Вышла жена из доверия

Эйфория от возможности быстро и легко получить солидные суммы вскружила головы очень многим. Этому в огромной степени способствовали и сами банки, которые старались буквально насильно всучить кредиты как можно большему числу граждан. О последствиях людей не предупреждали. Нерадивые руководители нередко просили своих подчиненных брать на собственное имя огромные суммы для развития своего предприятия, обещая золотые горы из солидных прибылей. Но эйфория от легких денег закончилась быстро — буквально спустя несколько лет. В долгах как в шелках оказались сотни тысяч граждан. Причем в глубочайшие долговые ямы попали даже целые деревни и небольшие поселки.

Естественно, проблемы начались не только у самих должников, но и у их поручителей. Суды по всей стране до сих пор завалены исками кредитных организаций к должникам и поручителям. Понятно, что, как правило, кредитные организации подобные иски выигрывают. Аргументы ответчиков, что они не знали закон, не прочли сноски в договоре мелким шрифтом о последствиях неуплаты и о своей ответственности — судами во внимание не принимаются.

У этого процесса «отрезвления от кредитов» оказался и обратный эффект — наслушавшись про отнятые у поручителей квартиры и пенсии, сейчас многим гражданам очень трудно подыскать себе того, кто согласится поставить подпись под договором поручительства. Люди, обжегшись на молоке, дуют на воду. Поэтому любые грамотные правовые разъяснения, связанные с ответственностью по невыплаченным кредитам, имеют особое значение. Тем более если эти комментарии даны самыми опытными и грамотными судьями страны.

Все началось с того, что в суд пришла некая гражданка и потребовала признать договор поручительства ее мужа недействительным. Суду истица объяснила — ее муж стал поручителем по крупному кредиту. Этот долг так и не вернули. Теперь кредитная организация требует деньги с поручителя — ее мужа. И суд решил, что по долгу будет платить поручитель. К немалой сумме долга в суде кредитор прибавил еще расходы на пошлину, адвокатов и проценты, набежавшие на долг за это время.

Гражданка отстаивала в суде такую позицию — решение суда по иску кредитора — неправильное, потому как сам договор поручительства, подписанный ее мужем, — недействительный. Ведь муж перед кредитором поручился своим имуществом. А имущество у них общее. Согласия на договор поручительства, заверенного у нотариуса, она мужу не давала. Все местные суды после долгого рассмотрения этого дела с истицей согласились.

Но тогда в Верховный суд пошел кредитор. И там его доводы были приняты. В итоге Верховный суд объяснил, в чем ошиблись местные суды.

Ситуация с точки зрения закона выглядит следующим образом. По договору поручительства муж обиженной жены обязался отвечать перед кредитором вместе с должником за исполнение взятых обязательств. В Гражданском кодексе есть 361-я статья, которая об этом говорит. В другой статье ГК — 363-й — написано, что если должник не может платить, то поручитель это делает за него. Есть в Гражданском кодексе еще одна статья — 24-я. Там сказано, что гражданин отвечает по своим обязательствам всем своим имуществом. Но забрать это имущество можно только по решению суда (237-я статья ГК).

Жена, доказывая в суде, что договор поручительства ее мужа незаконный, ссылалась на Семейный кодекс. Да, заявил Верховный суд, такая норма в Семейном кодексе есть. Это 45-я статья, и в ней говорится, что по обязательствам одного из супругов взыскание можно наложить только на его часть имущества. Из всего сказанного Верховный суд делает вывод — супруг отвечает по своими обязательствам, в том числе и по договору поручительства, но лишь тем имуществом, которое принадлежит ему лично.

Верховный суд подчеркнул одну деталь, которую супруги могут не знать. В Семейном кодексе (ст. 35, ч. 2 и 3) сказано, что если один из супругов совершает сделку, которая касается совместно нажитого имущества, предполагается, что он действует с согласия своей половинки. Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом , может быть признана судом недействительной по мотивам несогласия другого супруга, но только по его требованию. И только в тех случаях, если доказано, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на эту сделку.

Для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью или ее регистрации требуется нотариально заверенное согласие супруга. В Гражданском кодексе есть важная для нашего дела статья — 253-я. Она регулирует владение, пользование и распоряжение совместным имуществом супругов. В статье сказано, что каждый из участников совместной собственности вправе распоряжаться своей частью. Правда, и такую сделку тоже можно признать недействительной. Но это могут сделать только участники сделки, если у одного из них не было на эту сделку полномочий. И еще если доказано, что другая сторона сделки об этом точно знала или могла знать.

И вот как звучит главная мысль Верховного суда — «поручительство, как один из способов обеспечения исполнения обязательств, ответственность по которому несет лично поручитель, не является сделкой по распоряжению общим имуществом». Более того, суд подчеркнул — договор поручительства не является сделкой, требующей подписи нотариуса. И именно поэтому согласие супруга на заключение договора поручительства не требуется.

Вот как выглядит ситуация в разъяснениях Верховного суда.

Заключая договор поручительства, глава семьи не распоряжался каким-либо нажитым в браке имуществом. А только принял на себя обязательства отвечать в случае неисполнения должником по его обязательствам принадлежащим ему — лично, как поручителю, — имуществом. Именно этого не учли местные суды.

И еще один довод истицы опроверг Верховный суд. Женщина утверждала, что заключенный супругом без ее согласия договор противоречит 57-й статье Семейного кодекса. А в ней говорится о правах ребенка.

Верховный суд написал — эта статья не устанавливает и не может устанавливать какие-либо права ребенка на имущество родителей. В статье 60 Семейного кодекса так и сказано — ребенок не имеет право собственности на имущество родителей. Интересы ребенка учитываются лишь тогда, когда супруги разводятся и делят общее имущество. В этом случае доля того, с кем останется жить ребенок, увеличивается.

В общем, Верховный суд сам принял по этому делу решение, что случается крайне редко. Верховный суд сказал — поручительство было законным. И согласия жены на это не требуется.

Часто встречающуюся жизненную ситуацию рассмотрел недавно Верховный суд РФ. Его коллегия по гражданским делам не согласилась с судьями из Краснодара по интересному вопросу, связанному с распоряжением семейным добром.
Вопрос, который рассматривали несколько судов, включая Верховный, звучит так: может ли муж без согласия своей благоверной помочь другу стать поручителем по его кредиту? Супруга поручителя была абсолютно уверена, что муж не имеет законного права без ее письменного согласия ставить под удар добро, нажитое ими в браке, и подписывать поручительство на весьма значительную сумму для своего товарища. Местные суды с гражданкой согласились. А вот Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда высказала прямо противоположное мнение. И разъяснила, почему она так считает.
Итак, в городе Краснодаре в районный суд пришла истица. У нее были претензии к собственному мужу и крупному банку.
Оказалось, что ее супруг в банке поставил подпись под договором о поручительстве по большому кредиту своего знакомого. А поручительство, как известно, предполагает, что если должник не сможет расплатиться с банком, то это за него должен сделать поручитель.
Жена была уверена, что на распоряжение общим семейным имуществом ее супруг должен получить от нее согласие, причем нотариально заверенное. Поэтому женщина просила признать договор поручительства недействительным, со всеми исходящими, включая возврат в банк кредита в миллионы рублей. Свои действия истица аргументировала статьей Семейного кодекса, в которой говорится о распоряжении совместно нажитым имуществом. И местные суды, включая Краснодарский краевой суд, с ее требованиями согласились.
В Верховный суд обратился банк, которого не устроили эти решения, и он посчитал их незаконными.
Верховный суд дело перечитал и заявил, что местными судами допущены «существенные нарушения норм материального и процессуального права».
Так почему Верховный суд посчитал, что супруг может стать доверителем, не спрашивая согласия жены?
Вот логика его рассуждений.
Местные краснодарские суды исходили из следующего: в нарушение статьи 35 Семейного кодекса договор поручительства является сделкой по распоряжению общим имуществом супругов, и он заключен без письменного согласия истца. Именно поэтому он является недействительным.
Но Верховный суд с этим утверждением не согласен. Муж истицы подписал договор поручительства и принял обязательства отвечать перед банком по кредиту знакомого. При этом он на момент заключения договора состоял и до сих пор состоит в браке. Согласно Гражданскому кодексу (статья 361), поручитель отвечает перед кредитором за человека, которому банк дал деньги. Если должник не может исполнять свои обязательства, поручитель отвечает в том же объеме, что и должник (включая проценты, возмещение судебных издержек и прочие расходы кредитора).
В статье 24 Гражданского кодекса сказано, что человек отвечает по своим обязательствам всем имуществом, которое у него есть, за исключением того, на которое не может быть обращено взыскание.
Изымать имущество можно только по решению суда. Статья 45 Семейного кодекса регулирует взыскание имущества супругов. В ней сказано, что по обязательствам одного из них взыскание можно обращать только на имущество этого супруга. А если этого имущества недостаточно, кредитор вправе требовать выделения доли супруга-должника, которая ему бы причиталась из общего имущества.
Из перечисленных норм закона Верховный суд делает следующий вывод — супруг отвечает по своим обязательствам, в том числе и по договору поручительства, всем своим имуществом. По решению суда можно накладывать взыскание на любые вещи или имущественные права, принадлежащие именно этому супругу.
В статье 35 Семейного кодекса сказано: если один из супругов совершает сделку по распоряжению общим добром, то предполагается, что вторая половина об этом знает. В противном случае сделка, совершенная одним из супругов без согласия другого, может быть судом признана недействительной. Если один из супругов распоряжается недвижимостью или совершает другую сделку, требующую нотариуса, то согласие второго необходимо.
В статье 253 Гражданского кодекса, которая также говорит о владении и распоряжении общим имуществом, которое находится в совместной собственности, сказано следующее. Каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом. Такая сделка может быть признана незаконной, если выяснится, что этого хотят остальные владельцы и если у распорядителя нет полномочий.
А вот теперь самое важное. Поручительство — это один из способов обеспечения исполнения обязательств, по которому ответственность несет лично поручитель. И еще — поручительство не является сделкой по распоряжению общим имуществом супругов. Договор поручительства также не является сделкой, требующей нотариального заверения.
В нашем случае супруг, ставя подпись под договором поручительства, не распоряжался семейным имуществом, а только принял на себя обязательства отвечать за друга в случае неисполнения им возврата денег. И рискует в этом случае поручитель лишь принадлежащим ему лично имуществом.

Верховный суд РФ представил на своем сайте обзор судебной практики за второй квартал 2013 года, утвержденный Президиумом ВС 20 ноября.

В главе обзора, посвященной судебной практике по уголовным делам, рассматриваются вопросы квалификации, назначение наказания, процессуальные вопросы.

В разделе о практике рассмотрения гражданских дел, в частности, разъясняются вопросы подведомственности споров, вопросы производства в суде кассационной инстанции, анализируются споры, возникающие из жилищных правоотношений, из договорных правоотношений.

Так, разбирая одно из дел последней категории, ВС отмечает, что договор поручительства не является сделкой по распоряжению общим имуществом супругов или сделкой, подлежащей нотариальному удостоверению и (или) регистрации в установленном законом порядке, и не требует получения согласия другого супруга на его заключение.

В. обратилась в суд с иском к обществу (кредитору), обществу (должнику), М. о признании договора поручительства недействительным. В обоснование иска указала, что ей стало известно, что решением суда с ее мужа М. по договору поручительства взыскана в пользу общества (кредитора) сумма основного долга общества (должника) перед ним, а также расходы на оплату госпошлины. Кроме того, решением суда удовлетворен иск кредитора к должнику и М. о взыскании договорной неустойки. По мнению В., договор поручительства, заключенный между кредитором, М. (поручителем) и должником является недействительным и противоречит требованиям ст. 35 СК РФ, как связанный с распоряжением совместно нажитым имуществом супругов и заключенный в отсутствие ее согласия.

Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями. Решением районного суда, оставленным без изменения апелляционным определением, иск удовлетворен.

Обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе общества (кредитора), в возражении на кассационную жалобу, Судебная коллегия ВС признала, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

Разрешая дело и удовлетворяя иск, суд первой инстанции исходил из того, что в силу п. 2 ст. 35 СК РФ общество (кредитор) было обязано потребовать от М. письменное согласие супруги на заключение оспариваемого договора поручительства, однако недобросовестно отнеслось к своим обязанностям. Суд апелляционной инстанции согласился с этим выводом суда, указав, что В., являясь супругой М. – участника оспариваемой сделки в отношении общего имущества супругов, в полной мере доказала факт отсутствия ее согласия на совершение данной сделки.

Между тем судом установлено, что по договору поручительства М. принял обязательство отвечать перед кредитором солидарно с должником за исполнение его обязательств в полном объеме. В период заключения данной сделки и на момент рассмотрения дела судом М. состоял в браке с В. Согласно п. 1 ст. 361 ГК РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. В силу пп. 1, 2 ст. 363 указанного Кодекса при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя. Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства.

Статьей 24 ГК РФ установлено, что гражданин отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание. Согласно п. 1 ст. 237 ГК РФ изъятие имущества путем обращения взыскания на него по обязательствам собственника производится на основании решения суда, если иной порядок обращения взыскания не предусмотрен законом или договором. Пунктом 1 ст. 45 СК РФ, регулирующей обращение взыскания на имущество супругов, предусмотрено, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга. При недостаточности этого имущества кредитор вправе требовать выдела доли супруга-должника, которая причиталась бы супругу-должнику при разделе общего имущества супругов, для обращения на нее взыскания.

Таким образом, отмечает ВС, из содержания указанных норм в их взаимосвязи следует, что супруг отвечает по своим обязательствам, в том числе вытекающим из заключенного договора поручительства, всем своим имуществом и на основании решения суда взыскание в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договора поручительства может быть обращено на любые вещи и имущественные права, принадлежащие данному супругу.

В соответствии с пп. 2, 3 ст. 35 СК РФ при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки. Для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Согласно п. 3 ст. 253 ГК РФ, регулирующей владение, пользование и распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

Однако поручительство как один из способов обеспечения исполнения обязательства, ответственность по которому несет лично поручитель, не является сделкой по распоряжению общим имуществом супругов. Договор поручительства не является также сделкой, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, в связи с чем на его заключение не требуется получения нотариального согласия другого супруга.

Заключая договор поручительства, М. не распорядился каким-либо нажитым совместно в браке с В. имуществом, а лишь принял на себя обязательство отвечать в случае неисполнения должником обязательств последнего принадлежащим ему – поручителю – имуществом лично.

Это, как отмечает ВС, судами обеих инстанций учтено не было. В связи с этим выводы судебных инстанций о том, что заключение М. договора поручительства без согласия его супруги является основанием для признания договора недействительным, неправомерны, т.к. они не основаны на законе.

Содержавшийся в возражениях на кассационную жалобу довод В. о том, что договор поручительства, заключенный в отсутствие согласия другого супруга, противоречит ст. 57 СК РФ, регламентирующей право ребенка выражать свое мнение, в том числе при заключении договора поручительства, также несостоятелен и основан на неправильном толковании норм действующего законодательства.

Статья 57 СК РФ не устанавливает и не может устанавливать какие-либо имущественные права ребенка на имущество родителей, п. 4 ст. 60 СК РФ прямо закреплено положение о том, что ребенок не имеет права собственности на имущество родителей. Учет интересов несовершеннолетнего ребенка может быть осуществлен при разделе супругами-родителями их общего имущества, нажитого в браке, путем увеличения доли того супруга, с которым останется проживать ребенок.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила обжалуемые судебные постановления и приняла новое решение, которым в удовлетворении иска В. о признании договора поручительства недействительным отказала (определение № 18-КГ13-27).

С полным текстом обзора судебной практики Верховного суда РФ за второй квартал 2013 года можно ознакомиться .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *