p_i_f

Полицейские в американских фильмах говорят: «Вы можете хранить молчание, всё, что вы скажете, будет использовано против вас». Российские правоохранители так говорят не всегда и часто обещают скостить срок, если всё выложишь. Увы, такие обещания забывают ещё до суда. Разбираемся, когда появилось право хранить молчание, почему оно так важно и как вам его реализовать.

Когда появилось право хранить молчание?

Право хранить молчание — одно из главных прав, которое имеет «слабая» сторона — защита. Многовековой принцип английского права гласит, что нельзя превращать человека в орудие своего собственного осуждения. В конституции и законы государств с XVIII века включали положения, которые гарантировали это право — например, знаменитую Пятую поправку в конституцию США. До этого право не оговаривать себя соседствовало с ситуацией, когда вина автоматически презюмировалась, если человек хранил молчание и не отвечал на вопросы следователей: не говоришь — значит скрываешь.

Ещё совсем недавно в России признание официально считалось царицей доказательств, хотя неофициально это продолжается до сих пор, а право хранить молчание ставят под сомнение. Современная российская Конституция (статья 51) говорит, что никто не обязан свидетельствовать против себя, супруга и близких родственников, а за принуждение к даче показаний предусматривается уголовная ответственность (статья 302 УК). Так что привилегия против самообвинения в современном российском законодательстве реализуется, по крайней мере, на бумаге.

Когда возникает право хранить молчание и где оно закреплено?

Когда на вас завели уголовное дело, пытаются изобличить или ведут обвинительную деятельность, которая свидетельствует о подозрениях против вас.

Согласно позиции Конституционного Суда РФ, если обвиняемый воспользовался своим правом не участвовать в доказывании, то есть сохранил молчание, это не может служить основанием для признания его виновным и не освобождает должностных лиц от установления и исследования доказательств невиновности.

В делах о государственной измене и шпионаже подследственные дают признательные показания, часто под давлением, так как советует следователь и адвокат по назначению, а потом эти показания становятся основой обвинения.

Преследуемые участники массовых акций, например, по «делу 26 марта», признают вину и идут на особый порядок, чтобы сократить срок заключения, но это не срабатывает.

А зампредседателя Верховного суда РФ Владимир Давыдов и вовсе заявил, что в России меньше 1 % оправдательных приговоров, потому что большинство подсудимых признают свою вину.

Когда вас пока не подозревают, но вы опасаетесь, что начнут.

Позиция ЕСПЧ такова (постановление по делу «Сандерс против Соединенного Королевства»): право не свидетельствовать против себя должно включать любую информацию о фактах, поскольку она может быть в последующем уголовном процессе использована в поддержку обвинения.

В деле Сандерса на показаниях, которые он давал как свидетель, потом обосновали его обвинение. Саундерса под страхом уголовного наказания за неуважение к суду принудили предоставить Департаменту промышленности и торговли информацию о делах компании и ответить на вопросы этого государственного учреждения. После эти данные были использованы в ходе судебного разбирательства, и Саундерса приговорили к тюремному заключению за коммерческое мошенничество. ЕСПЧ признал нарушение принципа справедливого разбирательства.

Таким образом, позиция ЕСПЧ состоит в том, что в ограниченных случаях закон должен позволять при должном обосновании воспользоваться правом хранить молчание и в гражданском процессе, чтобы признания, сделанные в гражданском процессе, впоследствии не оказались в уголовном деле.

Российское законодательство позволяет молчать в гражданском процессе, и даже не надо вникать и обосновывать, почему человек хочет воспользоваться правом хранить молчание.

Когда не хотите свидетельствовать против близких

Никого не должны заставлять выбирать между лжесвидетельством и моральным чувством перед родными. В этом состоит гуманно и демократично понимаемый баланс интересов. Предполагается, что современные средства и методики расследования могут достигать целей правосудия и без таких показаний.

Основание свидетельского иммунитета (это синоним права хранить молчание) можно также искать в правах на человеческое достоинство, охрану неприкосновенности частной жизни, охрану личной и семейной тайны.

Право не свидетельствовать против себя и близких закреплено в Гражданском процессуальном кодексе. Там же описано, кто не подлежит допросу в качестве свидетеля.

Вас не должны допрашивать как свидетеля об обстоятельствах, которые вы узнали в связи с исполнением обязанностей представителя по гражданскому или административному делу

А также защитника по уголовному делу, медиатора, священнослужителя, судьи, присяжного, арбитражного заседателя или третейского судьи.

Что касается адвокатов, то уже на первое обращение, когда человек переступил порог адвокатского офиса или позвонил адвокату, включая сам факт обращения, распространяется адвокатская тайна, и адвокат не может быть допрошен по данным обстоятельствам.

А что с наказанием за недоносительство?

С лета 2016 в Уголовном кодексе появилась ответственность за недоносительство по готовящимся, реализуемым или совершенным преступлениям террористической направленности. Виновному грозит лишение свободы до одного года. К уголовной ответственности по этой статье нельзя привлечь за несообщение о подготовке или совершении преступления супругом или близким родственником, тут конституционные гарантии соблюдены.

Как правоохранители должны разъяснять мне мои права?

Показателем реальности прав человека является их процедурная детализация. Так, в США решением Верховного суда в 1966 ввели «правило Миранды»: при задержании и до проведения допроса человеку необходимо сообщить о праве хранить молчание, о том, что любое сделанное им заявление может быть использовано против него, о праве на адвоката и о праве отказаться от реализации этих прав. Если полицейский не сообщит хотя бы об одном из этих прав, это считается грубым процессуальным нарушением и влечет недопустимость доказательств, что может привести к оправданию в суде.

Российское законодательство не содержит закрепленных форм разъяснения прав, но этому вопросу посвящен ряд норм.

Закон о полиции (статья 14) предусматривает, что при задержании сотрудник полиции обязан разъяснить задержанному право на юридическую помощь, право на отказ от дачи объяснения, а основания и мотивы задержания заносятся в протокол.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении указывает, что неразъяснение права не свидетельствовать против себя, своего супруга и близких родственников влечет признание объяснений и показаний полученными с нарушением закона.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ (статьи 46, 47) говорит, что при согласии подозреваемого (обвиняемого) дать показания, его должны предупредить о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, даже если он потом откажется от этих показаний. Для сравнения, по «правилу Миранды» показания подследственных, которые они дали в ходе досудебного производства по уголовному делу без защитника, даже когда подследственный сам отказался от защитника, и не подтвержденные в суде, относятся к недопустимым доказательствам.

Куда жаловаться, если мне не разъяснили мои права и выбивают признание?

Так как свидетельствовать против себя не обязательно, признание вины должно быть добровольным, без принуждения. Признание должно подтверждаться совокупностью других доказательств по уголовному делу. Но в российской правоохранительной практике получение признательных показаний воспринимается как один из самых надежных и эффективных способов доказывания по делу.

Чтобы получить признание, используют не только неразъяснение прав и запугивание, но и «передопрос с электровспоминателем». Если вы столкнулись с этим, обращайтесь к полицейскому начальству, в управление собственной безопасности, в прокуратуру и в суд. Если ваше заявление о пытках в полиции не расследуют, остаётся возможность добиться справедливости в ЕСПЧ. Кроме того, вам могут помочь общественные организации: «Комитет против пыток» или «Агора», они же помогают направить жалобу в ЕСПЧ.

Текст: юрист Артём Кутловский, Ольга Дмитриевская

Гражданин по этой статье имеет право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых очерчен законом. Вроде бы все просто. Но есть сложности.

В каких случаях человек может воспользоваться этой статьей? Ограничений нет: ни по процессуальному статусу (очевидец, свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый), ни по виду и стадии судопроизводства, а также независимо от любой формы общения и со всеми чиновниками.

Главное — любая попытка ограничить право молчать, ссылаясь на то, что статьей 51 могут, например, пользоваться только обвиняемые, будет нарушением конституционных прав человека. Как и запрет пользоваться ей, к примеру, при устной беседе с любым сотрудником органов, в любой ситуации.

Как правильно пользоваться статьей и когда это уместно?

Бывает, когда граждан опрашивают или допрашивают правоохранители и не спрашивают об их желании отвечать на вопросы. При отказе без ссылки на статью 51 в протоколе могут написать — «гражданин отказался отвечать на поставленные вопросы». Это нередко используется как метод давления на человека. При допросе же по уголовному делу такой ответ может привести к уголовной ответственности за отказ от дачи показаний.

Но если на тот же вопрос человек ответит: «при ответе на поставленный вопрос я воспользуюсь ст. 51 Конституции», то такой ответ не считается отказом. При ссылке на конституционное право граждане не подпадают под ответственность за отказ от дачи показаний.

А кто такие по закону близкие родственники? Где границы понятия «не свидетельствовать против себя самого» и какая информация под это подпадает? Право молчать распространяется не только на свидетельство против себя, но и запрещает принуждать свидетельствовать против близких родственников. Это супруг, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки. То есть по Конституции можно не давать любую информацию, которая касается этих людей, будь то их личная жизнь или работа.

Важно — закон выделяет и другую категорию — «близкие лица». К ним относятся «иные лица», жизнь, здоровье и благополучие которых человеку дороги в силу сложившихся личных отношений. Кстати, к этой категории относятся люди, состоящие в так называемом гражданском браке.

Что значит «не свидетельствовать против самого себя»? Четкого ограничения в законе нет. Это должно решаться самим гражданином, а не диктоваться ему кем-либо чужим.

Важно, что не разъяснение гражданину статьи 51 Конституции может привести к признанию протокола допроса недопустимым доказательством.

И еще одна интересная особенность этой статьи. Конституционный суд РФ разъяснил в одном из своих постановлений, что право не свидетельствовать против себя предполагает не только возможность отказаться от дачи показаний, но и от предоставления органам предметов и документов и т.д., которые могли бы свидетельствовать против него.

Право молчать распространяется не только на свидетельство против себя, но и запрещает принуждать свидетельствовать против близких и родственников

Любое введение человека в заблуждение о его праве пользоваться статьей 51 является нарушением его конституционных прав и свобод.

Но нередко полный отказ человека отвечать на вопросы, прикрываясь этой статьей, дает возможность вести следствие в невыгодном для гражданина направлении. И это обязательно надо помнить.

Привести наглядный пример из практики по данной теме довольно сложно, так как ссылка в показаниях на ст. 51 Конституции РФ прямых последствий за собой не влечет, однако порой ее бывает достаточно, чтобы «закрепить» обвинение и постановить обвинительный приговор.
Статья 51 Конституции РФ гласит:
«1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.
2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания».
Наверное, каждый, столкнувшись хотя бы раз в жизни с законом в рамках уголовного или, например, административного судопроизводства, слышал о ст. 51 Конституции РФ. Отвечая на вопрос о том, в чем же заключается ее смысл, большинство, скорее всего, скажет, что статья дает ему право не отвечать на вопросы представителей правоохранительных органов (инспектора ГИБДД, следователя, дознавателя, судьи и т.д.), ничего не сообщать им.
Очевидно, что познания в этой части у общества в целом весьма поверхностны, многие ассоциируют смысл ст. 51 Конституции РФ с дежурной фразой полицейских из западных боевиков, которую те произносят при задержании подозреваемого, разъясняя его права: «У вас есть право хранить молчание. Все, что вы скажете, может быть использовано против вас в суде!» Это один из пунктов так называемого правила Миранды: юридическое требование по законодательству США, согласно которому любая информация, полученная от задержанного в ходе допроса до того, как ему были зачитаны его права, является недопустимым доказательством. Иными словами, подавляющее большинство людей заблуждается в сути конституционного «права на молчание» и, реализуя его, в некоторых случаях действует себе во вред.
Полагаю, необходимо разобраться в том, какой именно смысл несет в себе ст. 51 Конституции РФ, реализацию каких прав она гарантирует и какова цель этих гарантий.
Обратившись к истории возникновения этого «неотъемлемого права каждого», проанализировав его доктринальное толкование, в том числе и на соответствие международным стандартам по правам человека, я пришел к следующему.
Regina probationum – признание – царица доказательств (перевод с лат.). Эта фраза бытовала еще в Древнем Риме: так римляне нарекли признание вины самим подсудимым, в связи с которым терял смысл поиск иных доказательств, отпадала необходимость в поиске улик и дальнейшем расследовании дела в целом, то есть вина раскаявшегося в этом случае считалась доказанной.
В Своде законов Российской империи собственное признание тоже считалось «лучшим доказательством всего света», и, несмотря на то что для его получения закон запрещал допросы с любого рода истязаниями и пытками, подобные случаи, как известно, имели место быть. А в конце 1920-х – начале 1950-х гг., во времена репрессий, в нашей стране была вновь возрождена древнеримская концепция, когда самооговор зачастую добивался пытками, шантажом и обманом, особенно по политическим преступлениям.
Сегодня преступлением «против правосудия» является любое принуждение к даче показаний путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий (ст. 302 УК РФ), а ст. 51 Конституции РФ в первую очередь является гарантией недопустимости такого рода принуждения к свидетельству против самого себя или своих близких. Иными словами, всякое признание вины должно быть добровольным, ведь целью гарантии, предоставляемой ст. 51 Конституции РФ, является недопустимость любой формы принуждения к свидетельству против самого себя, супруга или своих близких. Органы расследования и суд не вправе требовать или какими-либо методами добиваться не только признания вины, но и показаний, обвиняющих супруга и близких родственников даже при наличии фактов, при которых входящие в этот круг лица могли быть признаны соучастниками в преступлении.
«Право на молчание» является общепризнанной международной нормой, полностью согласующейся с Международным пактом о гражданских и политических правах. Хотя Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод прямо не содержит такого положения, однако Европейский суд по правам человека исходит из того, что эти положения лежат в основе понятия справедливой судебной процедуры (ст. 6 Европейской конвенции).
При этом ст. 51 Конституции РФ не исключает право на дачу признательных и изобличающих кого-либо показаний, «никто не обязан», но каждый имеет право свидетельствовать. При соблюдении остальных требований закона добровольно данные показания являются допустимым доказательством.
Наиболее ярким примером реализации рассматриваемой статьи будет применение ее норм в рамках уголовного судопроизводства. На практике обращает на себя внимание то обстоятельство, что следователь, дознаватель или судья почти всегда охотно принимают отказ от дачи показаний подозреваемого / обвиняемого, основанный именно на положении ст. 51 Конституции РФ, и, если даже этот отказ не будет устно подкреплен ссылкой на вышеназванную норму, формулировка «хочу воспользоваться правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ», скорее всего, найдет свое отражение в протоколе допроса или судебного заседания без подсказки допрашиваемого. И это несмотря на то, что законное право подозреваемого и обвиняемого не давать показания четко предусматривается законодателем в п. 2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, согласно которым указанные лица вправе отказаться от дачи объяснений и показаний.
В реальности, в случае отказа лица от дачи показаний, представителями правоохранительных органов соответствующие пункты ст. 46, 47 УПК РФ, как правило, подробно не разъясняются и сам отказ, мотивированный ссылками на эти нормы, большая редкость, тогда как указание в протоколе на ст. 51 Конституции РФ при отказе от дачи показаний является обычной практикой.
Анализ судебной практики, приговоров в отношении лиц, отказавшихся от дачи показаний, в том числе и в суде, позволяет в очередной раз прийти к выводу о том, что положения и права, предусмотренные п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, полностью игнорируются.
Казалось бы, это схожие по смыслу нормы, но они имеют разное юридическое значение и реализуют разные правовые гарантии в уголовном судопроизводстве.
«…свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников…» – по смыслу законодателя содержание ч. 1 ст. 51 Конституции РФ предполагает, что речь идет об отказе от дачи показаний лица в части признания им своей вины в совершении инкриминируемого ему преступления либо об отказе от дачи показаний против супруга или близких родственников по факту совершенного ими преступления, в зависимости от обстоятельств. Лицо не обязано свидетельствовать в тех случаях, когда это может изобличить (!) лично его, супруга или близких родственников. Из текста ясно, что обсуждаемая норма не освобождает от дачи любых показаний, нет в ней указания на то, что лицо имеет право ничего не говорить, речь идет лишь о праве не сообщать о противоправных действиях.
Проще говоря, отказываясь от дачи показаний в соответствии со ст. 51 Конституции РФ, подозреваемый / обвиняемый своими действиями поясняет примерно следующее: «Я совершил те или иные противоправные действия (преступление), но говорить об этом не хочу, так как имею полное право не рассказывать о том, что совершил» (не просто отказываюсь что-либо сообщать и пояснять, а именно не свидетельствовать против себя, то есть не изобличать!) или «Мой супруг (супруга, близкие родственники) совершил преступление, о котором идет речь, но рассказывать об этом и тем самым изобличать его я не хочу, имею на это законное право, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ».
Смысл же, вложенный законодателем в п. 2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, заключается в праве (а не обязанности) отказаться от дачи любых показаний. Ведь одним из принципов уголовного судопроизводства является презумпция невиновности, согласно которой подозреваемый / обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания лежит на стороне обвинения. (ч. 2 ст. 14 УПК РФ). С этим правом связан и запрет на повторный допрос обвиняемого без его согласия при отказе от дачи показаний на первом допросе по тому же обвинению (ч. 4 ст. 173 УПК РФ).
То есть если вы считаете себя непричастным к совершению преступления, в котором вас подозревают или обвиняют, если не хотите давать пояснения только потому, что вы не в состоянии быстро сориентироваться в сложной ситуации, для вас все происходящее ново, а рядом нет выбранного вами или вашими близкими защитника и без его консультации вы просто-напросто боитесь навредить себе неверно оброненным словом, то необходимо ссылаться именно на право не давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении вас подозрения / обвинения, а именно п. 2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ соответственно.
Право гражданина не свидетельствовать против себя, своего супруга и близких родственников, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, безусловно, является его законной гарантией, неотъемлемой привилегией против самообвинения, и зачастую воспользоваться этим правом, настоять на его реализации весьма и весьма целесообразно. Однако с учетом сложившейся практики ссылка на ст. 51 Конституции РФ трактуется правоприменителем как косвенное признание вины. Для того чтобы позиция допрашиваемого могла быть истолкована именно так, как он предполагал ее донести, крайне важно понимать, к каким последствиям приведет молчание в каждой конкретной ситуации в зависимости от того, какими нормами руководствовалось лицо при отказе от дачи показаний. Ведь не секрет, что от результатов показаний могут зависеть дальнейшее процессуальное положение, тактика защиты, ход следствия по делу, ну и как итог – чья-то судьба.

Что говорят полицейские США при задержании, допросе или просто при получении объяснения?
Вы имеете право хранить молчание.
Всё, что Вы скажете, может и будет использовано против Вас в суде.
Ваш адвокат может присутствовать при допросе.
Если Вы не можете оплатить услуги адвоката, он будет предоставлен Вам государством.
Понимаете ли Вы суть всего сказанного?
Что говорят российские полицейские при задержании, допросе или просто при получении объяснения?
Распишитесь в том, что Вам знакомы положения статья 51 Конституции РФ… и все!
1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.
Никто и никогда не зачитывает в России эту самую 51 статью! ладно, если кто-то спросит «А про что там?» Смею вас уверить, что лишние вопросы полицейским задавать не принято, а то себе дороже будет… как это… «вопросы здесь задаю я!»
Интересная надо сказать статья … Фиксируют вашу скорость скажем 200 км/ч приходит квитанция …. и вы ее обжалуете …. типа за рулем в этот момент сидела мама или папа …. или бабушка 🙂 или сестра, а учитывая то что не обязан давать показания против своих родных КТО именно сидел за рулем можно не говорить …. главное доказать факт что ВАС там небыло, а до тех пор пока неясно кто сидел штрафовать некого 🙂 Ну, там свидетелей с десяток привести, которые расскажут как вы в этот момент в баре пили пивко за 100 км от дома.
А что это за «Правило Миранды»? Оно названо в честь человека, дело которого перевернуло всю американскую правоохранительную систему.

9 марта 1941 года в городе Меса, в штате Аризона, в бедной семье латиноамериканского происхождения родился мальчик, которого назвали Эрнесто. В школе от Эрнесто натерпелись и одноклассники, и учителя, и многие вздохнули с облегчением, когда в девятом классе парня приговорили к году обучения в Государственной промышленной школе Аризоны для мальчиков. Попал туда Эрнесто вполне заслуженно, имея два привода — в восьмом классе правонарушение закончилось условным наказанием, а в «малолетку» юноша загремел не за кражу леденцов, а за незаконное вторжение со взломом. Пробыв в Государственной промышленной школе год, Эрнесто вышел на свободу, чтобы через месяц вернуться назад, получив срок за новое правонарушение.


Освободившись переехал в Лос-Анджелес. Полиция «города Ангелов» задержала Эрнесто спустя несколько месяцев по подозрению в вооружённом ограблении и целом ряде правонарушений поменьше. Миранда полгода просидел в местном СИЗО, но официальных обвинений ему так и не предъявили, отправив в итоге назад в Аризону. Подался на Юг, где бродяжничал и совершал кражи. Отсидев за бродяжничество в Техасе, он получил год тюрьмы в Нэшвилле за угон автомобиля.

Весной 1963 года Миранда вновь оказался в полиции, и на сей раз по весьма серьёзному обвинению. Эрнесто, разъезжая по Финиксу на своем фургоне, затаскивал в него молодых девушек, которых грабил и насиловал. При этом преступник изобретательностью не отличался, нападал на одних и тех же улицах в одних и тех же местах, и непонятно, каким образом ему удавалось избегать задержания.

Но, сколько веревочке ни виться… Фургон, в котором похищали девушек, запомнили и опознали. В итоге офицеры полиции Финикса Кэрол Кули и Вилфрид Янг арестовали Миранду и поставили его на опознание. Одна из жертв насильника и грабителя уверенно опознала в Миранде своего мучителя. После двухчасового допроса Миранда во всём сознался и подписал все показания.

Важный момент — на каждом листе показаний Миранды вверху было напечатано «Это заявление сделано добровольно, без каких-либо угроз, принуждения или обещания иммунитета и с полным знанием законных прав, с пониманием, что любые мои заявления могут и будут использованы против меня». Вслух, однако, Миранде его права никто не огласил.

Дело было очевидным, и никаких сомнений в его исходе не было. Понимал это и опытный 73-летний адвокат Элвин Мур, назначенный для защиты Эрнесто Миранды. Но в середине 1960-х годов американские адвокаты и общественники вели отчаянную борьбу с полицейским произволом. Мур решил, что Миранда как нельзя лучше подходит на роль «жертвы правосудия».

На суде адвокат напирал на то, что Миранде не были должным образом разъяснены его права, а значит, его признание и другие улики, полученные с нарушениями, должны быть изъяты из дела. Суд первой инстанции доводы Мура не убедили, и за похищения, грабежи и изнасилования Эрнесто Миранда летом 1963 года был осуждён на срок от 20 до 30 лет заключения.

Элвин Мур, однако, не смирился и стал опротестовывать решение, полагая, что оно нарушает Пятую поправку к Конституции США, гарантирующую гражданам возможность не свидетельствовать против себя.

Адвокат проиграл иски во всех инстанциях, но когда в 1966 году дело дошло до Верховного Суда США, грянула сенсация — высшая судебная инстанция страны согласилась с Муром. Суд решил, что любые показания, как признательные, так и оправдательные, могут быть использованы в суде только в том случае, если сторона обвинения может доказать, что подозреваемый перед допросом был информирован о праве на адвоката и о праве не свидетельствовать против себя.

Верховный Суд решил, что права Миранды были нарушены, и постановил пересмотреть дело, изъяв из него признательные показания. Само решение Верховного Суда было встречено неоднозначно, даже среди самих судей случился раскол — сразу трое не поддержали вынесенный вердикт.

Тем не менее, дело вернули в суд первой инстанции, а американской полиции пришлось ввести обязательную процедуру зачитывания прав задержанным, которая теперь известна всему миру.

Победа адвоката Мура, однако, судьбу самого Эрнесто Миранды не изменила — несмотря на изъятие признательных показаний из дела, оставшихся улик хватило, чтобы вновь вынести ему обвинительный приговор и вновь отправить в тюрьму на срок от 20 до 30 лет. Но уже в 1972 году ставший знаменитым рецидивист был освобождён условно-досрочно. Какое-то время он зарабатывал тем, что продавал листки с текстом «полицейской молитвы» и своим автографом.

Образ жизни, однако, Миранда не поменял. И если за систематическое нарушение ПДД его просто лишили прав, то задержание за незаконное ношение оружия обернулось возвращением в тюрьму, поскольку Миранда нарушил условия досрочного освобождения.

Отсидев ещё год, Эрнесто Миранда освободился в последний раз. Он работал шофёром доставки, проводя свободное время за игрой карты в самых дешёвых питейных заведениях Финикса.

31 января 1976 года в полиции Финикса был получен сигнал о крупной драке в баре «Ла-Амапола». Прибыв на место, копы обнаружили мужчину с ножевым ранением. Пострадавшего доставили в Госпиталь Добрых Самаритян, где врачи констатировали его смерть.

Убитым оказался Эрнесто Миранда, чуть более месяца не доживший до своего 35-летия.

Подозреваемого полицейские задержали и поспешили зачитать ему права. Признаваться задержанный не стал, но, несмотря на это, вскоре был отпущен под залог.

После этого предполагаемый убийца Миранды сбежал в Мексику. В итоге за убийство Эрнесто Миранды никто так и не был осуждён.

«Правилу Миранды» повезло больше — на сегодняшний день оно действует в США дольше, чем прожил на свете человек, давший ему своё имя. И пока, несмотря на ожесточённые споры, возникающие вокруг него, отменять «правило Миранды» в Америке не собираются.

Tags: Люди

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *