемку, хотя такое цензурирование в наше время кажется смешным.
Во всяком случае, после ознакомления общественности с описанием неведомого существа возникли слухи о подобии его облику «маленьких зеленых человечков», о которых охотно рассказывают жертвы абдукций. В частности, отмечают огромные глаза у монстра, а Гартвиг Хаусдорф сообщает о тонких мембранах на глазных яблоках (вспомним об аналогичных мембранах на трупе росуэльского пришельца, показанных в знаменитом фильме о его вскрытии) и о неестественно круглых глазницах.
Отсутствуют у младенца и наружные ушные раковины. Правда, рентгеновское просвечивание, предпринятое в 1994 году группой Мюллера, выявило ушные каналы в гигантском черепе. У пришельцев, как явствует из рассказов жертв абдукций, тоже отсутствуют ушные раковины.
Можно ли предполагать, что Иоганна София подверглась в свое время генетическому эксперименту инопланетян, закончившемуся неудачей, или гибрид, вопреки надеждам «экспериментаторов», не мог выжить в земных условиях? На эти вопросы, конечно, сейчас нет доказательного ответа. Во всяком случае, современные уфологи не отрицают возможности самого факта «гибридизации». По мнению специалистов, необходимо безотлагательно довести до сведения научной общественности содержание первого отчета доктора Фридеричи. А главное – провести тщательное генетическое исследование «Вальденбургского монстра». Кто знает, не обнаружится ли в организме этого странного существа инопланетный генетический материал?
Подобные уродцы встречались и раньше. В Средние века таких детей называли «отродьем дьявола». Родители безобразного младенца всячески старались скрыть факт его рождения, так как их могли запросто обвинить в сношениях с Сатаной и сжечь на костре. Ходили даже предания о том, что детей подменяют феи и другие сказочные существа: забирают человеческого младенца и вместо него подсовывают людям своего – хилого и безобразного. На худой конец, высказывали предположения о сглазе или порче. «Инопланетная» версия вряд ли могла прийти в голову нашим предкам, чей мир состоял наполовину из иррациональных суеверий…
Разумеется, самым приемлемым объяснением невероятных уродств является феномен мутаций. Дети-мутанты рождались всегда (достаточно заглянуть хотя бы в питерскую «Кунсткамеру», куда экспонаты начали свозить еще при Петре I). И причина тому может быть абсолютно банальной – плохая наследственность, неблагоприятная экология…
И все же, сбрасывать со счетов инопланетное происхождение Вальденбургского монстра и его собратьев по несчастью не следует. В прессе то и дело появляются сообщения о женщинах, которые утверждают, что вступали в сексуальные контакты с инопланетянами или становились жертвами генетических экспериментов пришельцев. В одних случаях у них просто извлекают яйцеклетки, в других – дают доносить ребенка до положенного срока, а затем извлекают плод. В-третьих, они все-таки рожают, но с детьми обычно что-то не так. Либо их «забирают» в определенном возрасте, либо у них проявляются странные болезни и необычные способности. А порой рождаются вот такие чудища…

Серийные убийцы России: путь Спесивцева

Сашка родился в Новокузнецке в 1970 году. Как и у подавляющего числа преступников, его детство нельзя назвать счастливым. Вместе со старшей сестрой он практически каждый день наблюдал одну и ту же картину: в стельку пьяный отец приходил с работы и начинал «учить жизни» все семейство. В конце концов, мать Людмила Яковлевна сумела выгнать супруга из дома. И всю себя посвятила сыну. Но мальчику от этого легче не стало. Он рос болезненным, замкнутым и агрессивным. В более старшем возрасте Саша стал полностью неадекватным. Он разукрашивал стены родного подъезда всевозможными матерными надписями, дополняя их рисунками соответствующего содержания. Мать на выходки сына не обращала внимания, списывая это на подростковую тягу к бунтарству. Сквозь пальцы Людмила Яковлевна смотрела и на жалобы учителей, заявляя им, что они просто «придираются». Ощущение вседозволенности и безнаказанности завершило формирование Сашки. Он был уверен, что его всегда защитит мать, что бы он не сделал.

Александр Спесивцев. (vse42.ru)

Из-за странного и агрессивного поведения у Сашки не было друзей. Единственным его развлечением являлось рассматривание фотографий трупов из уголовных дел. Их в качестве «игрушек» приносила домой Людмила Николаевна, которая работала помощником адвоката. Семейные вечера у Спесивцевых обычно проходили за обсуждением преступлений.

В 1991 году Александр познакомился с Евгенией Гусельниковой, которая была на четыре года младше Спесивцева. Мать вместе с сестрой пожелали им «жить да поживать» и перебрались в другую квартиру. А Сашка начал налаживать быт вместе со своей избранницей. Но романтические отношение закончились быстро. Пара поссорилась из-за какой-то ерунды и Спесивцев не смог себя сдержать. Он избил девушку и запер ее в квартире. В течении месяца Александр систематично избивал и всячески издевался над Евгенией. И лишь спустя это время родители Гусельниковой обратились в полицию. Девушку нашли прикованной к кровати в очень тяжелом состоянии. Несмотря на старания врачей, спасти Евгению не удалось.

Но Александр не отправился за решетку. Комиссия признала его психически больным, поэтому убийца вместо тюрьмы отправился на лечение. И спустя всего три года вернулся домой. Но он, конечно, не вылечился. Наоборот, Александр стал еще более злым и жестоким. Он ненавидел весь мир и мечтал отомстить. Спесивцев стал завсегдатаем в компании бомжей и прочих маргинальных личностей, собиравшихся у железнодорожного вокзала Новокузнецка. И в 1996 году он познакомился с некой Еленой. Преступник привел ее домой, избил, изнасиловал, а потом убил. Спустя всего месяц он отправил на тот свет еще одну девушку.

О преступлениях, которые творил Александр, знала Людмила Яковлевна, но… она вновь встала на сторону сына. И стала помогать ему избавляться от тел. Спесивцев расчленял трупы, а мамаша ночью выносила их на помойку или же закапывала на ближайшем пустыре.

Семья каннибалов: конвейер запущен

Затем жертвами маньяка стали два тринадцатилетних подростка. Поскольку семья жила очень бедно, денег не хватало даже на еду. И тогда-то Спесивцев решил попробовать на вкус человечину. Мясо пришлось ему по вкусу. Не обошлось, конечно, без участия матери, которая и готовила специфические блюда.

Людмила Яковлевна. (kp.ru)

В июне Александр убил еще четыре человека. А блюда из человечины стали для семьи Спесивцевых обыденным делом. Вскоре заманивать жертв в квартиру стал не только каннибал, но и его мамаша. Она «специализировалась» на подростках, которые не видели угрозы в пожилой женщине.

Затем маньяку стало не интересно просто убивать своих жертв. Он приковывал их к батарее, избивал, насиловал, кормил человечиной и заставлял разделывать трупы. Такая ужасная участь постигла пятнадцатилетних Женю и Олю. На протяжении месяца каннибал морально и физически уничтожал девушек. При этом, в гости периодически заходила сестра Спесивцева. Она все видела, но в милицию, конечно, не сообщила.

Несмотря на то, что Людмила Яковлевна старательно подчищала следы преступлений, избавиться от мерзкого трупного запаха было невозможно. Им провонял весь подъезд. Соседи несколько раз жаловались стражам порядка, но у тех не находилось времени, чтобы проверить странных жильцов из квартиры № 357. Отговорка у них была стандартная, мол, там живет псих, какой с него спрос?

Разоблачить семью каннибалов помогло начало отопительного сезона. Было решено провести профилактический ремонт труб, поэтому мастера пришли к Спесивцеву. Тот, естественно, дверь открывать не стал. Поэтому пришлось вызвать наряд милиции.

Запах разложения, человеческие останки в кастрюлях и ванной, прикованная к батарее Оля — все это обнаружили стражи порядка, войдя в квартиру. Девушку тут же отправили в больницу, но было уже поздно. Она протянула еще лишь три дня. А вот самого каннибала тогда задержать не удалось. Он сумел сбежать, выбравшись на крышу. Вот только на свободе Спесивцев пробыл пару дней, его смогли все-таки поймать.

Спесивцев на допросе. (bigpicture.ru)

При обыске квартиры стражи порядка обнаружили более 80 комплектов взрослой и детской одежды, испачканной в крови, а также множество ювелирных украшений и фотографий. Несмотря на старания специалистов из генетической лаборатории, точное количество жертв установить так и не удалось. Более того, следствие смогло доказать лишь три случая убийства, хотя Спесивцева обвиняли в девятнадцати.

Поскольку Александра вновь признали психически больным, он получил лишь 10 лет заключения с отбыванием в специальной клинике закрытого типа. Сейчас он продолжает лечиться в медицинском учреждении, расположенном в Волгоградской области. Что касается Людмилы Яковлевны, то она получила тринадцать лет. И в 2008 году мать каннибала вышла на свободу, после чего вместе с дочерью (она прошла по делу всего лишь в качестве свидетеля) перебралась в какое-то село, где их следы и затерялись.

В первую очередь, благодарю съемочную группу за создание фильма. История людоеда из Новокузнецка ярко показывает беспомощность современного социума перед угрозой психопата. Несогласованная работа ведомств позволяет типам, подобным Спесивцеву, не просто жить среди нас, но и чувствовать себя богами, держа в кулаке жизни других людей, наши жизни.
Фильм предельно честно, натуралистично дает ощущение опасности, в которой находится каждый человек, выходящий на улицу. В рядовой многоэтажке самая затрапезная квартира становится камерой пыток для множества людей. Никто не застрахован оказаться лицом к лицу с психическим уродом, будучи в беспомощном состоянии. В современных муравейниках мы часто не знаем, кто живет за стеной от нас.
Не хочется об этом думать, но по статистике пациенты психиатрических больниц для преступников, совершивших изнасилования и убийства, лечатся там в среднем два года, после чего в состоянии ремиссии выписываются. Теперь внимание!: 70% из них снова возвращаются на лечение, совершив преступления вторично. 70%!!! Искренне надеюсь, что Спесивцев всю жизнь будет видеть небо лишь через решетку. Такие не должны оказываться среди нас, беззащитных перед их жестокостью. Беззащитных не только потому, что нам запрещено иметь какое-либо оружие, страшнее кирпича, но и, в первую очередь, перед внезапностью нападения, животной, не поддающейся пониманию, абсолютной жестокостью. От неукладывающейся в голове дикости происходящего опускаются руки. Ситуация вокруг больше похожа на бред, чем на реальность. Жизненный фильм от режиссера Жизненного!
Невозможно не похвалить игру Александра Пикалова, сыгравшего маньяка. Взгляд, походка очень выразительны. Созданный образ предельно реалистичен. Браво! Кстати, и как гример Пикалов отработал в этом проекте на «отлично». Очень хороша мама в молодости с ребенком на руках, цепляет «не по-детски». Спасибо постановщику за великолепный цветовой ряд. Хотя действие в картине перенесено в современность, в квартире урода время как будто остановилось. Антураж квартиры потрясающий.
Есть, конечно, и шероховатости. Не хочется повторять общие замечания критиков на счет местами слабой игры женской части актерского состава, хотя придется. «Картошечка-маркошечка» неубедительна. Сам тон актрисы звучит неискренне, нет свободной разговорной интонации, извините за прямоту.
Фильм снят, и это хорошо. Съемочная группа, актеры — молодцы, довели проект до логического конца, выложив в сеть законченную работу, не бросили на полдороги. Мы все знаем, насколько это непросто, учитывая финансовую сторону создания картины. Пожелаем фильму неослабевающего к нему интереса. Много малобюджетных картин становятся культовыми. Яркие примеры: «Зловещие мертвецы», «Ад каннибалов» или, скажем, «Ведьма из Блэр». Удачи вам, ребята, на съемочной площадке, свежих творческих идей и средств для их реализации. Спасибо за фильм.

Один из самых страшных маньяков «лихих девяностых», на счету которого, по разным данным, от 19 до 82 жертв. Преступления совершал совместно со своими ближайшими родственницами – матерью и сестрой.

Почему же так долго не удавалось поймать «сибирского потрошителя»? И почему он так и не понес заслуженного наказания? Где он находится сейчас и каково его состояние? Ответы на все вопросы ищите в нашем подробном расследовании.

Ранние годы

Александр Спесивцев родился 1 марта 1970 года в Новокузнецке. Ребенок появился на свет недоношенным, рос болезненным и хилым. Отец его был пьяницей, часто изменял матери. Тем не менее, Людмила Спесивцева развелась с ним только после 15 лет брака. В семье, кроме младшего Александра была еще и старшая дочь Надежда.
Саша рос мамочкиным любимцем – до 12 лет спал в маминой постели, она его защищала, оправдывала мелкие детские шалости (сын был хулиганистым). Впоследствии Людмилу уволили за хищения с должности завхоза в школе, и она устроилась помощником адвоката в суд. Любила приносить домой фотографии жертв и подолгу их разглядывала. В этом компанию ей всегда составлял и сынок – ему эти фото заменили детские книги. Рассматривая трупы, он чувствовал какое-то странное чувство наслаждения…

Александр Спесивцев в детстве

Сестра Спесивцева Надежда работала вместе с матерью, в том же суде секретарем. Жили они все вместе в трехкомнатной квартире на Пионерском проспекте, где впоследствии будут твориться страшные дела…

Александр закончил всего восемь классов, потом стал работать на дому – ремонтировал различную аппаратуру. Также «зарабатывал» на жизнь воровством, причем его мать и сестра тоже приворовывали по случаю. Парень вел дневник, на страницы которого изливал все свои «горести» — в частности, недовольство собой как мужчиной. А еще мог расписать стены в подъезде, один раз написал «Ха-ха-ха! Хайль Гитлер!»

Несмотря на явные странности в поведении сыночка, мать считала его абсолютно нормальным и никогда не пробовала отвести к психиатру. Однако во время медкомиссии в 1988 году на молодого человека обратили внимание врачи – и отправили его на принудительное лечение в психбольницу.

Первая любовь не забывается…

В 1991 году Александр познакомился с 16-летней Евгенией Гусельниковой. Девушка поначалу отвечала взаимностью – молодые люди вместе гуляли, Спесивцев читал возлюбленной стихи… Казалось, дело шло к свадьбе. Но однажды парень сильно избил Женю, и та решила с ним расстаться.

Евгения Гусельникова. Кадр из передачи «Криминальная Россия»

Тогда Александр заманил будущую жертву к себе в квартиру и в течение месяца издевался над ней – истязал, избивал, не давал есть. Родители Гусельниковой не сразу подняли тревогу – думали, что она проводит время с любимым. Соседи вызвали милицию, когда из-под двери квартиры стал доноситься неприятный запах…

Приехавшие на место преступления стражи закона увидели страшную картину. Мертвая девушка лежала на диване, вся высохшая, на вид ей было не более 12-ти лет. Все ее тело было покрыто гнойными язвами, ожогами, синяками. Причиной смерти стал сепсис.

Спесивцева сразу же забрали, и он по дороге в машину кричал соседям – «Это вы виноваты, не вызвали милицию!» Впоследствии выяснилось, что Александр привозил Женю незадолго до смерти на медицинское обследование с травмой головы, и избил там же, на глазах медперсонала. Но никто не обратил на это внимания… Мать и сестра рьяно уверяли – девушка была неизлечимо больна и сама не хотела ничего есть, а Саша пытался ее кормить. Уголовное дело за умышленное тяжкое телесное повреждение и оставление в опасности все же завели, вот только подонку удалось выкрутиться – его признали невменяемым, поставили диагноз «шизофрения» и отправили на принудительное лечение.

Окна квартиры Спесивцевых

Впоследствии уже на допросе в 1996 году следователи заметят у Спесивцева на руке татуировку с буквой «Е», которую он постоянно поглаживал. Он признался, что это в память о бывшей невесте.

Возвращение

Через три года Александра признали «вылечившимся» и отправили домой. Однако записей в журнале сделано почему-то не было, и по факту Спесивцев продолжал числиться в психушке. Эта бюрократическая ошибка стоила жизни нескольким десяткам человек…
Вернулся маньяк уже озлобленным на весь мир – в клинике обострились его «болячки», к тому же, беспокоило незаживающее воспаление полового органа – в стационаре сосед по просьбе парня вшил туда дробинку – для увеличения. Видимо, сказался свойственный Спесивцеву комплекс неполноценности. Как впоследствии признался Александр на допросе, он «засыпал и просыпался с болью». И ему срочно захотелось «поделиться» этой болью с другими… Поначалу он ходил на вокзал к местным бомжам, выпивал с ними, жаловался и выслушивал сочувственные пьяные речи. Но все это приносило лишь временное облегчение. Вскоре на том самом вокзале Спесивцев начнет подыскивать себе жертв…

Вокзал города Новокузнецка

Первой стала девочка Людмила, которую маньяк расчленил, а мать вынесла останки в двух железных ведрах и закопала на пустыре. Потом маньяку удалось заманить в свою квартиру шестерых подростков. Встретив их на пустыре, Спесивцев предложил поучаствовать в ограблении – и привел мальчиков в свою квартиру.

Мать, Людмила Спесивцева, принимавшая участие в преступлениях

Уже через несколько дней после страшного убийства Александр заманил к себе двух девочек двенадцати и четырнадцати лет. Преступник предложил будущим жертвам заниматься продажей мыла, которое он им будет выдавать. Больше девочек никто не видел.

В июне 1996 года жертвами маньяка стали взрослые – женщина 40 лет по имени Надежда и мужчина лет 35 по имени Валентин. К сожалению, в процессе следствия личности этих людей установить не удалось. В том же месяцы были убиты и две девочки 13-ти и 15-ти лет.

В июле Спесивцевым была убита Наталья Войнова 19-ти лет, в августе – две двенадцатилетние девочки.

Последние жертвы

Последних трех девочек в роковую квартиру заманила сама мать маньяка. Дело было так – три подружки, Настя, Женя и Оля, проходившие курс лечения в местной больнице. В погожие деньки девочки все вместе выходили гулять по городу. Так было и в тот раз – подружки пошли на близлежащий базар, где планировали купить что-нибудь съестное. У киосков к ним подошла бабушка, попросившая помочь ей открыть дверь своей квартиры – дескать, она ее как-то неудачно закрыла и не может отпереть. Несмотря на странность просьбы, девочки согласились.

Ольга Гальцева

Когда Людмила Спесивцева с подростками поднялась на девятый этаж, она постучала в дверь, и ее открыл сам маньяк. Девочки испугались и стали спрашивать у «бабушки», почему она их обманула. Но та просто молча прошла в дверь. Видимо, испуг помешал бедняжкам оценить ситуацию – ведь вместе с Александром к открытой двери подошла и его собака – водолаз. Поэтому подружки, не сопротивляясь прошли в страшную квартиру.

Оказавшись внутри, они увидели, что, кроме бабки и мужчины, там находилась еще женщина – сестра маньяка Надежда. На какое-то время будущие жертвы остались в комнате одни, и тогда одна из девочек, Настя, предложила ударить убийцу по голове бутылкой и сбежать. Но эта затея провалилась – маленькая девчушка просто не смогла дотянуться до головы преступника, в итоге удар бутылкой пришелся по плечу. Разъяренный маньяк обернулся и тут же прикончил жертву несколькими ударами ножом в живот.

Оставшимся в живых девушкам он приказал разрезать тело и выдал им для этих целей ножовку по металлу. Останки Насти мать Спесивцева под покровом ночи, как обычно, вынесла, а голова осталась лежать в бачке для белья – ее потом найдут милиционеры. Мясо убитой Людмила Спесивцева частично скормила собаке (которая уже на протяжении нескольких месяцев питалась исключительно человечиной), а частично сварила – и маньяк заставлял есть это Женю и Олю, при этом сам к приготовленному супу не притрагивался – каннибализм семьи Спесивцевых так и не был окончательно доказан.

Интерьер кухни Спесивцевых. Оперативная съемка

В последующие дни изувер постоянно издевался над своими жертвами – избивал, пристегивал самодельными наручниками к ванне. Особенно «нравилась» ему Женя – возможно, из-за того, что несчастная была тезкой его «первой любви». К Барашковой маньяк проявлял особой пристрастие – насиловал, засовывал руку в задний проход, несколько раз разбивал голову и сам зашивал ниткой на живую. Все это видели и мать, и сестра Спесивцева – но они уже привыкли и не вмешивались. Наоборот, часто уходили из дома, дабы дать сыну и брату «развлечься»…

В конце концов, не пережив страшных издевательств, Женя умерла. И тогда маньяк переключился на Ольгу. Сначала ей пришлось разделывать тело подруги, а потом Спесивцев стал регулярно насиловать и избивать девушку.

Поимка

Поймали монстра совершенно случайно. В то время милиция занималась поимкой еще одного маньяка-педофила – Олега Рылькова. Преступления Спесивцева также приписывались ему, что затрудняло расследование. К тому же, по документам Александр числился в больнице, поэтому его и не проверяли…

В Новокузнецке уже в сентябре достаточно холодно, и включают отопление. Но в тот год трубы в доме на Пионерском проспекте почему-то не заработали даже в октябре. Одна из жительниц пожаловалась, и 24 октября в доме появились работники ЖКХ, проверявшие батареи во всех квартирах. Когда очередь дошла до квартиры Спесивцева (это случилось вскоре после гибели Жени), тот не открыл дверь, крича, что он психически нездоров, и потому мать его заперла. Тогда слесари вызвали милицию, и в присутствии стража порядка взломали дверь. Глазам их представилась страшная картина…

В одной из комнат лежала абсолютно голая Оля Гальцева, вся избитая, в кровоподтеках и ссадинах. А в ванной лежал… человеческий торс. В бачке была найдена голова Насти Бурнаевой, голова женщины (чью личность установить не удалось), а также отрезанные части тела.

Кадр из оперативной съемки

При этом самому маньяку удалось сбежать – он вылез из окна на крышу дома. Оля Гальцева была в срочном порядке доставлена в больницу, где дала подробные показания. Врачи боролись за жизнь девочки, но, к сожалению, через три дня она скончалась.

Оля Гальцева в больнице

Но домашний мальчик не смог приспособиться к уличной жизни – и через два дня вернулся в свою квартиру, где и был задержан милицией.

Расследование. Количество жертв

В ходе расследования была доказана причастность Спесивцева к четырем убийствам – трех последних девочек и женщины, чья голова была найдена в квартире маньяка. Впоследствии Александр признался еще в 15 убийствах, но на суде от своих показаний отказался.

На допросе

На допросах преступник вел себя вызывающе, разводил демагогию про положение в стране, про «жертв демократии», жаловался на свое состояние здоровья. Про убийства говорил: «Мне ничего больше не оставалось, ведь мне отказали в лечении». Убийце устроили очную ставку с матерью, на ней родственники повздорили относительно количества ведер с останками, которые мать закапывала и топила в реке Абе. Сама Спесивцева утверждала, что таких ведер было всего четыре, а сын говорил, что больше, из-за чего женщина стала наседать на него: «Какой же ты наглый, неблагодарный!» Эти нелюди просто не осознавали весь ужас ими содеянного…

Очная ставка с матерью

Во время обыска в квартире на Пионерском проспекте, помимо частей тел жертв, было найдено 40 ювелирных украшений и 82 комплекта одежды, некоторые – со следами крови. Также были найдены и фотографии обнаженных детей. Далеко не все вещи были опознаны.

Полноценную идентификацию останков провести тоже не удалось – в Новокузнецк была вызвана специальная лаборатория, занимавшая целый вагон поезда (не так давно эти же специалисты осуществляли идентификацию останков царской семьи). Но средств на проведение всестороннего исследования не хватило. Поэтому точное количество жертв изверга так и не определено.

Еще до ареста Спесивцева в июне 1996 года местная милиция обнаружила захоронение детских останков на пустыре неподалеку от страшного дома. Фрагменты тел принадлежали детям от 3 до 14 лет. А в квартире маньяка были найдены в том числе и совсем маленькие детские ботиночки… Этот факт наводит на мысль, что жертв на самом деле было гораздо больше…

Врачи, обследовавшие маньяка, составили его психологический портрет. По их мнению, Спесивцева привлекали именно издевательства над своими жертвами – в этот момент он чувствовал себя господином, вершителем судеб. Так он мстил другим за свою болезнь. Матерью же Александра двигала отчасти боязнь попасться «под горячую руку» сыночка, отчасти ненависть к более здоровым и красивым детям, нежели ее отпрыск.

Суд и дальнейшая судьба

На суде Александр отказался от данных им показаний, и его судили за убийство трех девочек, приговорили к 10 годам лишения свободы. Но через год в институте им. Сербского Спесивцев прошел дополнительное освидетельствование и был признан невменяемым, его отправили на принудительное лечение в Волгоградскую психиатрическую больницу. Несмотря на опасения граждан, что после излечения маньяка могут выпустить на свободу, представители правоохранительных органов заявляют, что такого не случится никогда. Даже если преступник будет признан «излечившимся», его будут судить по тем эпизодам, при совершении которых он был признан вменяемым.

Забор психиатрической больницы, где находится Александр Спесивцев

Мать маньяка Людмилу Спесивцеву также судили за соучастие в страшных преступлениях. За пособничество в убийстве трех девочек ее приговорили к 13 годам в колонии общего режима. В 2008 году она вышла на свободу и вернулась в Новокузнецк, к дочери. Женщинам предоставили жилье в поселке близ города Осинники в Кемеровской области. Поговаривают, что мать Александра видели в этом городе просящей милостыню.

Сестра Спесивцева Надежда, несмотря на то, что она была свидетелем ужасных истязаний детей и не сообщила об этом правоохранительным органам, никакого наказания не понесла.

Страшная квартира в доме на Пионерском проспекте до сих пор стоит опечатанной, в ней никто не живет с 1990-х годов. После освобождения туда приезжала Спесивцева с дочерью – забрать вещи. Их там встретили неласково, но дальше порчи личного имущества дело не зашло – женщин охраняла полиция и приставы.

Сестра и мать маньяка

А недавно соседи увидели, что в квартире Спесивцевых появились… голуби! Некоторые убеждены – это души замученных детей, так и не нашедшие своего успокоения… Дверь в страшную квартиру в настоящее время заварена, ее лишь изредка открывают для проверки труб отопления. При этом недвижимость по-прежнему числится в собственности Людмилы Яковлевны, и она исправно отчисляет квартплату. Многие жильцы дома на Пионерском проспекте после вышеизложенных событий переехали – слишком страшно было жить рядом с ужасной квартирой, ставшей могилой для нескольких десятков человек.

По состоянию на 2019 год Александр Спесивцев по-прежнему находится в психиатрической лечебнице города Волгограда. Он получает пенсию по состоянию здоровья (8100 рублей), частично тратит ее на обожаемые им сникерсы, а остальное отсылает маме, с которой регулярно переписывается. А еще пишет стихи и прозу, копит деньги на музыкальный центр – ведь дома он так любил слушать громкую музыку, заглушавшую крики жертв…

Сотрудники больницы отзываются о нем как о достаточно интеллигентном и сдержанном человеке. Он любит читать, обожает фантастику, любимый писатель – Рей Брэдбери.

Дворик больницы, где находится Спесивцев

Никаких занятий у маньяка нет – он только гуляет по внутреннему двору лечебницы, читает книги. Сосед по палате – тихий и неразговорчивый. Также Спесивцев развлекается изготовлением различных поделок.

Творчество маньяка

Преступник патологически склонен к чистоте – обожает, когда его моют, стригут, бреют, делают маникюр. Всем этим занимается санитарка.

Александр Спесивцев до сих пор надеется выйти на свободу. Как-то раз в ответ на очередной отказ, он заявил лечащему врачу:

«Вы еще запомните меня, как запомнила вся Россия!»

Как говорят сотрудники Волгоградской психиатрической лечебницы, за судьбой Александра пристально следят, прокурор Новокузнецка запрашивает о нем информацию дважды в год. Слухи о том, что маньяка могут выпустить на свободу, ходили и в 2008-м, и в 2010, и в 2011-м. Однако у местных властей хватает рассудительности держать страшного монстра в изоляции от общества.

Исследуя биографию страшного маньяка Александра Спесивцева, поневоле задаешься вопросом, а всегда ли явный диагноз может служить оправданием ужасных зверств? Есть ли смысл лечить извергов рода человеческого? Пожалуй, именно для таких и предназначена смертная казнь? Впрочем, это уже совсем другая история…

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о маньяках, вписавших свое имя в криминальную историю СССР и новой России. В предыдущей статье речь шла об Александре Комине. Сегодня наш рассказ — об Александре Спесивцеве, известном как Новокузнецкий монстр. С 1991 по 1996 годы в своей квартире он убил по меньшей мере 19 подростков и молодых женщин. Перед тем как умереть жертвам маньяка предстояло вынести жестокие истязания, которые могли продолжаться несколько дней. Мать Спесивцева прекрасно знала, чем занимается ее сын, и даже принимала непосредственное участие в его злодеяниях.

Гитлер, спички и сломанный лифт

Александр Спесивцев родился 1 марта 1970 года в Новокузнецке. Он стал вторым ребенком в семье после старшей сестры Надежды. Их отец Николай любил спиртное и красивых женщин — и не скрывал свои измены от супруги Людмилы. Однако та терпела и на развод решилась только, когда Александру исполнилось 15 лет. Но к этому времени вечно пьяный глава семейства успел изрядно попортить жизнь своим близким.

Людмила всякий раз кидалась на защиту детей, особенно сына. К Александру мать всегда питала особую любовь и жалость: он хоть и родился в срок, но с дефицитом веса, а после рос болезненным ребенком. Гиперопека дошла до того, что собственной кроватью мальчик обзавелся лишь в 12 лет, а до этого спал с матерью. Александр рос нелюдимым ребенком, имел довольно склочный характер и отличался тягой к хулиганству.

Больше всего от выходок школьника страдали соседи по подъезду многоэтажки на Пионерском проспекте. В какой-то момент Спесивцев сделал своим кумиром Адольфа Гитлера, и вскоре стены подъезда покрылись изображениями свастики и хвалебными надписями в адрес фашистского диктатора. Спички в замках, сломанные почтовые ящики, сожженные дверные звонки и кнопки лифта — все это тоже было делом рук Александра.

Кстати, в лифт Спесивцев заходил исключительно с целью вандализма. По каким-то странным соображениям все члены семьи Александра, включая его самого, поднимались в свою квартиру номер 357 на девятом этаже только по лестнице. Первое время жильцы других квартир подъезда пытались жаловаться Людмиле на ее сына, но та категорически отвергала любые обвинения, а потом и вовсе стала плевать «клеветникам» в лицо. В итоге соседи стали обходить странную семью стороной.

Любовь психопата

Между тем Спесивцев начал воровать газеты и журналы из искореженных им же почтовых ящиков, а потом дошел и до воровства оставленных в подъезде велосипедов. Но вскоре Александр попался: он проник в школьный кабинет при помощи отмычки и стащил оттуда радиодетали. После этого его попытались отправить в кемеровскую школу для несовершеннолетних нарушителей, но тут на защиту юного вора в очередной раз встала его мать.

Ей удалось убедить школьное руководство дать ее сыну шанс на исправление, и Александра оставили в школе. К слову, Людмила Спесивцева и сама промышляла воровством, за что и лишилась должности завхоза в одной из школ Новокузнецка: там обнаружилась крупная недостача мыла, лампочек и метел. Следующим местом работы Спесивцевой стал суд, куда она устроилась помощником незрячего адвоката. В этом ей помогла дочь Надежда, которая трудилась в суде секретарем.

Теперь Людмила приносила домой тома уголовных дел, которые пестрили фотографиями растерзанных жертв. Содержимое папок очень заинтересовало Александра, и многие вечера семья Спесивцевых коротала за изучением подробностей убийств. Это увлекало молодого человека куда больше, чем учеба в школе, которую он окончил с трудом, а после так никуда и не поступил. Сначала Спесивцев подрабатывал мастером по ремонту мелкой бытовой техники, а в 1988 году собрался в армию.

Правда, отслужить ему не довелось: при прохождении медкомиссии выяснилось, что у призывника серьезные проблемы с психикой. Поэтому вместо воинской части он попал в новокузнецкую психбольницу, но после непродолжительного лечения вернулся домой. А в 1991-м году 21-летний Спесивцев познакомился с 17-летней Евгенией Гусельниковой — у них начался роман. Александр даже был представлен семье своей возлюбленной как будущий жених, но свадьба так и не состоялась. В какой-то момент Спесивцев начал придираться к девушке по пустякам, а закончилось все тем, что он избил Гусельникову до такого состояния, что та попала в больницу с травмой головы.

Замученная невеста

Избив девушку, Спесивцев и не думал оставить ее в покое. Он пришел в палату к Гусельниковой и снова кинулся на нее с кулаками: от новых увечий девушку спасли вовремя подоспевшие медсестры. После этого Евгения решила оборвать все контакты с Александром и начать новую жизнь, но у того были другие планы. Спесивцев обманом заманил девушку к себе домой, чтобы уже никогда не выпустить. К тому времени его мать и сестра съехали на другую квартиру — якобы чтобы не мешать будущим молодоженам устраивать свой быт.

Спесивцев долго издевался над своей жертвой — морил голодом, избивал, резал ножом и прижигал зажигалкой, заглушая крики громкой музыкой. Соседи, привыкшие к шуму из квартиры 357, не обращали внимания. Да и родители Гусельниковой не сразу хватились дочери: они думали, что девушка проводит время со своим будущим мужем. В милицию они обратились лишь спустя месяц после исчезновения Евгении. Вскоре оперативники отправились к Спесивцеву и выломали дверь в его квартиру.

Девушка была мертва: ее истерзанное тело, на котором не было живого места, Спесивцев уложил в кровать, а сам спал рядом. Судмедэксперты установили, что Гусельникова умерла от сепсиса. Между тем признанный невменяемым Спесивцев категорически отрицал, что издевался над своей невестой и морил ее голодом. Больше того, он стал утверждать, что преданно ухаживал за Евгенией, которая болела и отказывалась есть. Поддерживала версию сына и Людмила: ее настолько возмутили обвинения, что она даже кидала камни в одно из окон местной прокуратуры.

Вскоре Александр вновь отправился на принудительное лечение — на этот раз в специализированную лечебницу в Орловской области. Незадолго до этого, коротая дни в СИЗО, маньяк набил себе на руке букву «Е» в память о замученной им возлюбленной. Но Спесивцев все же не терял надежды устроить свою личную жизнь. А для того, чтобы получать от секса новые ощущения, уже в больнице он вживил под кожу полового члена металлический шарик.

«Я просто ненавижу таких людей»

Вместо удовольствия интимный пирсинг принес Спесивцеву большие проблемы: у него началось загноение и сильные боли в паху. После трех лет лечения мужчина, признанный неопасным для общества, покинул психбольницу с сильным воспалением. Спесивцев поселился с сестрой и матерью, но отнюдь не стремился к социальной адаптации. Вместо поисков работы он стал ошиваться на вокзале Новокузнецка, где то и дело прибивался к компаниям бомжей. Маргиналы были рады бутылке портвейна, которую приносил с собой Александр, и, выпив, принимались жалеть его.

Но такое времяпровождение вскоре наскучило Спесивцеву. В конце февраля 1996 года на вокзале он познакомился с 20-летней Еленой Труновой, которая работала нянечкой в детском саду. Девушка согласилась пойти в гости к новому знакомому. По воспоминаниям самого Спесивцева, в квартире он рассказал Труновой про свои проблемы из-за интимного пирсинга, и та якобы усмехнулась. Между ними началась ссора, в какой-то момент Елена обматерила Александра — и он сорвался:

«Вы засыпаете с болью и просыпаетесь с болью. Потом тебе еще кто-то в глаза об этой болезни говорит или напоминает об этой теме. Я просто ненавижу, я просто ненавижу таких людей».

Вдоволь поиздевавшись над жертвой, маньяк убил и расчленил Трунову, а избавиться от останков приказал своей матери, которая безропотно отнесла их на пустырь и закопала под покровом ночи. Месяц спустя Людмила Спесивцева вновь отправилась на пустырь с ведрами, в которых лежали части тела третьей девушки, которую маньяк заманил в свою квартиру.

Кровавая жатва

В апреле того же 1996-го Спесивцев приметил компанию подростков 11-13 лет, которые слонялись без дела по стройке городского универмага. Он подошел к школьникам, предложил им закурить, а потом стал подбивать отправиться вместе с ним и обокрасть квартиру. Подростки решили, что Спесивцев предлагает им увлекательное приключение, и пошли за новым знакомым.

Александр привел школьников в свою квартиру, запер дверь и приказал идти в спальню. Как только компания вошла в комнату, маньяк достал нож и перебил подростков одного за одним, а потом сложил тела в угол, накрыл тряпкой и стал дожидаться мать (она к тому времени устроилась работать сторожем в детский сад и по-прежнему жила с дочерью в другой квартире). Сына Спесивцева навестила лишь через неделю после массового убийства и в коридоре наткнулась на шесть разлагающихся тел, от которых ей предстояло избавиться.

Позже маньяк утверждал: он не знал, что его мать сделала с ними, но уже на следующее утро в квартире ничто не напоминало о бойне. Предположительно, расчлененные тела Спесивцева выбросила в реку Абу, протекавшую неподалеку от их дома.

В мае 1996 года Спесивцев вновь отправился на стройку и неподалеку от нее познакомился с четырьмя девочками-подростками. Их маньяк заманил к себе домой предложением продавать мыло. От тел зарезанных Спесивцевым школьниц в очередной раз избавилась его мать. К тому времени останками жертв Спесивцевы начали подкармливать своего питомца — огромного ньюфаундленда. Ели ли они сами человечину, неизвестно: факт людоедства вся семья категорически отрицала.

Темные воды

Между тем Спесивцев продолжал убивать: в мае 1996 года, помимо четырех школьниц, в «нехорошей» квартире погибли еще как минимум семь человек. Несмотря на довольно отталкивающую внешность, маньяк умел расположить к себе подростков, которые, забыв про осторожность, шли в его логово. При этом часть жертв в квартиру заманила Людмила Спесивцева. Особенно легко поддавались уговорам братья и сестры, гулявшие вместе и из-за этого чувствовавшие себя в безопасности. Так, от рук маньяка погибли 11-летняя Ольга и 9-летний Александр Носовцы, а несколько дней спустя — 13-летняя Ирина и 12-летний Дмитрий Воробьевы.

Постоянные исчезновения детей и девушек в Новокузнецке не могли остаться без внимания правоохранительных органов, к которым с заявлениями обращались близкие пропавших. Но сразу выйти на след Спесивцева оперативникам не удалось. При этом отрабатывались разные версии: по одной из них, пропавших могли угонять в рабство в Чечню. Поэтому на причастность к исчезновениям были проверены члены всех кавказских организованных преступных группировок (ОПГ) Новокузнецка. Но бандиты категорически отрицали свою вину, а прямых улик у следствия не было. Были и другие предположения — к примеру, что исчезнувшие стали жертвами черных трансплантологов.

А в июне 1996 года весь город потрясли страшные новости: на берегах реки Абы стали находить части человеческих тел: разложившиеся головы, руки, ноги, торсы — в основном детские. Изучая останки, эксперты выяснили, что тела расчленяли при помощи пил и ножей. Сомнений в том, что в Новокузнецке орудует маньяк, у стражей порядка не осталось. В помощь им в город стали прибывать дополнительные силы — опытные следователи и оперативники. Подключились и военные, которые прочесывали лесные массивы, чердаки, подвалы и дежурили на пустырях.

В причастности к преступлениям Александра Спесивцева подозревался и другой маньяк — Тольяттинский потрошитель Олег Рыльков, который в тот же период времени убивал в другом городе. Но уже после задержания Рылькова выяснилось, что он не выезжал за пределы Тольятти.

Школьницы в западне

Удивительно, но сыщики могли почти сразу поймать Спесивцева: они стали проверять всех психически больных горожан, стоявших на учете у специалистов. Проверка была проведена в кратчайшие сроки — вот только самого маньяка в списках душевнобольных не оказалось: момент его выписки из Орловской спецлечебницы не зафиксировали в документах. А потому о том, что Спесивцев вернулся в Новокузнецк, не знали ни сотрудники местного психоневрологического диспансера (ПНД), ни милиция. В противном случае следователи в связи с выздоровлением Спесивцева должны были дать ход его уголовному делу о расправе над Евгенией Гусельниковой. В итоге роковая халатность врачей привела ко многим смертям.

Впрочем, и милиционеры допустили просчет: одна из соседок Спесивцевых жаловалась на трупный запах на лестничной площадке и постоянную громкую музыку, доносящуюся из квартиры Александра. Но эту информацию оставили без внимания: к маньяку с проверкой никто так и не пришел. А Спесивцевы, несмотря на то, что Новокузнецк был буквально наводнен милицией, продолжали заманивать жертв в свое логово. С июня по конец августа 1996-го маньяк расправился с четырьмя школьницами 12-15 лет, двумя женщинами и 35-летним мужчиной.

Но самую страшную расправу Спесивцев устроил над тремя подругами: 13-летней Анастасией Бурнаевой, ее ровесницей Евгенией Барашкиной и 15-летней Ольгой Гальцевой. Школьницы познакомились в стенах больницы, где вместе проходили обследование, и иногда выходили погулять в город. 24 сентября они, как обычно, отправились на прогулку и зашли в гастроном за водой. На выходе из магазина подругам встретилась маленькая седая старушка. Пенсионерка пожаловалась девочкам, что не может открыть дверь своей квартиры, и попросила помочь, пообещав взамен дать школьницам одноразовые стаканчики для воды. Подруги согласились и пошли вслед за незнакомкой — ею была Людмила Спесивцева.

«Собака позвоночник съела»

Пенсионерка привела школьниц к своей квартире и позвонила в дверь: ее открыл почти потерявший человеческий облик Спесивцев, рядом с которым стоял его огромный пес. Остолбеневшие от ужаса девочки подчинились требованию маньяка и вошли. Спесивцев, который представился жертвам Андреем, загнал их в спальню и приказал ждать. Школьницы умоляли отпустить их: особенно громко плакала Женя. Тогда Спесивцев решил вколоть ей в вену успокоительное. Этим моментом воспользовалась Настя: подкравшись сзади, она попыталась оглушить маньяка ударом бутылки по голове, но промахнулась и попала ему по плечу.

Разъяренный Спесивцев кинулся на школьницу: «Я нанес несколько ударов… В область сердца, ниже чуть-чуть — где-то около желудка, в горло. Она продолжала жить, а я на веревке удавил ее». После расправы над Настей маньяк заставил ее подруг распилить тело погибшей на части и отделять плоть от костей — для супа, который маньяк потом заставил есть Олю и Женю. Части скелета он кинул собаке: «Она позвоночник съела… А ребра она вообще прям быстро съедает», — рассказывал Спесивцев на следствии.

Останки Насти из квартиры, как обычно, унесла Людмила Спесивцева. Сестра маньяка, Надежда, в это страшное время находилась с ним и жертвами в одной квартире — но так и не пришла на помощь школьницам. А Спесивцев продолжал мучить их день за днем. Особенно жесток он был с Женей, которую насиловал, пытал паяльником, ломал девочке руки и несколько раз разбивал ей голову. Раны маньяк потом зашивал обычными иголкой и ниткой. А однажды Спесивцев буквально озверел и долго бил Барашкину головой об пол. Ее пыталась спасти подруга Оля, которая целый час делала девочке искусственное дыхание, но травмы Жени были слишком серьезными — она скончалась.

Оля Гальцева позже расскажет следователям, что Спесивцев не трогал тело ее убитой подруги три дня — так проявилась его извращенная религиозность. Маньяк решил дать душе погибшей покинуть тело и для этого держал форточку открытой. А когда три дня прошли, он приказал Оле расчленить тело убитой подруги. Ее торс Спесивцев оставил в ванной, рядом с ней положил голову, а конечности сложил в бочонок и большую эмалированную кастрюлю. Маньяк мечтал захоронить все части тела в одном месте, но не успел: 24 октября 1996 года к нему наконец пришла милиция.

«Мне ничего не оставалось делать»

За несколько дней до этого у одной из соседок Спесивцевых стали плохо работать батареи. Женщина обратилась в ЖЭК — и коммунальщики начали поквартирный обход жильцов подъезда. В какой-то момент они дошли и до квартиры Спесивцевых на девятом этаже, но Александр наотрез отказался их пускать: он заявил, что является психически больным и заперт собственной матерью. Ту же легенду маньяк повторил пришедшему с проверкой участковому. В итоге к квартире Спесивцевых прибыл наряд милиции, и дверь взломали.

Вошедшие в квартиру стражи порядка остолбенели: там стоял трупный запах и царил страшный бардак. Маньяк хранил у себя дома 82 предмета гардероба своих жертв — вплоть до детских ботинок. С тел погибших Спесивцев снял около 40 ювелирных украшений — колец, сережек и цепочек — все это было сложено в отдельном ящике. При этом своих жертв убийца любил перед смертью снимать на старый Polaroid.

Полуживую Олю Гальцеву, которую Спесивцев несколько раз ударил шилом в живот, милиционеры нашли на полу одной из комнат. Девочка ждала, что маньяк вот-вот ворвется и добьет ее: он обещал сделать это, если придет милиция. Гальцеву доставили в больницу, она успела дать показания, но, несмотря на все усилия врачей, скончалась от перитонита и отека легких три дня спустя.

Между тем самого маньяка милиционеры дома не застали — он успел сбежать по пожарной лестнице на крышу многоэтажки и затаился там, а когда милиция ушла из его квартиры, покинул дом. Но пару дней спустя Спесивцев вернулся к подъезду, где и был задержан дежурившими там милиционерами. «Мне ничего не оставалось делать, мне отказали в лечении. А у меня ослабленная иммунная система. Я летом кутаюсь в куртку и свитер. Посмотрите: все руки в болячках», — так он пытался объяснить свою тягу к убийствам.

«Я твои трупы не ем»

Вскоре в руках у милиционеров оказалась и Людмила Спесивцева: маньяк не скрывал, что мать была его активным пособником. Хотя сама женщина на очных ставках открещивалась от большинства преступных эпизодов и называла слова сына враньем: «Я за четыре ведра отвечаю. Я себе заработала уже за четыре ведра… Как же тебе не стыдно? Ты за что так на меня обозлен? Бессовестный ты… Я его не брала, твой труп. Я его не ем… Не надо, Саша, не при на мать!» — ругалась с маньяком Людмила.

На следствии Спесивцев сознался в 19 убийствах, совершенных с февраля по сентябрь 1996 года (по некоторым данным, на его счету может быть до 82 жертв — об этом говорит найденная при обысках одежда). Поначалу следствию удалось доказать его причастность только к расправе над Бурнаевой, Барашкиной и Гальцевой, а также к смерти первой жертвы, Елены Труновой. Обследовавшие Александра новокузнецкие психиатры признали его вменяемым. За свои преступления Спесивцев ждал смертную казнь и даже пытался продать свою голову для дальнейших исследований после смерти за несколько пачек сигарет.

Но в 1997 году маньяка приговорили всего к 10 годам лишения свободы — удивительно мягкому наказанию, учитывая тяжесть его преступлений. Год спустя начался новый процесс над Спесивцевым: следователи завершили сбор доказательств еще по 15 убийствам, совершенным маньяком. Казалось, смертная казнь для него неизбежна. Но для начала нового процесса Спесивцева снова отправили на экспертизу — на этот раз к специалистам из института Сербского. После нескольких месяцев работы с маньяком они настояли на его отправке в психбольницу.

Вечные изгои

Александр Спесивцев был направлен в спецлечебницу, находящуюся в городе Камышин (Волгоградская область): там он находится до сих пор. На быт маньяк не жалуется и питается хорошо — в его рацион входят каши, борщи, котлеты, булочки и свежие фрукты. Даже ногти на руках и ногах Спесивцев сам себе не стрижет — этим занимаются санитарки. Маньяк был признан инвалидом второй группы и получает пенсию в несколько тысяч рублей. Часть денег Спесивцев отсылает матери и тратит на шоколадки, другую — откладывает на музыкальный центр. На досуге он читает книги, пишет стихи и занимается рукоделием: Александр делает аппликации и рисует, при этом некоторые из своих работ он отправляет матери.

Людмила Спесивцева была приговорена к 13 годам лишения свободы и вышла из Мариинской женской колонии в 2009 году. После освобождения она вместе с дочерью Надеждой уехала из Новокузнецка. К слову, в 2013 году женщины попытались вернуться в свою квартиру на Пионерском проспекте под покровом ночи. Но Спесивцевы столкнулись с яростным сопротивлением жильцов дома.

В итоге попасть к себе домой Людмила и Надежда Спесивцевы смогли лишь под прикрытием полицейских, которые помогли женщинам занести вещи. Но долго они там не прожили и исчезли в неизвестном направлении. А их жилье пустует до сих пор: покупателей на него нет, да и снимать квартиру со страшной историей никто не хочет. По некоторым данным, родственницы обосновались в городе Осинники (Кемеровская область).

Прознав про это, местные жители стали обращаться в администрацию Осинников и требовать изгнать «людоедок» из города. По ошибке они даже затравили пенсионерку, похожую на Людмилу Спесивцеву: на женщину стали сыпаться проклятия и угрозы. Чтобы хоть как-то обезопасить себя, ей приходилось то и дело показывать паспорт.

Сама же Спесивцева, которой в 2019 году исполнилось 80 лет, постоянно пишет прошения в различные инстанции. Она надеется, что ее сын однажды выйдет на свободу — и вся семья воссоединится. Впрочем, вряд ли когда-нибудь это случится: даже если специалисты признают Александра Спесивцева здоровым и отпустят его из психбольницы, его ожидает не свобода, а тюремный срок. И этот срок почти наверняка будет пожизненным.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»: Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *