Статья: Переоценка обстоятельств и доказательств в практике арбитражных судов кассационной инстанции (Опалев Р.О.) («Налоги» (газета), 2009, n 12)

Покупатель решил оспорить сделку купли-продажи строительного оборудования лишь спустя 2,5 года после заключения такого контракта. Две инстанции посчитали такие действия злоупотреблением правом, а первая кассация указала, что нижестоящие суды не учли целый ряд обстоятельств в этом споре. ВС разбирался, является ли такой вывод Окружного суда переоценкой доказательств.

В период действия прежнего Арбитражного процессуального кодекса (до 2002 года) принцип законности преобладал над принципом диспозитивности, и суд кассационной инстанции проверял законность принятых судебных актов в полном объеме, рассказывает юрист АК «Павлова и партнеры» Надежда Попова. Однако действующий АПК коренным образом изменил ситуацию, разъясняет эксперт. Теперь кассация вправе лишь проверять законность выводов нижестоящих судов и их соответствие уже установленным фактам, уточняет партнер КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Сергей Кислов.

Таким образом, кассационный суд не вправе оценить по-новому те или иные обстоятельства и доказательства, которые уже представили ранее участники процесса, говорит юрист. В большинстве случаев, где окружной суд обнаруживает какое-либо несоответствие, спор направляется на новое рассмотрение в нижестоящую инстанцию, поясняет эксперт. Так и поступил Арбитражный суд Московского округа в деле № А40-68167/2016.

Невыгодный контракт

Начиналось все с того, что весной 2014 года фирма «СП ТТС» по инициативе своего гендиректора Василия Пасики купила у «Транстоннельстрой» строительное оборудование на 523 млн руб. Покупатель лишь частично оплатил товар, а право требовать остальную сумму по цепочке сделок перешло к ООО «Юрист-Консалт». Оставшиеся деньги (486 млн руб.) компания «СП ТТС» не торопилась выплачивать. Тогда ООО «Юрист-Консалт» потребовало взыскать этот долг вместе с неустойкой в судебном порядке (дело № А40-17791/2016).

А покупатель оборудования, у которого уже сменился гендиректор, в свою очередь, заявил иск о признании недействительным договора купли-продажи строительной техники (дело № А40-68167/2016). «СП ТТС» и его новый участник «МИП-Актив» уверяли, что спорная сделка для заявителей является крупной и, согласно уставу головного предприятия, требовала одобрения от всех владельцев компании. Однако такое условие не было выполнено. Кроме того, истцы утверждали, что Пасика специально оплатил оборудование лишь частично, чтобы создать долг у фирмы. «СП ТТС» и «МИП-Актив» представили в суд два отчета оценщика, где указано, что рыночная стоимость проданного строительного оборудования ниже цены спорной сделки.

Суды разошлись в оценках

Первая инстанция и апелляция отказали в иске, сославшись на то, что контракт о покупке строительного оборудования не является убыточным для «СП ТТС»: технику фирма получила и использует в своей работе. Кроме того, суды применили принцип эстоппель (прим. ред. – утрата права выдвигать определенные возражения), отметив, что истец стал оспаривать договор купли-продажи спустя 2,5 года после заключения соглашения и его частичного исполнения. В дополнение к перечисленному суды указали на пропуск срока исковой давности у «СП ТТС». Две инстанции посчитали, что цена оборудования не является завышенной, а само разбирательство истец инициировал с целью затянуть параллельный процесс по взысканию долга.

Однако Окружной суд пришел к другим выводам. Арбитражный суд Московского округа указал на то, что нижестоящие инстанции не оценили должным образом ряд доводов истца: 1. О том, что сделка совершена с нарушением устава покупателя. 2. Сумма контракта значительно превышает размер уставного капитала «СП ТТС» (8 млн руб.) и полностью сразу не оплачивалась умышленно. Отдельно первая кассация отметила, что отчеты истца подтверждают – цена строительной техники по спорной сделке на 16% выше ее рыночной стоимости, и в этом разбирательстве стоило назначить финансово-экономическую экспертизу. Ссылаясь на перечисленные обстоятельства, Окружной суд отменил акты нижестоящих инстанций и отправил дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

В ВС поспорили про условия многомиллионного контракта

«Юрист-Консалт» не согласился с выводами первой кассации и оспорил этот акт в Верховный суд. На заседании в ВС представитель заявителя Андрей Касьянов уверял, что первая инстанция и апелляция обоснованно применили принцип эстоппель. По его словам, утверждение истца о недействительности сделки не должно учитываться: «Оппоненты действовали недобросовестно. За 2,5 года всех устраивал спорный контракт, оборудование «СП ТТС» передали, и истец использовал эту технику». Представитель «Юрист-Консалта» уверял, что Окружной суд вышел за пределы рассмотрения дела: «Арбитражный суд Московского округа взялся сам делать вывод о достаточности и действительности доказательств, которые есть в деле».

Партнер «Sergis» Эльдар Закиров, который представлял интересы истцов, в ответ заметил, что в спорной ситуации нарушен порядок одобрения сделки: «По уставу у нас требуется единогласное согласие всех участников общества на заключение таких контрактов, а в этом случае его не было». Юрист добавил, что цена договора купли-продажи строительной техники на 85 млн руб. превышает рыночную стоимость такого товара: «Вообще же, нам продали неликвидные активы по завышенной цене». Закиров уверял, что злоупотребляет правом как раз ответчик: «По спорной сделке право требовать долг перешло к лицам, которые аффилированы со старым гендиректором «СП ТТС».

– Какие права нарушаются этой сделкой, если она совершилась до того, как вы стали участником истца? – поинтересовалась судья Елена Борисова у Закирова.

– Предыдущий гендиректор заключил убыточный контракт, цена которого на 16% выше рыночной стоимости. Пасика и иные лица нагрузили общество неликвидным оборудованием, – ответил юрист.

Выслушав все доводы сторон, «тройка» судей под председательством Елены Золотовой удалилась в совещательную комнату и спустя несколько минут огласила итоговое решение: акт окружного суда отменить и оставить в силе решения первой инстанции с апелляцией. Таким образом, ВС признал, что Окружной суд переоценил доказательства в спорном деле.

Эксперты «Право.ru»: «ВС хочет строго разъяснить пределы кассационного обжалования»

В рассматриваемом деле суд кассационной инстанции переоценил только то доказательство, которое касается вопроса о разнице между ценой сделки и рыночной стоимости оборудования, считает Екатерина Калинина, старший юрист Noerr. Она поясняет, что вывод Арбитражного суда Московского округа по доводам об убытках от заключенного контракта и превышении цены строительной техники над размером уставного капитала покупателя – это не переоценка доказательств. Разъяснение перечисленных обстоятельств укладывается в компетенцию Окружного суда, говорит юрист. Вот и Кислов уверен, что суд округа не сделал недопустимых выводов. Эксперт считает, что ВС решил рассмотреть это дело с целью более строго разъяснить пределы кассационного обжалования и четче разграничить переоценку обстоятельств в подобной ситуации.

Вообще же, грань переоценки доказательств на практике определяется для каждого дела индивидуально, отмечает Попова. По ее словам, критериями для такого решения будут: 1. Установление и неправильное применение судами нижестоящих инстанций фактических обстоятельств, имеющих значение для дела. 2. Существенные нарушения норм материального и процессуального права. 3. Важность значения для конкретного дела определенных доказательств.

То есть когда те же самые обстоятельства, которые суды расценили как положительные, «меняют свой окрас» и оцениваются негативно без обоснования такой перемены, тогда и можно говорить о переоценке доказательств, резюмирует адвокат ЮГ «Яковлев и Партнеры» Любовь Иванова.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ рассмотрела дело, выводы судов нижестоящих инстанций по которому затрагивали такой болезненный, как для спорящих сторон, так и самих судов, вопрос, как переоценка доказательств и выход за пределы кассационного обжалования.

Согласно нормам гражданского процессуального законодательства суд кассационной инстанции не полномочен давать новую юридическую оценку оценить тем или иным доказательствам и обстоятельствам, ранее уже представленным сторонами по делу и оцененным судами первой и второй инстанции. Установив несоответствие установленным ранее фактам и незаконность выводов нижестоящих судов, кассационный суд направляет дело на новое рассмотрение в апелляционный суд.

Существующая в действующем законодательстве грань переоценки доказательств несколько размыта, и судебная практике отмечает вариабельность в ее определении с учетом индивидуальных особенностей каждого дела. В рассмотренном Верховным Судом случае Судебная коллегия вынесла решение, в котором с показательной строгостью разграничила переоценку доказательств и недопустимость выхода кассационного суда за пределы кассационного обжалования.

Если говорить о критериях переоценки доказательств, то они таковы:

  • Имеющие значение для дела обстоятельства установлены районным и апелляционным судом, однако применены ими неправильно.
  • Судами первой и второй инстанций допущены существенные нарушения норм процессуального и материального права.
  • Нижестоящими судами не учтено существенное значение конкретных доказательств для определенного дела.

Проще эти критерии могут быть сформулированы в одном предложении: если определенные доказательства и обстоятельства, установленные судами первой и второй инстанции и оцененные как положительные, в кассационном суде рассматриваются как отрицательные, налицо очевидная переоценка доказательств.

Фабула дела

Два с половиной года назад один хозяйствующий субъект, фирма А, приобрела у контрагента, фирмы Б, строительную технику на 650 миллионов рублей. Покупатель оплатил 10% стоимости оборудования, принял его и в течение всего периода времени использовал в хозяйственной деятельности. Однако от оплаты оставшейся части суммы уклонялся, несмотря на неоднократные требования продавца.

В итоге продавец обратился в Арбитражный суд с иском о взыскании с фирмы А задолженности по договору купли-продажи. На предварительном судебном заседании покупатель в свою очередь предъявил встречные исковые требования к продавцу о признании договора купли-продажи строительной техники недействительным. Требования мотивированы тем обстоятельством, что в ходе сделки было нарушено условие Устава фирмы А о необходимости одобрения крупной покупки всеми владельцами предприятия. Также истец указал, что рыночная стоимость оборудования, согласно экспертному заключению, значительно ниже цены контракта, а директор компании оплатил стоимость техники намеренно, для создания у покупателя дебиторской задолженности.

Позиция районного и апелляционного суда

Судами первой и второй инстанции был применен принцип эстоппель, и отказано в удовлетворении исковых требований. В соответствии с указанным принципом, а в юриспруденции он трактуется, как утрата лицом права выдвигать возражения, суды исходили из того обстоятельства, что истец, эксплуатируя оборудование по своему прямому назначению, не оспаривал договор купли-продажи в течение двух с половиной лет, более того, он его частично исполнил. При таких условиях суды пришли к выводу о безубыточности контракта для фирмы А, соответствии контрактной и рыночной стоимости техники, и злоупотреблении правом со стороны истца. Вишенкой на торте судебных актов явилось указание судов на пропуск истцом срока исковой давности.

Кассационная инстанция, в которую обратился с жалобой истец, признала решения нижестоящих судов ошибочными и отменила их в связи с отсутствием надлежащей оценки доводов истца о нарушении Устава фирмы А, допущенном при выполнении условий договора, не проведением финансово-экономической экспертизы, для проверки отчета истца о цене контракта, на 20% превышающей рыночную стоимость оборудования.

Мнение Верховного Суда РФ по данному делу

Верховный Суд отменил определение суда кассационной инстанции, указав, что тот вышел за пределы кассационного обжалования и переоценил доказательства по делу. Таким образом, решение суда первой инстанции и апелляционное определение оставлено в силе.

Выводы специалистов относительно данного решения Верховного Суда расходятся — большинство из них придерживается той точки зрения, что кассационный суд не переоценил доказательств по делу. Сам же судебный акт призван подчеркнуть высшей судебной инстанцией страны строгость разграничения пределов кассационного обжалования.

Образцы процессуальных документов в суд:

Продолжая исследовать тему переоценки (обстоятельств, доказательств) при производстве в судах кассационной инстанции, проанализировав судебные акты Верховного суда РФ, отменившие постановления кассации именно по основаниям переоценки, пришла к следующим заключениям, которыми хотела бы поделиться со всеми, кого интересует эта тема.

Сам термин «переоценка обстоятельств» главой 35 АПК РФ, регулирующей производство в судах кассационной инстанции, не определен (в АПК РФ он используется только в отношении решений третейских судов при их рассмотрении арбитражным судом), однако он широко используется в постановлениях судов кассационных инстанций. При этом в понимании того, что кассационные суды не вправе переоценивать обстоятельства, установленные судами первой и апелляционной инстанций, все единодушны. Переоценка обстоятельств выходит за пределы полномочий судов кассационных инстанций, определенных статьями 286-288 АПК РФ. Пункт 2 статьи 287 АПК РФ четко определяет, что «Арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими».

На неколебимость этого постулата АПК РФ неоднократно указывал Конституционный суд РФ. Так, в Определении от 24.04.2018 №998-О указано, что «суд кассационной инстанции проверяет обоснованность обжалуемого судебного акта лишь в той мере, в какой это необходимо для проверки соответствия проверяемого акта нормам материального и процессуального права…» и не вправе осуществлять «исследование и оценку судом кассационной инстанции обстоятельств, не установленных нижестоящими судебными инстанциями». В Определении Конституционного Суда РФ от 17.02.2015 №274-О отмечено, что нормы АПК РФ не позволяют кассационному суду «непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо».

Верховный суд РФ далеко не всегда достаточно жестко следит за соблюдением судами округов данной нормы, отменяя постановления по основанию переоценки. При этом есть случаи отмены не только постановлений судов округов, но и отмены Определений судей ВС РФ об отказе в передаче кассационных жалоб на рассмотрение коллегии ВС РФ и даже Определений самой коллегии. Приведу примеры.

Отмена ВС РФ постановлений судов кассационной инстанции в связи с тем, что последние «фактически переоценили» обстоятельства, установленные судами нижестоящих инстанций. В качестве примеров можно привести Определение ВС РФ №305-КГ16-14921 от 06.02.2017 по делу №А40-120736/15 и Определение ВС РФ №309-КГ16-838 от 18.08.2016 по делу №А60-4982/15. Обстоятельства дел очень похожи. По результатам налоговой проверки (в первом случае ПАО «СИТИ», во втором ООО «Сысертский арматурный завод») межрегиональные налоговые инспекции приняли решение о доначислении налогов, а также пени и штрафов. Основанием для этого послужил вывод ФНС о неправильном применении обществом налоговых вычетов НДС, а также неправомерном включении расходов по налогу на прибыль, поскольку, по мнению инспекции, хозяйственные операции обществ с рядом поставщиков не отвечают признакам реальности. Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав обстоятельства и представленные в деле доказательства, пришли к выводу о необоснованности доводов инспекции и правомерности налоговых исчислений обществ, на основании чего признали недействительным решения инспекции. Суды кассационной инстанции не согласились с выводами нижестоящих судов, как с противоречащими представленными в деле доказательствами, сделали собственный вывод о нереальности осуществления поставщиками предпринимательской деятельности, отсутствия у обществ должной осмотрительности при заключении с ними сделок, а, следовательно, необоснованности налоговых начислений и отказали обществам в удовлетворении заявленных требований в полном объеме. ВС РФ признал выводы судов округов неправомерными, указав, что ссылаясь на те же доказательства, что и суды нижестоящих инстанций, они дали этим доказательствам иную оценку, признав установленным отсутствие реальности спорных финансово-хозяйственных операций общества по приобретению работ (услуг) у названных поставщиков, в то время как нормами АПК РФ установление фактических обстоятельств дела и оценка доказательств отнесена к полномочиям судов первой и апелляционной инстанций. Так же ВС РФ отдельно отметил отсутствие мотивированного обоснования неправильного применения судами нижестоящих инстанций норм материального права. При таких обстоятельствах, исходя из принципа правовой определенности, обжалуемое постановления судов кассационной инстанции были отменены в полном объеме, как принятые с существенными нарушениями норм процессуального права, повлиявшими на исход дела, а решения судов первой инстанции и постановления судов апелляционной инстанции оставлены силе.

Еще одним важным моментом, на который хотелось бы обратить внимание, является неправомерность проверки судом кассационной инстанции законности судебных актов судов первой и апелляционной инстанций в той части, которая в кассационном порядке не обжаловалась, доводов относительно несогласия с которой кассационная жалоба не содержала и в судебном заседании такие доводы не заявлялось. Этот вопрос рассматривался в описанном выше деле №А60-4982/15. В кассационной жалобе ФНС обжаловала решения судов первой и апелляционной инстанций в отношении реальности хозяйственных операций не со всеми 8-ю поставщиками, а только с 5 из них, и, соответственно, только в части доначисления меньшей суммы НДС, штрафов и пени. Кассация, между тем, проверила судебные акты в полном объеме. ВС РФ отметил, что проверка законности судебных актов нижестоящих инстанций в полном объеме, а не только в обжалуемой части, и их отмена, нарушает нормы ст.286, 287 АПК РФ. Также это нарушает принцип состязательности, предусмотренный ст.9 АПК РФ и является существенным нарушением норм процессуального права, повлиявшим на исход дела. На основании этого ВС РФ отменил постановление суда кассационной инстанции в этой части.

По основанию переоценки Определением ВС РФ (№307-ЭС16-8149 от 16.02.2017 ) было отменено постановление АС Северо-Западного округа по делу №А56-76223/14. В этом деле Определением заместителя председателя ВС РФ Свириденко О.М. было отменено и определение судьи ВС РФ, отказавшего в передаче дела в СК по экономическим спорам ВС РФ. По результатам рассмотрения, Судебная коллегия ВС РФ пришла к выводу о том, что постановление Арбитражного суда СЗ округа подлежит отмене, т.к. последний, отменяя судебные акты судов нижестоящих инстанций и направляя дело на новое рассмотрение, фактически переоценил представленные в материалы дела доказательства, которые явились предметом рассмотрения суда апелляционной инстанции и указал, что «несмотря на то, что суд апелляционной инстанции устанавливал обстоятельства дела, связанные с обращением ответчика в Московский антикоррупционный комитет и Межрегиональную общественную организацию, суд округа указал суду первой инстанции на необходимость при новом рассмотрении дела повторно установить эти обстоятельства на основе иной, нежели при первоначальном рассмотрении дела, оценки тех же доказательств, которые представлены в материалы дела и являлись предметом рассмотрения судов. В результате, по мнению судебной коллегии ВС РФ, суд округа допустил существенные нарушения норм процессуального права, поэтому на основании части 1 статьи 291.11 АПК РФ постановление суда округа подлежит отмене, а постановление суда апелляционной инстанции − оставлению в силе.

Последним примером принципиального подхода ВС РФ к фактам переоценки кассацией установленных нижестоящими судами обстоятельств является пример отмены Президиумом ВС РФ (№309-ПЭК18 от 26.12.2018 ) Определения Судебной коллегии ВС РФ по экономическим спорам по делу №А40-75556/17 по спору между ПАО «Новороссийский морской торговый порт» и ФАС России. Коллеги уже описывали эту ситуацию в своих постах (https://zakon.ru/discussion/2018/12/26/eksportery_poluchayut_vyruchku_v_dollarah_no_eto_ne_vazhno__novorossijskij_port_pobedil_fas_v_prezid). ФАС России настаивала на нарушении Новосибирским торговым портом антимонопольного законодательства по основаниям установления и поддержания монопольно высоких цен на часть услуг. На основании чего порту было предписано установить экономически обоснованные цены на услуги и перечислить в федеральный бюджет 9,7 млрд. рублей «дохода, полученного в результате нарушения антимонопольного законодательства». Суды трех инстанций признали предписания ФАС незаконными, а Судебная коллегия по экономическим спора ВС РФ принятые по делу судебные акты отменила и направила дело на новое рассмотрение. Отменяя определение судебной коллегии Президиум ВС РФ указал, что оно «нарушает единообразие в применении и (или) толковании судами норм права» по сути, приведя доводы о проведенной Судебной коллегией ВС РФ переоценкой обстоятельств по делу.

Подводя итог, можно сделать однозначный вывод о том, что нарушение судами кассационной инстанции (в том числе и судьями ВС РФ, судебными коллегиями ВС РФ при рассмотрении в порядке кассационного производства) норм статей 286-288 АПК РФ (установление ими оснований, фактических обстоятельств, которые не были установлены судами первой и апелляционной инстанций; иная оценка судами кассационной инстанций обстоятельств, чем та, которая дана судами первой и апелляционной инстанций установленным ими обстоятельствам) является основанием для отмены судебных актов кассационного суда. Полномочия вышестоящих судов на пересмотр не могут рассматриваться как замаскированная апелляция, а простая возможность существования двух взглядов на вопрос не является основанием для повторного рассмотрения дела (Постановление ЕСПЧ от 24.07.2003 по делу «Рябых (Ryabykh) против Российской Федерации»).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *