Взаимосвязанные сделки

Взаимосвязанные сделки

Автор статьи — Медведев А.Н.,
аудитор, консультант по налогам и сборам I категории,
кандидат экономических наук

Взаимосвязанные сделки – это термин корпоративного законодательства – так, например, крупными сделками признаются как отдельные сделки, так и несколько взаимосвязанных сделок, выходящих за пределы обычной хозяйственной деятельности (п. 1 ст. 46 Федерального закона РФ от 08.02.1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и п. 1 ст. 78 Федерального закона РФ от 26.12.1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах».

При этом в пп. 4 п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 г. № 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью» разъяснено, что о взаимосвязанности сделок общества применительно к законам об акционерных обществах или об обществах с ограниченной ответственностью, помимо прочего, могут свидетельствовать такие признаки: как:

  • преследование единой хозяйственной цели при заключении сделок;
  • общее хозяйственное назначение проданного имущества;
  • консолидация всего отчужденного по сделкам имущества в собственности одного лица;
  • непродолжительный период времени между совершением нескольких сделок.

Внутрикорпоративный контроль

Исходя из указанных норм в коммерческих организациях контролируются не только отдельные сделки, но и совокупность сделок, которые на самом деле являются
взаимозависимыми.

Так, например, в постановлении АС Западно-Сибирского округа от 16.10.2017 г. по делу № А27-19163/2014 был рассмотрен иск конкурсного управляющего, которые указал на то, что в результате ряда взаимосвязанных сделок, объединенных единым противоправным умыслом, из собственности должника выбыло ликвидное имущество без равноценного встречного предоставления; в настоящее время имущество находится у незаконно владеющего им лица.

Удовлетворяя требования истца, суды исходили из того, что все действия участников оспариваемых сделок были направлены на создание видимости добросовестного приобретения спорного имущества с целью его вывода из владения должника, при этом суды пришли к выводам о наличии признаков единой сделки, совершенной со злоупотреблением правом, а также предусмотренных законом оснований для истребования имущества из чужого незаконного владения. В настоящем деле суды, исходя из существа сложившихся отношений, пришли к выводу о том, что оспариваемые конкурсным управляющим сделки (внесение имущества в уставный капитал другого юридического лица, договоры мены и купли-продажи), фактически, представляют собой единую сделку, характеризующуюся общим умыслом ее участников на вывод активов должника в преддверии банкротства последнего. При этом судами дана надлежащая оценка действиям участников данной единой сделки, последовательно совершавших юридически значимые действия по смене титульных владельцев нежилого помещения при отсутствии признаков, свойственных обычному гражданскому обороту.

Определением ВС РФ от 19.02.2018 г. № 304-ЭС17-22964 все судебные решения оставлены в силе, при этом суд отметил, что оспариваемая цепочка сделок прикрывала сделку по выводу имущества из конкурсной массы должника во вред его кредиторам, в том числе через искусственное создание фигуры добросовестного приобретателя — при таких условиях суды пришли к выводу, что прикрываемая сделка совершена со злоупотреблением правом и истребовали имущество у конечного приобретателя.

Истинная цель взаимозависимых сделок

В хозяйственной жизни встречаются сделки, на первый взгляд, явно невыгодные для организации, однако, если их рассмотреть в совокупности с другими обстоятельствами, то становится понятна логика их совершения. На это обращено внимание в п. 93 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части Первой Гражданского кодекса Российской Федерации»: сделка не может быть признана недействительной, если имели место обстоятельства, позволяющие считать ее экономически оправданной (например, совершение сделки было способом предотвращения еще больших убытков для юридического лица или представляемого, сделка хотя и являлась сама по себе убыточной, но была частью взаимосвязанных сделок, объединенных общей хозяйственной целью, в результате которых юридическое лицо или представляемый получили выгоду, невыгодные условия сделки были результатом взаимных равноценных уступок в отношениях с контрагентом, в том числе по другим сделкам).

Применяя данное разъяснение, в постановлении АС Поволжского округа от 14.06.2016 г. № Ф06-8672/2016 по делу № А57-16305/2014 в ответ на претензию о реализации нежилого помещения по цене ниже рыночной указано:

  • актом обследования технического состояния объекта и свидетельскими показаниями подтверждено, что спорное помещение обществом не использовалось в связи с его неудовлетворительным состоянием и отсутствием производственных мощностей для его загрузки;
  • общество прибыли от его использования не получало;
  • денежные средства, полученные от продажи спорного имущества, были использованы для поддержания хозяйственной деятельности общества, выплаты заработной платы сотрудникам, уплату налогов.

При таких обстоятельствах довод истцов об отсутствии цели совершения сделки, а также о совершении сделки для причинения ущерба обществу не подтвержден доказательствами. Учитывая наличие доказательств того, что в спорном помещении требовались значительные ремонтные работы, оставление в собственности общества неиспользуемого объекта в неудовлетворительном техническом состоянии привело бы к несению убытков, вызванных ремонтными работами в помещении, которое не было задействовано в хозяйственной деятельности.

Налоговые последствия

Статьей 541 НК РФ установлено, что при отсутствии искажений сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика, налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате налога в соответствии с правилами соответствующей главы части второй НК РФ при соблюдении одновременно следующих условий:

1) основной целью совершения сделки (операции) не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога;
2) обязательство по сделке (операции) исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом.

Таким образом, наличие цели у каждой сделки является требованием налогового законодательства.

Вместе с тем и в прошлые годы возникали споры о наличии цели у сделки, которая является убыточной (что противоречит цели предпринимательской деятельности по систематическому получению прибыли (ст. 2 ГК РФ)) – если ее рассматривать обособленно. Однако, если рассмотреть взаимосвязанные сделки, то, несмотря на наличие убытка у одной сделки, становится понятна истинная цель всех взаимосвязанных сделок.

Самым показательным примером является дело, рассмотренное в постановлении Президиума ВАС РФ от 09.12.2008 г. № 9520/08 по делу № А40-38248/07-107-220.

Суть дела заключалась в следующем:

  • по условиям внешнеторгового контракта половина стоимости спецпродукции оплачивалась заводу в долларах США, а вторая половина — в клиринговой валюте для использования строго на закупку китайских товаров;
  • в отношении второй половины выручки, зарезервированной для закупки товаров, завод заключил с взаимозависимым юридическим лицом — договор комиссии, в соответствии с которым общество приняло на себя обязательство закупить в Китайской Народной Республике (далее — КНР) товары, оплата которых должна быть произведена за счет зарезервированных в Банке Китая денежных средств, продать их в третьи страны, а вырученные от продажи денежные средства за минусом издержек и комиссионного вознаграждения (всего 25 процентов) перечислить заводу;
  • во исполнение указанного договора общество осуществило куплю-продажу китайской кукурузы и обеспечило перечисление денежных средств, вырученных от ее продажи (6 234 928,96 доллара США), за минусом средств, причитавшихся ему как комиссионеру (1 567 711 долларов США), на расчетный счет завода;
  • инспекция сочла расходы на комиссионное вознаграждение общества экономически неразумными, не связанными с деятельностью, направленной на получение прибыли, а документы по купле-продаже кукурузы, имеющиеся у завода, — не подтверждающими факта осуществления сделок во исполнение договора, заключенного с обществом

.

Арбитражный суд города Москвы признал доводы инспекции доказанными, указав в своем решении на следующие обстоятельства:

  • договор комиссии заключен заводом с взаимозависимым лицом с условием оплаты услуг в размере, значительно превышающем размер прибыли, полученной от сделок с кукурузой (542,12 доллара США);
  • в результате экономически невыгодных условий договора комиссии прибыль завода от продажи спецпродукции в КНР оказалась заниженной;
  • завод не представил доказательств отсутствия возможности самостоятельно осуществлять деятельность на рынке КНР и наличия каких-либо особых условий для привлечения в качестве посредника именно общества, необходимость в особых условиях расчета за поставленную в КНР спецпродукцию также не подтверждена;
  • в результате суд пришел к выводу: завод совместно со своим взаимозависимым партнером — обществом — заключили договор комиссии с единственной целью — увеличить расходы завода на лишенные экономического смысла затраты для получения необоснованной налоговой выгоды.

Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с выводами суда первой инстанции.

Президиум ВАС РФ, отменяя все судебные решения и разрешая спор в пользу налогоплательщика, отметил:

  • осуществляя предпринимательскую деятельность, завод вправе на свой риск заключать хозяйственные сделки в соответствии с действующим законодательством и самостоятельно оценивать их экономическую эффективность и целесообразность;
  • договор завода с предприятием, на основании которого осуществлялась поставка спецпродукции, заключен с особыми условиями расчетов, согласно которым сумма выручки, эквивалентная 50 процентам стоимости спецпродукции, могла быть использована заводом только на закупку китайских товаров;
  • закупка китайского товара была обусловлена условиями контракта на поставку спецпродукции в КНР. Целью сделок купли-продажи кукурузы являлось прежде всего получение выручки от продажи спецпродукции в свободно конвертируемой валюте. В рассматриваемом случае целенаправленность всех сделок и экономический результат операций взаимосвязаны;
  • деловая цель в предпринимательской деятельности может быть достигнута как путем совершения одной гражданско-правовой сделки, так и в результате совершения нескольких сделок. При этом отсутствие положительного экономического результата от осуществления хозяйственной операции само по себе не свидетельствует о стремлении налогоплательщика получить необоснованную налоговую выгоду.

Убыточные отдельной сделки всегда привлекали особое внимание налоговых органов, однако сама по себе убыточность не является каким-либо злоупотреблением, если будет увязана с логикой предпринимательской деятельности организации – пример подобного подхода присутствует в постановлении АС Северо-Кавказского округа от 14.07.2015 г. по делу № А32-9632/2014:

  • налоговый орган установил отсутствие экономической выгоды от совершения ряда операций, т.е. отсутствие экономической целесообразности сделок;
  • однако суды установили, что общество не скрывает, что средняя себестоимость услуги превышает цену ее реализации, предоставляя при этом расчеты прибыли и расходов при предоставлении названной услуги и без таковой. Из таблиц следует, что расходы на услугу по переработке сахара-сырца превышают выручку от реализации такой услуги и включают переменные (сезонные, связанные с переработкой) и постоянные расходы. В пояснениях к расчетам общество детально раскрыло показатели, содержащиеся в таблицах, и указало, что отказ от оказания услуги по переработке сахара-сырца приведет к отнесению постоянных расходов на свекловичное производство, в этом случае затраты общества по услуге фактически уменьшаются только на постоянные расходы, переменные же расходы уменьшаются незначительно. Таким образом, отказ от предоставления услуги по переработке сахара-сырца (от выручки за данную услугу) не приведет к полному отказу от постоянных расходов, включенных в себестоимость названной услуги. Убыток от спорной услуги меньше, чем расход, который сохранится в производстве общества при отказе от переработки сахара-сырца;
  • фактически производство является оптимизированным и направленным на получение максимальной выгоды, общество в результате всех видов своей хозяйственной деятельности получает существенные доходы, с которых уплачивает налоги в бюджет;
  • рассматриваемом случае целенаправленность всех сделок и экономический результат операций взаимосвязаны;
  • при вынесении решения инспекция не учла всех особенностей хозяйственной деятельности общества, не доказала влияние взаимозависимости на необоснованность налоговой выгоды, в связи с чем сделала ошибочный вывод о наличии оснований для начисления налогов.

Выводы: все совершаемые организациями сделки должны иметь конкретную деловую цель, которой согласно ст. 2 ГК РФ является получение прибыли. Однако сделка может быть и убыточной, что объясняется её связью с другой сделкой. Это объяснение необходимо как для внутрикорпоративного контроля, так для контроля со стороны налоговых органов.

Тренер: Медведев Александр Николаевич

Крупной сделкой может быть признана не только одна отдельная сделка, но и несколько сделок, каждая из которых сама по себе не может быть отнесена к крупным по количественному критерию, но вместе составляющие взаимосвязанные сделки. В законодательстве не содержатся признаки, позволяющие выявить и определить взаимосвязь сделок, хотя в правовой литературе и судебной практике делаются многочисленные попытки определить признаки взаимосвязанности. В чем же должна заключаться указанная взаимосвязь сделок для отнесения их к крупным: в сторонах сделок, времени их совершения, видах сделок, предмете сделок, цели совершения и т.д.?

Однозначное определение понятия «взаимосвязанные сделки» не может быть дано, поскольку различные критерии и подходы определения взаимосвязанности сделок носят субъективный характер.

Поэтому следует согласиться с тем, что суд может ответить на вопрос, следует ли определенные сделки считать взаимосвязанными, «только при рассмотрении конкретного дела» .

Постатейный комментарий к Федеральному закону «Об акционерных обществах» / Отв. ред. Г.С. Шапкина. М., 2000. С. 218.

Распространено мнение, что взаимосвязанными следует считать сделки, преследующие единую экономическую цель, т.е. когда общество могло бы совершить одну сделку, но при этом совершает несколько, фактически разъединяя одну сделку на части. Так, например, несколько сделок, предметом которых являются составные части определенного имущественного комплекса, могут быть отнесены к взаимосвязанным. Многие авторы соглашаются с такими признаками взаимосвязанных сделок, как однородность предметов сделки, одинаковость условий и периода их совершения.

А.А. Маковская, анализируя материалы многочисленной судебной практики, указывает на различные признаки взаимосвязанности сделок, установленные судами. Взаимосвязанными, с ее точки зрения, могут быть признаны сделки: —

совершенные в отношении однородного имущества или технологически связанного имущества, используемого по единому назначению; —

являющиеся основным обязательством и акцессорным; —

однотипные по своему характеру; —

заключенные с одним лицом или с его аффилированными лицами; —

заключенные одновременно.

При этом А.А. Маковская делает очень важный вывод, с которым, безусловно, следует согласиться: «Необходимо иметь в виду, что ни один из выделяемых судами признаков не имеет абсолютного значения и может свидетельствовать о взаимосвязанности договоров только с учетом других обстоятельств дела, так как эти признаки имеют внешний характер, а взаимосвязанность — связь причинная, т.е. внутренняя» .

Маковская А.А. Взаимосвязанные сделки // ЭЖ-Юрист. 2004. N 36.

Дискуссионным является мнение, что под взаимной связью сделок понимаются отношения зависимости одной сделки от другой, эта зависимость должна строиться на основе правовой связи сделок, например, взаимозависимы основное обязательство и обязательство, обеспечивающее его исполнение. По нашему мнению, с точки зрения имущественного положения общества, подобная связь не имеет значения для квалификации этих сделок как крупных, поскольку такие сделки не влияют на размер имущества, которое отчуждается или может быть отчуждено обществом.

Также спорным является такой признак взаимосвязанных сделок, как срок их заключения. Существуют противоположные мнения о критерии срока.

Если сделки заключены одновременно или с незначительным разрывом во времени, то такие договоры могут быть взаимосвязанными. Есть мнение, в соответствии с которым взаимосвязанными следует признавать сделки, совершенные в течение определенного времени, например полугода (шестимесячный срок предлагается использовать по аналогии с периодом, использованным в законодательстве о банкротстве, применительно к признанию недействительными сделок, совершенных должником в период до начала процедуры банкротства). В то же время другие авторы считают, что в течение непродолжительного срока общество может совершать ряд сделок одного вида, взаимосвязанными не являющихся. Если договоры заключены обществом в разное время, то это, скорее всего, свидетельствует об их невзаимосвязанности. При этом следует согласиться, что критерий времени носит субъективный характер.

Обычная хозяйственная деятельность

Как уже отмечалось, к крупным сделкам не относятся сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности общества. Данные сделки хотя по своему размеру и могут подпадать под понятие «крупные», с точки зрения закона не являются таковыми и не требуют соответствующего одобрения. В законодательстве не раскрыто понятие обычной хозяйственной деятельности. В.С. Мартемьянов определяет хозяйственные правоотношения достаточно широко — как отношения, «возникающие в процессе деятельности хозяйствующих субъектов, осуществления ими предпринимательской, а также тесно с нею связанной деятельности некоммерческого характера» . Во многом понятие «хозяйственная деятельность» тождественно таким понятиям, как «предпринимательская» и «экономическая» деятельность.

Мартемьянов В.С. Хозяйственное право: В 2 т. Т. 1. М., 1994. С. 34.

Судебная практика относит к сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности, в частности, сделки по приобретению обществом сырья и материалов, необходимых для осуществления производственно-хозяйственной деятельности, реализации готовой продукции, получению кредитов для оплаты текущих операций (например, на приобретение оптовых партий товаров для последующей реализации их путем розничной продажи) (п. 30 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19). Понимание хозяйственной деятельности как производственной деятельности в существующем определении не позволяет квалифицировать в качестве обычной хозяйственной деятельности многие сделки, осуществляемые финансовыми, торговыми и другими компаниями, занимающимися иными различными видами деятельности.

Сделки, относящиеся к обычной хозяйственной деятельности, могут быть разделены на две группы: сделки, непосредственно заключаемые в ходе деятельности общества, и сделки, сопутствующие или обеспечивающие хозяйственную деятельность. И если со сделками первого вида не возникает сложностей с квалификацией, то сделки, обеспечивающие деятельность общества, требуют более пристального внимания. К обеспечивающим сделкам могут относиться в первую очередь финансовые сделки (получение займов, кредитов). Судебная практика относит к обычной хозяйственной деятельности производственных компаний кредитные сделки в зависимости от их цели. Если целью получения кредита является приобретение сырья, товаров для дальнейшей реализации, то такая сделка может быть отнесена к обычной хозяйственной деятельности.

Нередко отличительным признаком обычной хозяйственной деятельности считают то, что эта деятельность должна осуществляться в соответствии с уставом данного общества. Но этот признак не может являться основополагающим.

По общему правилу хозяйственное общество как разновидность коммерческой организации обладает общей правоспособностью и может осуществлять любые виды деятельности, не запрещенные законом (п. 1 ст. 49 ГК РФ). То есть в учредительных документах хозяйственных обществ может не содержаться исчерпывающий (законченный) перечень видов деятельности, которыми соответствующая организация вправе заниматься. С другой стороны, не все виды деятельности, которые закреплены в уставе хозяйственного общества, будут являться для данного общества «обычными».

Таким образом, признание деятельности хозяйственного общества обычной хозяйственной деятельностью должно оцениваться применительно к сделкам конкретного общества, поскольку большое значение имеют специфические особенности его деятельности.

Размер крупной сделки

Основным критерием отнесения сделки к крупной является количественный критерий, т.е. ее размер. Крупной сделкой считается сделка (несколько сделок), связанная с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату.

В Законе об ООО размер имущества, являющего предметом крупной сделки, определяется несколько иначе. Крупной сделкой является сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет более 25% СТОИМОСТИ ИМУЩЕСТВА ОБЩЕСТВА (выделено мною. — В.Б.), определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении таких сделок, если уставом общества не предусмотрен более высокий размер крупной сделки (ст. 46).

Таким образом, при совершении крупной сделки стоимость имущества, составляющего ее предмет в акционерном обществе, сравнивается со стоимостью активов общества, а в обществе с ограниченной ответственностью — со стоимостью имущества общества. В судебной практике нередко отмечается, что стоимость отчуждаемого или приобретаемого по крупной сделке имущества необходимо сопоставлять с балансовой стоимостью активов (имущества) общества, а не с размером его уставного капитала или чистых активов.

Сопоставление стоимости отчуждаемого или приобретаемого по сделке имущества происходит с данными бухгалтерского баланса. В целях признания сделки акционерного общества в качестве крупной под балансовой стоимостью активов общества следует понимать валюту баланса общества, т.е. сумму оборотных и внеоборотных активов по данным бухгалтерского баланса общества . С точки зрения бухгалтерского учета балансовая стоимость активов общества превышает балансовую стоимость его имущества, поскольку в состав активов общества входит не только имущество, но и иные объекты (дебиторская задолженность, затраты, отгруженные товары, предоставленные займы и т.д.). В соответствии с Законом для определения балансовой стоимости активов и имущества используется бухгалтерский баланс, составленный за последний отчетный период.

Информационное письмо ФКЦБ России от 16 октября 2001 г. N ИК-07/7003 «О балансовой стоимости активов хозяйственного общества» // Вестник ФКЦБ России. 2001. N 10.

С балансовой стоимостью активов (имущества) общества сопоставляется стоимость имущества, определенная по данным бухгалтерского учета, в случае его отчуждения или возможности отчуждения, или цена его приобретения (предложения) в случае приобретения имущества .

Определение стоимости имущества, являющегося предметом крупной сделки акционерного общества, имеет более сложный порядок. Согласно п. 2 ст. 78 Закона об АО для принятия советом директоров общества и общим собранием акционеров решения об одобрении крупной сделки цена отчуждаемого или приобретаемого имущества (услуг) определяется советом директоров общества в соответствии со ст. 77 этого Закона. То есть для совершения крупной сделки в акционерном обществе необходимо определить рыночную стоимость имущества, приобретаемого или отчуждаемого по крупной сделке, что не требуется в обществах с ограниченной ответственностью.

В юридической литературе дискутируется вопрос о том, какая стоимость имущества (рыночная или балансовая) должна сравниваться с балансовой стоимостью активов общества для определения размера крупной сделки. Заключаемая акционерным обществом сделка будет являться крупной, если балансовая стоимость имущества (стоимость, определенная по данным бухгалтерского учета), являющегося предметом сделки, составит более 25% балансовой стоимости активов общества. А если сделка признается крупной, то для ее одобрения советом директоров определяется рыночная стоимость имущества, являющегося предметом сделки. То есть нормы об определении рыночной стоимости имущества распространяются на отношения, связанные с утверждением советом директоров цены крупной сделки. При одобрении крупной сделки, совершаемой обществом с ограниченной ответственностью, обязательной процедуры определения рыночной стоимости имущества не предусмотрено.

Некоторую сложность представляет определение цены сделок, предметом которых не является имущество. Очевидно, что общие правила определения стоимости имущества в данном случае не вполне применимы. Закон прямо не регулирует указанные отношения, но судебная практика выработала некоторые критерии определения цены сделок, например договора кредита или поручительства. Так, кредитный договор может быть признан крупной сделкой, если сумма предоставленного кредита и предусмотренных договором процентов за пользование кредитом в течение установленного договором срока, без учета процентов за просрочку возврата кредита, составляет более 25% балансовой стоимости активов (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ N 62). При заключении договора поручительства необходимо обращать внимание на сумму основного обязательства, обеспечиваемого поручительством, без учета неустоек, штрафов, пени (п. 4 информационного письма), в сделке по уступке прав (требования) значение имеет определение стоимости уступаемых прав (п. 6 информационного письма), а в соглашении о переводе долга — сумма переводимого долга (п. 7 информационного письма). По общему правилу для определения цены сделки не должны учитываться дополнительные затраты (обременения), которые лицо может понести в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, порожденных заключенной сделкой: штраф, пеня, неустойка, меры гражданско- правовой ответственности.

Вопрос о взаимосвязанности сделок порождает проблему их действительности. А признание сделок недействительными влечет существенные проблемы материального характера. Любые сделки совершаются с определенной хозяйственной целью, которую стремится достичь тот или иной субъект. Однако иногда достижение ее невозможно с помощью одного договора, и участники оборота вынуждены совершать целый комплекс сделок, которые являются по своей сути взаимосвязанными. На практике из-за отсутствия законодательного закрепления понятия взаимосвязанности и состава признаков, определяющих взаимосвязь, возникает множество проблем. Выявим пути их решения.

ФАС Волго-Вятского округа в одном из своих постановлений обозначил следующую трудность: «Закон не содержит ни определения взаимосвязанных сделок, ни указания на возможные критерии отнесения двух или нескольких сделок к данной категории» (постановление от 27.08.2008 по делу № А28-10722/2007-412/9).

Вместе с тем понятие взаимосвязанных сделок встречается в Федеральных законах от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах». Там говорится, что к крупным сделкам относятся, в частности, одна или несколько взаимосвязанных сделок. То есть если две и более сделки взаимосвязаны, они могут рассматриваться как одна крупная сделка и требовать процедуры одобрения. Здесь определение взаимосвязанных сделок нужно для суммирования цены сделок и, как следствие, для отнесения их к крупным. То же происходит и со сделками, в совершении которых имеется заинтересованность; таких сделок, связанных между собой определенными признаками, тоже может быть совершено несколько. И они требуют одобрения общим собранием участников (акционеров) общества или советом директоров.

Правовой вакуум в определении взаимосвязанности сделок порождает множество вопросов и противоречий при решении проблем с крупными и обеспечительными сделками (кредит, поручительство или залог), сделками с заинтересованностью. Обеспечительные сделки, где, казалось бы, взаимосвязь налицо, напротив, могут не признаться судом взаимосвязанными. В определенных обстоятельствах вексельные сделки также могут рассматриваться в качестве взаимосвязанных.

Критерии взаимосвязанных сделок

Речь о взаимосвязанности может идти, например, в следующих случаях:

  • при последовательной передаче имущества в уставный капитал создаваемого общества;
  • при приобретении более 25% ценных бумаг общества и обусловленные таким фактом сделки по приобретению ценных бумаг у прочих акционеров;
  • при займе и залоге в обеспечение его возврата;
  • при распродаже недвижимости по частям в течение небольшого промежутка времени.

Основные критерии взаимосвязанности сделок, выработанные судебной практикой (см., например, постановление ФАС Московского округа от 27.02.2007 № КГ-А40/13601-06), таковы:

  1. Единство экономической цели сделок.
  2. Взаимовлияние и взаимозависимость одной сделки от другой. Одна сделка без другой не порождают самостоятельных прав и обязанностей сторон.
  3. Единый субъектный состав либо взаимосвязанность сторон сделки: сделки совершены с одним лицом или с его аффилированными лицами.
  4. Единая правовая природа сделок. Однородность сделок – заключение сделок одного вида, типа.
  5. Наступление неблагоприятных последствий у общества в целом или его участников в результате совершения сделки.
  6. Предмет договора – однородное имущество взаимосвязанных сделок или единое целевое хозяйственное назначение и технологическая взаимосвязь имущества.
  7. Незначительный период времени между заключением сделок или одновременность их совершения.
  8. Увеличение каждым заключенным договором общей цены единой сделки.

Рассмотрим перечисленные критерии.

Цель сделки

В результате совершения цепи сделок общество должно прийти к одной общей хозяйственной цели, ради которой они заключались; достичь одного правового результата. Например, вывод активов, передача имущества в качестве вклада в уставный капитал, утрата прав на какой-либо объект недвижимости или предприятие. Либо денежные средства, полученные от сделок, направляются на решение какой-либо одной определенной задачи. Тогда можно предполагать наличие взаимной связи. Чаще всего такой критерий присутствует при совершении крупной сделки.

Единой хозяйственной целью может стать консолидация имущества, в отношении которого заключаются сделки, в собственности одного лица (постановление Президиума ВАС РФ от 22.09.2009 № 6172/09, определение ВАС РФ от 27.03.2012 № ВАС-17643/11, постановления ФАС Поволжского округа от 14.03.2012 по делу № А55-2767/2011, Уральского округа от 24.02.2011 № Ф09-6916/10-С4 по делу № А47-3024/2010).

Взаимовлияние и взаимозависимость сделок

Данный критерий выражается в том, что договоры создают зависимые или подчиненные друг другу права и обязанности сторон (обязательства при этом одинаковы или схожи) либо в заключении договоров принимали участие взаимозависимые лица. Так, ВАС РФ в определении от 17.12.2008 № ВАС-15690/08 по делу № А40-53853/07-134-355 установил, что сделки заключены между разными лицами, не аффилированными между собой, они не направлены на обеспечение одинаковых обязательств и порождают самостоятельные права и обязанности. Следовательно, признать их взаимосвязанными нельзя.

Обратите внимание, что договор купли-продажи и акт взаимозачета между одними и теми же лицами не являются взаимосвязанными сделками.

Судебная практика СвернутьПоказать

Стороны заключили договор купли-продажи имущественного комплекса, а позже подписали акт зачета взаимных требований. Продавец зачел свою задолженность перед покупателем по поставленным ранее материалам, а компания-покупатель, в свою очередь, – задолженность перед продавцом по договору купли-продажи. Как ошибочно полагал истец, договор купли-продажи и акт взаимозачета являются взаимосвязанными крупными сделками.

Суд указал, что акт взаимозачета подтверждает взаимное выполнение обязательств сторонами и является одной из форм расчетов. Сделки не были направлены на достижение единой хозяйственной цели, они не являются однотипными, имущество, указанное в них, не используется по общему назначению (постановление ФАС Уральского округа от 22.09.2009 № Ф09-3260/09-С6 по делу № А76-11596/2008-5-390/85).

Единый субъектный состав

При анализе судебной практики бросается в глаза, что в случаях несовпадения субъектного состава договоров взаимная связь обычно отсутствует. Напротив, если договоры заключены с одним лицом либо с его аффилированными лицами, это говорит в пользу взаимосвязанности сделок.

Также очевидна взаимосвязь сделок, когда стороной выступает несколько фирм с идентичным составом учредителей либо при наличии родственных связей между ними.

На практике можно выделить различные виды участия сторон при совершении сделок:

  • участники сделок либо участники (акционеры) компаний – участников сделок состоят в какой-либо взаимосвязи (постановления Президиума ВАС РФ от 22.09.2009 № 6172/09, от 09.12.2010 № 8455/10, ФАС Северо-Кавказского округа от 26.04.2010 по делу № А61-1477/2009);
  • субъекты, которыми было приобретено имущество, осуществляют совместную деятельность по его эксплуатации (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 24.07.2003 № А74-3987/02-К1-Ф02-2244/03-С2);
  • сделки одновременно заключаются с одним и тем же лицом (определение ВАС РФ от 10.05.2012 № ВАС-2820/12).

Крупные сделки

Критерий по субъектному составу удачно раскрывается при анализе крупных сделок.

По существу вопрос о взаимосвязанности при совершении любой сделки возникает вместе с вопросом о признании ее крупной (следовательно, требующей или не требующей одобрения советом директоров или общим собранием). Если крупная сделка не прошла процедуры одобрения, то существует большая вероятность признания ее недействительной в судебном порядке. Случается, что формально сделка отвечает признакам крупности, но не является рискованной. Считается, что эта сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности. Но пока не доказана обычность сделки, она априори требует одобрения.

Бывает, что одобрения ожидать не приходится. Например, при отчуждении дорогостоящего имущества организации, чаще всего недвижимости. Тогда используется схема дробления сделок на несколько мелких. Сначала определяется имущество или доля в праве собственности по стоимости не более 25% балансовой стоимости активов. Затем это имущество реализуется покупателям-посредникам, которые перепродают приобретенное реальному покупателю. Посредники в схему вводятся с целью сделать конечного покупателя добросовестным приобретателем, который не знает и не может знать о нарушениях, при которых отчуждается имущество. Однако при этом часто забывают, что собственник вправе истребовать имущество, полученное даже добросовестным приобретателем.

Судебная практика СвернутьПоказать

Наглядным примером стало решение Арбитражного суда Рязанской области от 01.08.2008 по делу № А54-836/2008-С15, поддержанное постановлением Президиума ВАС РФ от 22.09.2009 № 6172/09. В этом деле есть практически все характерные признаки субъектной взаимосвязи. Суд признал договоры купли-продажи объектов недвижимости и долей в общей собственности взаимосвязанными сделками.

В схеме участвовало несколько посредствующих звеньев, через которые неоднократно перепродавалось имущество. В результате все имущество оказалось у одного приобретателя. А это указывает на существование единой хозяйственной цели – передачи имущества в собственность одного лица. Примечательно, что все сделки совершены в течение короткого промежутка времени – семи месяцев, а сделки по перепродаже осуществлялись через месяц или полтора после оформления перехода прав собственности.

Арбитры указали, что отдельные части здания могли использоваться по различному назначению и не были связаны единым технологическим циклом; они могли выступать самостоятельным объектом гражданского оборота. Однако этот факт не помешал суду признать сделки взаимосвязанными и подметить общее назначение проданного имущества – использование в производственных целях. Цена проданного имущества превышала его балансовую стоимость ненамного; при перепродаже наценка устанавливалась незначительная, то есть отсутствовала прямая выгода.

Все фирмы-посредники зарегистрированы за несколько дней до совершения сделки, а одна из них в момент судебного разбирательства находилась в процессе добровольной ликвидации. Компании, участвовавшие в схеме, были взаимосвязаны либо родством учредителей, либо совместным участием в юридических лицах. Общая стоимость взаимосвязанных сделок превысила половину (!) балансовой стоимости активов первоначального собственника. В итоге сделки признаны недействительными, суд применил процедуру реституции.

Как видно, подобные схемы не самый удачный способ уйти от обязательного одобрения.

Сделки с заинтересованностью

Что касается сделок с заинтересованностью, то Президиум ВАС РФ в постановлении от 12.04.2011 № 15749/10 по делу № А73-225/2009 придерживается следующей позиции: несколько взаимосвязанных сделок, направленных на достижение единого результата и совершенных несколькими лицами, часть которых заинтересована в их совершении, являются сделками с заинтересованностью. Лицо, заинтересованное в совершении хотя бы одной из взаимосвязанных сделок, рассматривается как заинтересованное в совершении всех сделок.

Самым распространенным способом избегания процедуры одобрения является введение между фирмой и заинтересованным лицом другого, незаинтересованного лица. Таким образом, вместо одной сделки с заинтересованностью последовательно заключаются две, каждая из которых по отдельности не является сделкой с заинтересованностью и, соответственно, не требует одобрения. Суды допускают наличие заинтересованности в подобных сделках. Так, ФАС Центрального округа в постановлении от 23.05.2011 по делу № А09-8256/2010 признал, что в совершении сделки имелась заинтересованность, т.к. впоследствии имущество перешло от незаинтересованного покупателя к сыну директора компании.

В то же время, по мнению Десятого арбитражного апелляционного суда, существенный промежуток времени между заключением сделок по продаже имущества общества говорит об отсутствии заинтересованности и их действительности, даже если в результате последней сделки имущество перешло к руководителю общества (постановление от 25.08.2011 по делу № А41-4009/11).

Таким образом, рекомендация здесь может быть только одна: если заранее известно, что предстоит заключить ряд взаимосвязанных сделок или сделок с заинтересованностью, лучше одобрить их сразу. Если квалификация сделок выяснится в дальнейшем или откроется неожиданно, можно получить одобрение на совершение следующих сделок. К тому же существует возможность одобрить сделки постфактум, после их совершения.

Единая правовая природа сделок

Закон не дает толкования термину «природа сделки», оставляя место для судейского усмотрения. Однако ее можно определить через положение в системе других сделок (однородность), по совпадению текста договоров и их существенных условий. Однородными сделки являются тогда, когда совершаются в похожих коммерческих или финансовых условиях с тождественными предметами (п. 5 ст. 105.7 НК РФ). Коммерческие условия включают в себя характеристики активов, сроки исполнения обязательств, условия платежей и др.

В постановлении Президиума ВАС РФ от 17.07.2012 № 2820/12 по делу № А12-24511/10 заключение четырех договоров аренды имущества одновременно на одинаковый срок (49 лет) суд признал взаимосвязанными сделками. Единая правовая природа заключается в совпадении сроков исполнения обязательств, очевидно, текстов договоров, их существенных условий, объекта недвижимости.

Судебная практика СвернутьПоказать

ФАС Поволжского округа постановлением от 29.05.2006 по делу № А72-11475/04-22/59 отказал акционерам в удовлетворении иска к ЗАО о признании недействительной (ничтожной) крупной сделки, состоящей из четырех взаимосвязанных сделок: по внесению ЗАО вклада нежилыми помещениями в уставный капитал трех разных организаций и заключению договора купли-продажи нежилых помещений. Иск был аргументирован тем, что в результате заключения сделок было отчуждено 100% недвижимого имущества ЗАО, стоимость которого равна 50% балансовой стоимости активов; уменьшился уставный капитал общества. По мнению истцов, сделка имела характер притворной, т.к. в результате были выведены активы ЗАО в иные организации.

Суд установил, что заключенные ЗАО сделки не являются взаимосвязанными из-за разнородности их правовой природы и различного субъектного состава. Кроме того, отчуждаемые объекты не относятся к неделимой вещи и подлежат свободному отчуждению. Все сделки были одобрены советом директоров.

Неблагоприятные последствия

Для удовлетворения исковых требований, связанных с признанием сделок взаимосвязанными, суды могут потребовать доказательства неблагоприятных последствий для истца или совершения сделок со злоупотреблением правом.

Ниже приведены примеры судебных решений, когда суды не признают исковые требования правомерными по причине недоказанности наступления неблагоприятных последствий.

Судебная практика СвернутьПоказать

В ФАС Северо-Кавказского округа было заявлено требование о признании недействительным договора купли-продажи и применении последствий его недействительности. Постановлением от 27.02.2013 по делу № А63-9384/2011 в удовлетворении требования отказано, поскольку оспариваемая сделка не была крупной (в расчет принимается не рыночная стоимость отчуждаемого имущества, а стоимость, определяемая на основании данных бухгалтерской отчетности). Истец не доказал возникновение для него неблагоприятных последствий в результате совершения сделки.

В другом деле истец потребовал признать недействительными договор поставки и дополнительные соглашения к договорам лизинга, применить последствия недействительности сделок. Суд не удовлетворил данные требования, поскольку оспариваемые сделки совершены в процессе обычной хозяйственной деятельности компании, нарушение сделками прав и законных интересов участника общества не доказано, а причинение обществу убытков не установлено (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 01.03.2013 по делу № А45-15968/2012).

Еще один пример – определение ВАС РФ от 25.12.2012 № ВАС-16083/12 по делу № А55-39226/2009. Истец потребовал пересмотра в порядке надзора судебных актов о признании недействительными сделок, применении реституции по делу о несостоятельности (банкротстве). Но исполнение договоров не причинило убытков ни кредиторам, ни должнику, кроме того, сделки не были совершены со злоупотреблением правом. Арбитры пришли к выводу, что оспариваемые сделки не имеют признаков взаимосвязанности.

Теперь приведем примеры дел, где истец смог доказать неблагоприятные последствия.

Судебная практика СвернутьПоказать

В постановлении Президиума ВАС РФ от 17.07.2012 № 2820/12 по делу № А12-24511/10 истец заявил требование о пересмотре в порядке надзора судебных актов по делу об оспаривании договоров перенайма земельных участков, применении реституции. Президиум ВАС РФ установил, что после совершения оспариваемых сделок деятельность фирмы стала невозможной и фактически прекращена, сделки взаимосвязаны и должны были быть одобрены как единая сделка.

Постановлением ФАС Центрального округа от 15.12.2010 по делу № А09-1461/2010 были удовлетворены требования истцов о признании договоров аренды недействительными. Переданная по этим сделкам недвижимость представляет собой имущественный комплекс, связанный между собой единым технологическим циклом по производству пара и горячей воды. Сдача имущества в аренду по нескольким договорам была признана судом крупной сделкой, поскольку повлекла невозможность осуществления хозяйственной деятельности арендодателя.

Технологическая связь имущества

Для квалификации взаимосвязанных сделок определение имущества, являющегося предметом сделок, как единого технологического комплекса довольно часто выделяется судебными инстанциями.

Судебная практика СвернутьПоказать

Комитет по управлению государственным имуществом обратился в суд к ОАО и ИП о признании недействительными договоров купли-продажи недвижимого (гаражи, мастерская, незавершенное строительство корпуса кондитерского цеха) и движимого (хлебопекарное и иное оборудование) имущества. Требование мотивировано тем, что взаимосвязанные договоры являются крупной сделкой, совершенной без согласия Комитета и созыва общего собрания ОАО. Суд удовлетворил иск в полном объеме, т.к. отчужденное имущество представляет собой часть имущественного комплекса, связанного между собой единым технологическим процессом по производству хлебной продукции (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 25.01.2006 № А17-67/1-2005).

Другой пример – постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.08.2008 по делу № А28-10722/2007-412/9. Акционер обратился в суд с заявлением о признании недействительными трех договоров залога (ипотеки), заключенных обществом с банком. По его мнению, эти договоры являются для компании крупными сделками, поэтому они должны быть одобрены общим собранием акционеров общества.

Арбитры указали, что законодательство не содержит определения взаимосвязанных сделок и не указывает на критерии, позволяющие отнести к ним две или несколько сделок. Вместе с тем суд определил спорные договоры залога как взаимосвязанные сделки, поскольку переданные по этим договорам объекты недвижимости и оборудование представляют собой части имущественного комплекса, связанные между собой одним технологическим циклом по производству мясопродуктов. Поскольку в совокупности стоимость переданного в залог имущества составила 76,71% балансовой стоимости активов общества, а решение по одобрению этих договоров общим собранием акционеров не принималось, они являются недействительными.

Заключение договоров с разными объектами, но допускающими их использование в процессе одного производственного цикла, можно проиллюстрировать еще одним примером. Компания может приобрести комплекс имущества, являющегося основой для создания производственной линии. Хотя ни одна сделка по отдельности не подпадет под понятие крупной, однако заключение каждой из них обусловлено общим намерением. То есть заключение одного договора и незаключение другого бессмысленно, потому что компании для производства необходим объект целиком. Подобный подход отражен в постановлениях ФАС Волго-Вятского округа от 25.01.2006 № А17-67/1-2005, ФАС Центрального округа от 01.08.2007 № А09-1053/07-2.

Однако когда имущество, которое является предметом нескольких договоров, может быть использовано по разному назначению и способно выступать в качестве самостоятельного объекта гражданских прав, суд может отказать в признании сделки недействительной. Так, ФАС Поволжского округа в постановлении от 02.02.2007 по делу № А65-13386/2006-СГ1-17 установил, что предметом каждого договора являлось имущество, которое могло представлять собой самостоятельный объект гражданских прав и гражданского оборота. Каждый из договоров, таким образом, был самостоятельной сделкой, поскольку образовал самостоятельные права и обязанности сторон. Суд не нашел подтверждения взаимосвязанности сделок.

Временной критерий

При выявлении этого признака взаимосвязанности сделок важно определить допустимый разрыв во времени заключения сделок, чтобы их можно было назвать взаимосвязанными и сохраняющими единство цели.

Сделки, заключенные компанией с разными лицами, но имеющие однородный предмет и совершенные в один день, суд, скорее всего, признает взаимосвязанными (постановление ФАС Уральского округа от 17.04.2006 № Ф09-2718/06-С5 по делу № А60-23680/05).

Сложнее, когда между сделками проходит определенный интервал времени, как это и бывает в большинстве случаев. Судебная практика обычно исходит из того, что промежуток между взаимосвязанными сделками должен быть меньше года (в некоторых случаях меньше 10 месяцев) (см., например, постановление ФАС Московского округа от 22.08.2007, от 29.08.2007 № КГ-А40/8670-07 по делу № А40-61536/06-52-446).

Впрочем, встречаются и другие ситуации. Предположим, предприятие решает ввести производственную линию. Для этого одному контрагенту заказывает провести проектные работы, второму – выполнить изготовление и поставку оборудования, а третьему поручает монтаж и запуск линии. С каждым из поставщиков заключен отдельный договор. Последняя сделка может быть заключена незадолго до поставки оборудования, и срок ее заключения может быть порядочно отдален от срока заключения первой сделки. Несмотря на существенный разрыв во времени, все договоры взаимосвязаны, так как преследуют единую цель.

Таким образом, временной критерий имеет второстепенное значение и его целесообразно использовать только вместе с остальными. Это подтверждается, в частности, постановлением ФАС Московского округа от 30.04.2008 по делу № КГ-А40/2338-08-П, когда три здания были проданы одновременно и даже одним и тем же лицам, однако суд не усмотрел взаимосвязи между договорами купли-продажи ввиду того, что все здания имели различное предназначение.

Суммирование цен договоров

Ясно, что совершение нескольких взаимосвязанных сделок как одной крупной увеличивает стоимость отчуждаемого имущества. Относительно обеспечительных сделок (например, обеспечение кредитного договора или договора купли-продажи – залогом, договора ипотеки – поручительством) признаки единства хозяйственной цели и совпадения субъектного состава не являются определяющими взаимосвязь сделок. Раньше суды считали, что обеспечение одного договора другим однозначно указывает на их взаимосвязанность, т.к. под взаимосвязью суды понимали зависимость на основе правовой связи сделок (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 27.02.2007 № КГ-А40/13601-06). Позже суды изменили такую формальную позицию.

Сейчас арбитры, как правило, указывают, что предметы обеспечительных договоров различны. Каждый из них обладает признаком самостоятельной сделки: различная правовая природа сделок порождает самостоятельные права и обязанности сторон. Поэтому обязательства по договору поручительства нельзя суммировать с обязательствами по договору залога или ипотеки. Кроме того, исполнение обязательств по одному из обеспечительных договоров уменьшает либо полностью прекращает обязательства по другому обеспечительному договору (решения Арбитражного суда Нижегородской области от 12.03.2012 по делу № А43-9562/2011, Арбитражного суда Липецкой области от 06.09.2010 по делу № А36-752/2009).

Судебная практика СвернутьПоказать

ФАС Северо-Кавказского округа в постановлении от 26.05.2011 по делу № А32-56183/2009 не признал сделку крупной и, соответственно, недействительной. Суд посчитал несостоятельным довод истца о взаимосвязи договоров займа и залога, который общество обязалось заключить в целях обеспечения исполнения обязательства по договору займа. Главной причиной послужило различие предметов договоров займа и залога. Ни единство хозяйственной цели, ни единый субъектный состав не убедили суд в наличии взаимной связи между сделками.

В другом деле суд не признал взаимосвязанными договор ипотеки и договор поручительства. По мнению арбитров, взаимосвязанными являются те сделки, которые связаны одной целью и способны увеличивать стоимость отчуждаемого имущества. Суммы обязательств по договорам поручительства и залога складывать нельзя. Каждая сделка не связана с другой, поскольку вместе они неоднородны по правовой природе, создают самостоятельные права и обязанности сторон. К тому же исполнение обязательств по одному договору влечет не увеличение, а уменьшение либо полное прекращение обязательств по другому (постановление ФАС Центрального округа от 17.12.2010 № А36-752/2009). Это мнение поддержал ВАС РФ (определение от 15.03.2011 № ВАС-2324/11).

Исключение: сделки с ценными бумагами

Исключение из изложенного о взаимосвязанных сделках сделал Президиум ВАС РФ в постановлении от 05.06.2012 № 17643/11. Профессиональный участник рынка ценных бумаг при заключении нескольких сделок по приобретению ценных бумаг вправе игнорировать некоторые признаки взаимосвязанных сделок.

В рассмотренном деле инвестиционная компания приобрела акции инвестиционного фонда. Полагая, что договоры купли-продажи акций взаимосвязаны и являются крупной сделкой, совершенной без соответствующего одобрения, акционеры инвестиционной компании обратились в суд с требованием о признании данных сделок недействительными. По идее, стремление к единой цели при заключении сделок, однородный предмет, непродолжительный период времени между совершением нескольких сделок указывают на наличие взаимосвязи сделок.

Однако суд сделал вывод об отсутствии взаимосвязанности. Президиум ВАС РФ постановил, что при квалификации сделок по приобретению ценных бумаг, совершенных профессиональным участником рынка ценных бумаг, все перечисленные обстоятельства не могут рассматриваться как абсолютное доказательство взаимосвязи таких сделок и необходимости их одобрения.

К сведению СвернутьПоказать

Критерии ограниченного периода времени между заключением сделок, однородности договоров и единого субъектного состава не являются определяющими еще и в вексельных отношениях. Для вывода о взаимосвязанности вексельных сделок должны быть представлены веские и убедительные доказательства (постановление ФАС Дальневосточного округа от 15.10.2012 № Ф03-4472/2012 по делу № А59-5034/2011). В противном случае при недостаточности доказательств суд откажет в признании их недействительными (см. также постановление Президиума ВАС РФ от 15.02.2005 № 12856/04).

Признаки отсутствия взаимосвязи

Рассмотрев критерии взаимосвязанности сделок, можно сформулировать и признаки, при наличии которых сделки не будут считаться взаимосвязанными:

  • совершение каждой сделки вне зависимости от остальных;
  • необусловленность совершения (несовершения) какой-либо из сделок совершением (несовершением) других сделок;
  • несвязанность между собой передачи имущества по каждой отдельной сделке;
  • различие оснований возникновения обязательств;
  • отсутствие новых взаимосвязанных обязательств вследствие заключенных сделок;
  • разница субъектного состава участников сделки;
  • наличие временного разрыва между сделками.

* * *

В литературе распространено мнение о невозможности формулирования общих условий взаимной связи между сделками. Тем не менее определенные ориентиры в решении этого вопроса выработать можно.

Экспертами-лингвистами была проведена экспертиза понятия «взаимосвязанные сделки». Между ними существует, очевидно, связь в самом обыкновенном, не специализированном значении этого слова, взятом из словарей: «Взаимные отношения между кем-либо или чем-либо; взаимная зависимость, обусловленность». Значит, в обычном смысле связаны между собой такие сделки, у которых совпадает хотя бы один из элементов договора: объект, субъект, цель или права и обязанности сторон.

Поскольку твердого объективного критерия взаимосвязанности не существует, этот вопрос решается по усмотрению суда. Тем не менее анализ судебной практики позволяет выделить некоторые критерии взаимосвязанности сделок. Но ни один из них не имеет абсолютного значения. Каждый признак взаимосвязанности может свидетельствовать о действительной взаимосвязи сделок лишь при условии его сопоставления с другими условиями конкретного дела. Совпадение нескольких признаков позволяет решить вопрос в пользу наличия взаимосвязи.

Еще раз отметим, что взаимосвязанными, по мнению судей, являются сделки, имеющие однородные условия, предмет и субъект, преследующие одну цель, совершаемые в течение короткого периода, проявляющие взаимовлияние, влекущие неблагоприятные последствия и увеличивающие стоимость имущества.

Полистать демо-версию печатного журнала

Суть рассматриваемого дела:

Инвестиционная компания приобрела акции хозяйственного общества, совершив пять сделок купли-продажи акций и одну сделку по покупке акций с обязательством их обратной продажи (договор РЕПО). Все сделки заключены в течение короткого временного интервала (за 2 рабочих дня), оплата, передача ценных бумаг и их зачисление на лицевой счет покупателя проведены в один день.

Акционеры инвестиционной компании, считая указанные сделки взаимосвязанными и являющимися, вследствие этого, крупной сделкой, которая должна была быть одобрена в порядке, установленном статьями 78, 79 ФЗ «Об акционерных обществах», предъявили требования о признании сделок недействительными. Суды первой, апелляционной, кассационной инстанций отказали в удовлетворении исковых требований, в связи с недоказанностью взаимосвязанности оспариваемых сделок и, как следствие, отсутствием оснований применять к ним порядок одобрения крупной сделки.

Президиум ВАС оставил обжалуемые судебные акты без изменения, указав, что из положений устава инвестиционной компании, лицензии на право осуществления брокерской деятельности следует, что инвестиционная компания является профессиональным участником рынка ценных бумаг, который осуществлял внебиржевую скупку акций.

В связи с этим признаки взаимосвязанности сделок, указанные в постановлениях Президиума ВАС РФ от 12.02.2008 № 13051/07 и от 22.09.2009 № 6172/09 (однородность предмета сделок, совершение сделок в течение непродолжительного периода времени, единая цель заключения сделок), не могут быть безусловным основанием того, что такие сделки являются взаимосвязанными, и как следствие, подлежащими одобрению как крупная сделка, в порядке, предусмотренном статьей 79 ФЗ Об акционерных обществах.

Вывод:

С одной стороны, судебно-арбитражной практикой сформирован еще один критерий, который можно использовать при решении вопроса о том, являются ли сделки, совершенные хозяйственным обществом, взаимосвязанными. В то же время, мы понимаем, что пока не закреплены четкие критерии отнесения сделок к взаимосвязанным, риски при принятии хозяйствующими субъектами решений о необходимости одобрения сделок исключить нельзя.

Галина Короткевич

p.s. 10 наиболее интересных материалов за последнее время:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *