Аудиозапись как доказательство в суде

Аудиозапись и её использование для защиты своих интересов, в том числе в судебной практике – инструмент полезный и перспективный. Тем более, что эта возможность прямо предусмотрена законодательством.

Аудиозапись – инструмент в клубке интересов

Но также надо учитывать, что вопросы, связанные с аудиофиксацией, находятся на стыке разных прав и интересов, поэтому регулируются во многих аспектах. Здесь встречаются интересы того, кто записывает и использует записанную информацию в своих целях, и интересы того, против кого она используется (в частности, неприкосновенность частной жизни, тайна переговоров и иных сообщений и т.д.), интересы государственных органов, регулирующих оборот звуко и видеозаписывающей техники и т. д.

Кроме того, против этого инструмента работает консерватизм судов и юристов, которые, даже несмотря на прямое указание статей 55, 77 и 78 ГПК РФ, могут отрицать возможность использования диктофонной записи в качестве доказательства. В Арбитражном процессуальном кодексе использование аудиозаписей в качестве доказательств регламентируется ст. 64, ст. 162 АПК РФ.

Иногда за этим стоит банальное сопротивление новому и непривычному: «Всю жизнь обходились без этого, обойдёмся и теперь». Или нежелание разбираться с тем, как это работает, внедрять новые процедуры и техническое оснащение – проще запретить.

Иногда доводы «против» могут иметь под собой более твёрдую почву и быть связаны с совершенно законными понятиями относимости и допустимости доказательств. Если сказать проще — аудиозапись должна быть получена законным способом и содержать информацию о значимых для дела обстоятельствах.

И вот в этом клубке возможностей и ограничений нужно уметь действовать так, чтобы защитить свои интересы и не наступить при этом на чужие.

Что важно

Чтобы избежать отказа в приобщении диктофонной записи (аудиозаписи) к материалам дела можно порекомендовать следующее:

  • ходатайство о приобщении диктофонной записи к делу рекомендуется составлять в письменном виде;

  • при представлении диктофонной записи (аудиозаписи) как доказательства в ходатайстве о ее приобщении к делу следует указывать об обстоятельствах ее совершения: когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись;

  • в ходатайстве желательно расписать максимально подробно:

– кто производил аудиозапись,

– кому принадлежат участвующие в разговоре голоса,

– день, точное время записи,

– местоположение (адрес, название организации, место вне помещения),

– наименование устройства, на которое производилась запись (марка, модель, номер),

– формат, в котором производилась запись,

– какие изменения исходного файла производились в процессе перезаписи (конвертация формата, переименования и т.п.)

– сохранился ли оригинал файла на первичном носителе/диктофоне.

Зачастую лицами, участвующими в процессе, предъявляются такие диктофонные записи, происхождение которых они затрудняются пояснить. Такая аудиозапись становится непригодной в качестве доказательства в суде.

  • Рекомендуется указывать, что диктофонная запись (аудиозапись) произведена в целях самозащиты согласно ст.12 Гражданского Кодекса РФ.

  • Указывать, какие обстоятельства, существенные для дела, могут быть подтверждены диктофонной записью.

  • Прилагать к диктофонной записи ее текстовую расшифровку (иначе потребуется решать вопрос со звуковоспроизводящей аппаратурой и т.д., а некоторые суды могут вообще отказываться приобщить к делу запись без расшифровки).

  • По возможности, имеет смысл составить запрос и приложить ответ производителя (если производитель доступен и устройство предполагает возможность проверки записи (о выборе устройства ) о технических деталях записи, в том числе о том, редактировалась ли запись и на основании чего сделан такой вывод. Это уже на входе придаст доверия записи и снимет ряд вопросов.
    При этом надо учитывать, что в случае очень скептического отношения суда к записи или активной возражающей позиции другой стороны, всё равно может потребоваться экспертиза. Но в определенных ситуациях, заранее подготовленная «лёгкая артиллерия» (вроде расшифровки записи, пояснений производителя/специалиста, может помочь избежать необходимости применения «тяжёлой артиллерии» –экспертизы).

  • В ряде случаев также следует ходатайствовать о проведении экспертизы диктофонной записи на предмет отсутствия следов монтажа и идентификации голосов. Этот вопрос необходимо отслеживать по субъективному отношению суда к вашей записи. При скептическом отношении следует усилить позицию проведением экспертизы (ходатайствовать о её применении).

  • Запись должна быть сделана участником беседы, тем самым, который отстаивает свои права в суде. Можно писать в том числе свои разговоры с должностными лицами, находящимися при исполнении обязанностей. Можно писать не уведомляя другую сторону, но представляемая в суд запись должна касаться именно спорных правоотношений, а не личных дел собеседника.

Относительно записей, сделанных третьими лицами, общее правило гласит: нет, нельзя. Я сейчас не говорю о ситуациях, связанных с уголовным процессом – там свои правила по этой части. Более интересны случаи, когда, например, запись переговоров сделана представителем одной из сторон во время его беседы, связанной с защитой интересов представляемого. Я считаю, что такой вариант имеет право на допуск в качестве доказательства.

Наверное, можно ещё усмотреть ситуации, когда запись сделана не участником разговора, но при определенных обстоятельствах может быть допущена в качестве доказательства, но для этого нужно оценивать все обстоятельства дела, прежде всего на предмет нарушения прав лиц, которых записали и при каких обстоятельствах, зачем и почему некое третье лицо записывало чужой разговор.

Третьему лицу, у которого оказался записанным чужой разговор весьма сложно будет дать удовлетворяющие суд объяснения по этому поводу, да ещё и так, чтобы самому не оказаться под преследованием за нарушение соответствующих прав граждан.

  • Писать нужно на устройство:

–законное (т.е. такое, которое не подпадает под квалификацию в качестве специального технического средства для негласного получения информации (СТС НПИ)

– максимально пригодное для этих целей с технической точки зрения и перспективы получения записи надлежащего качества для суда и экспертизы

Законодательство не содержит технических требований к средству записи и её характеристикам. Исходить нужно из того, что содержащуюся на ней информацию нужно будет предъявить во внятном, однозначном виде суду, а при необходимости – иметь возможность провести с ней разные виды экспертиз (от расшифровки (стенограммы) записей до установления некоторых принципиальных моментов вроде редактирования.

Таким образом, сегодняшнее законодательство и технические возможности позволяют широко использовать аудиозапись в целях защиты своих прав и интересов. Надо только чётко понимать существующие здесь ограничения, которые прежде всего касаются прав других лиц. А также представлять условия, при которых этот инструмент будет эффективен.

Бывают ситуации, когда аудиозапись живого или телефонного разговора оказывается едва ли не единственным доказательством нарушения ваших прав. Это и «терроризирование» звонками, в том числе ночными, вас и ваших родственников коллекторами с угрозами и оскорблениями личности. Это и случаи хамского поведения сотрудника ГИББД с превышением полномочий, записанные на видео-регистратор. Это и словесные договоренности о займе, нарушенные впоследствии. И различные случаи шантажа, вымогательства и мошенничества.

Федеральный закон № 114 от 26.04.2016г. гласит, что аудио- и видеозаписи являются полноценными доказательствами в судах по административным делам. Однако в гражданском суде каждый конкретный случай признания аудио- и видеоматериалов официальными доказательствами рассматривается судьями индивидуально.

Суд может отказать приобщать аудиозапись к делу, самые частые поводы для этого – нарушение порядка получения записи, отсутствие уверенности в ее подлинности, отсутствие ее заверенной расшифровки.

Чтобы этого не произошло, важно соблюсти следующие правила:

  • запись должна производиться одним из участников разговора и по его инициативе;
  • разговор не должен касаться личной жизни;
  • нельзя использовать специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации;
  • в ходатайстве о приобщении аудиозаписи к материалам дела указать, какие важные для дела моменты подтверждаются данной аудиозаписью;
  • в ходатайстве указать, при каких условиях, кем, где и когда, на какое устройство осуществлялась аудиозапись;
  • к аудиозаписи и ходатайству приложить ее заверенную расшифровку.

Последний пункт не менее важен, чем правильно оформленное ходатайство, поскольку не все судьи принимают аудиозаписи без их письменного эквивалента.

В решении этой задачи могут помочь специализированные компании, которые профессионально занимаются подготовкой для суда расшифровок аудиозаписей с контролем и заверением их соответствия оригиналу. Одной из таких компаний является агентство «Контект», которое подготовит расшифровку аудиозаписи с последующим заверением по всем стандартам.

Согласно ст. 10 ГПК и ст. 11 АПК Российской Федерации вы также можете производить аудиозапись и самого судебного заседания, и в случае несогласия с официальным протоколом агентство подготовит стенограмму заседания, чтобы Вы могли подать жалобу на протокол.

Помимо своей специализации на расшифровках для суда агентство «Контект» предоставляет услуги по оформлению в текст записей конференций, интервью, защиты диссертаций, заседаний фокус-групп, а также услуги письменного перевода.

На правах рекламы

Начиная с прошлого года (сразу после подписания соответствующего ФЗ за № 114 от 26.04.2016) фотоматериалы, а также аудио- и видеозаписи являются полноценными доказательствами в судах, рассматривающих административные дела. В гражданских процессах вопрос о доказательном признании вышеперечисленных материалов по-прежнему отдается на усмотрение судей (согласно ст 55, 59 и 60 ГПК). Поэтому существующая на данный момент судебная практика весьма и весьма противоречива.

Оглавление: 1. Аудиозапись как доказательство в гражданском процессе 2. Суть спора, позиция районных и апелляционных судов 3. Позиция ВС РФ 4. Позиция юристов по данному вопросу

Аудиозапись как доказательство в гражданском процессе

Принимать, например, аудиоматериалы в качестве доказательств в конкретных судебных разбирательствах судьи совсем не торопятся, ссылаясь на невозможность проверки их достоверности. Подобные экспертизы непросты и далеко не везде проводятся. Кроме того, ситуацию дополнительно осложняет момент перезаписывания. Некоторые судьи уверены: аудиозапись вообще не способна отнести какой бы то ни было разговор к спорным правоотношениям (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31 марта 2016 г. № 03АП-1037/16). А в решении других судов говорится о праве любого человека на тайну его частной жизни, которую, якобы, нарушают аудиозаписи, сделанные без ведома гражданина (по этому поводу можно взглянуть на апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16.02.2016 г по делу № 33-798/2016).

Закон (в ч 2 ст 23 и ч 1 ст 24 Конституции РФ, а также в ч 8 ст 9 ФЗ за № 149 от 27 июля 2006 г «Об информации, информационных технологиях и защите информации») действительно щепетилен в вопросах тайны личности и содержит запрет на получение информации о конкретном лице без согласия самого лица. За незаконный же сбор сведений за спиной гражданина, а также за нарушение тайны телефонных разговоров и/или иных сообщений, правонарушителям грозит уголовная ответственность. Согласно ч 1 ст 137 и ч 1 ст 138 УК РФ, дело может закончиться 2-мя годами лишения свободы. Именно поэтому многие суды настаивают: о проведении соответствующей записи необходимо в обязательном порядке уведомить собеседника (так, чтобы это было слышно на фонограмме). Тогда ее еще возможно использовать в суде в качестве доказательства (в решении Арбитражного суда Нижегородской области от 27 февраля 2015 г. по делу № А43-32610/2014 такой подход как раз наглядно продемонстрирован).

Однако в некоторых судебных процессах аудиозаписи, полученные без согласия ее участника или участников, все-таки принимаются к рассмотрению в качестве доказательства (примером может служить ситуация, нашедшая отражение в апелляционном определении СК по гражданским делам ВС Республики Карелия от 12 августа 2016 г. по делу № 33-3239/2016).

А совсем недавно и Верховный суд РФ озвучил свою позицию в вопросе использования аудиоматериалов в качестве составляющих доказательной базы в процессах по разрешению гражданских споров. По делу № 35-КГ16-18 было вынесено определение СК по гражданским делам ВС РФ от 06.12.2016 г. И коль скоро решение по делу оказалось знаковым, стоит познакомиться с этим делом подробнее.

Суть спора, позиция районных и апелляционных судов

В 2011 году (24.01) стороны данного гражданского судопроизводства С и Р заключили между собой договор, согласно которому С дала Р в долг 1,5 миллиона рублей под 20% годовых. В свою очередь Р обязался вернуть займ и проценты по нему в указанный в договоре срок. В итоге за период с августа 2011 по март 2012 года С на свой расчетный счет от Р получила лишь 128 тысяч рублей. И более платежи не поступали.

Тогда С обратилась в суд с исковым заявлением не только к Р, но и к его бывшей супруге Е, поскольку на момент получения займа они состояли в официальном браке. В заявлении С указала, что деньги брались ответчиками на совместные нужды (бывшие супруги вместе начинали бизнес). И в подтверждение этого факта суду были предоставлены записи (аудио) телефонных разговоров С и Е с участием Р от разных дат (11.06.2013 г и от 23.12.2013 г), с расшифровками.

Рассмотрев дело по существу, районный суд признал долг общим между бывшими супругами и отметил в своем решении, что представленные истцом аудиозаписи подтверждают факт того, что деньги предоставлялись в долг одному супругу с согласия другого на общие нужды (осуществление предпринимательской деятельности). Поэтому требуемая исковая сумма была разделена между ответчиками поровну решением суда первой инстанции (см. решение Московского районного суда г. Твери Тверской области от 14.12.2015 г по делу № 2-2622/2015).

Однако Е не хотела отвечать по долгам бывшего мужа и обратись в апелляционную инстанцию, которая встала уже на ее сторону. По решению второго суда вся сумма долга легла на плечи Р (см. апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16.02.2016 г по делу № 33-798/2016).

В своем решении, апелляционная инстанция отметила, что представленная ранее (в первичном процессе) истцом аудиозапись не является возможным доказательством, поскольку она была получена без разрешения гражданки Е, и значит имело место нарушение тайны ее личной жизни (согласно ч 8 ст 9 Закона об информации).

Для Р решение апелляционного суда означало неподъемное долговое бремя, и он обратился в Верховный суд РФ с требованием об отмене кабального для него постановления и взыскания долга с обоих супругов.

Позиция Верховного Суда РФ

Верховный суд поддержал решение суда первой инстанции. В своем определении он напомнил о том, что Гражданско-процессуальный кодекс РФ (в ч 1 ст 55) относит, в том числе и аудиозаписи к средствам самостоятельного доказывания в судах. А лицо, предоставившее такие записи в качестве доказательства, обязано лишь сообщить, кем, когда, где и при каких условиях они сделаны (ст 77 все того же ГПК РФ).

ВС РФ отметил также, что истец (С) в районном суде сообщила требуемые законом сведения (где, кем, когда и при каких условиях были сделаны вышеназванные аудиозаписи), а Е достоверность их не отрицала, факт телефонных разговоров не опровергала. Значит, записи являются абсолютно законным доказательством. А вот решение апелляционного суда, базирующееся на неверных сведениях, вынесено с нарушением законных норм и поэтому подлежит отмене.

Кроме того, Верховный суд уточнил, что в данной ситуации нельзя было применять запрет на получение информации без согласия лица, поскольку запись была произведена не кем-то третьим, а одним из участников разговора. И помимо всего прочего, состоявшийся разговор и, следовательно, его аудиозапись, касались договорных отношений разговаривающих сторон. А на такой случай законный информационный запрет (та самая ч 8 ст 9 Закона об информации) не распространяется.

Таким образом, апелляционное решение было отменено ВС РФ (реквизиты решения Верховного суда: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18).

Позиция юристов по данному вопросу

В общем и целом, позиция юридического сообщества свелась к поддержке вынесенного Верховным судом решения. Но некоторые адвокаты уверены, что суду следовало бы более подробно остановиться на моменте соотношения действий заявителя с конституционными нормами о тайне телефонных переговоров (ч 2 ст 23 Основного закона РФ). А кроме того, уточнить: нуждается ли в отдельной корректировке соотношение между субъективными правами гражданина и необходимостью выяснить истинные обстоятельства конкретного дела? Ведь получается, что каждый может записать свой разговор с каким-то человеком и при удобном случае использовать эту запись в собственных интересах.

В целом же специалисты в области юриспруденции благосклонно отнеслись к попытке ВС РФ разобраться в столь непростом вопросе. Опытные адвокаты отметили, что судьи выделили 2 основных критерия допустимости скрытой записи в формате аудио в качестве доказательства:

  1. По субъекту, который осуществлял запись.
  2. И по содержанию этой самой записи.

Именно такой подход на сегодняшний день гарантирует ненарушение прав другого лица. То есть, если запись сделана участником разговора (и одновременно стороной процесса) и содержание этой записи касается предмета судебного спора, такая аудиозапись является полноценным доказательством, не нарушающим права оппозиционной стороны.

Однако, если запись содержит сведения о частной (личной) жизни лица, это лицо будет считаться пострадавшим и сможет использовать для собственной защиты все имеющиеся для этого законные средства, в том числе процессуальные (ст 185 ГПК РФ).

Впрочем, есть и некоторые нюансы использования аудиозаписей в судах различных инстанций. Ведь в большинстве случаев подлинность таких записей в процессах оспаривается. Фоноскопические экспертизы сегодня все еще сложны, дороги и затянуты по времени. И, как правило, не дают абсолютно точного ответа на поставленные перед ними вопросы. В частности, они крайне редко безошибочно определяют, кем какие слова произнесены на записи. Это обусловлено техническими особенностями конкретной фонограммы. Так, например, мобильный телефон не обеспечивает должного качества записи в отличие, скажем, от профессионального диктофона.

Именно из-за отсутствия возможности проведения или спорных результатов экспертизы в случаях, когда заинтересованная сторона говорит о неподлинности аудиозаписи и ложности факта разговора, суды вынуждены исключать предоставленные фонограммы из числа возможных доказательств.

Что же касается вышеизложенного дела, то там была нестандартная ситуация, поскольку подлинность аудиозаписей вовсе не оспаривалась ответчиком, как и сам факт состоявшихся телефонных разговоров. Поэтому ВС совершенно обоснованно признал записи допустимым доказательством.

В прошлом году был подписан закон, который признал обязательность отнесения фотоматериалов, а также материалов видео- и звукозаписи к доказательствам по делу об административном правонарушении (Федеральный закон от 26 апреля 2016 г. № 114-ФЗ). Эти положения распространяются исключительно на административный процесс, тогда как в гражданском процессе вопрос о признании аудиоматериалов допустимым доказательством все еще остается на усмотрении суда (ст. 55, ст. 59, ст. 60 Гражданского процессуального кодекса). Но на данный момент складывающаяся практика довольно противоречива.

Чаще всего суды отказываются принимать аудиозаписи в качестве доказательств, ссылаясь на то, что их достоверность нельзя проверить надлежащим образом. Например, истец представил звуковые файлы, записанные на обычном компакт-диске. Суд отметил, что эта фонограмма получена не путем записи информации непосредственно от первоисточника звука, а переписана с иного носителя (телефона и/или диктофона) – следовательно, верность такой фонограммы-копии не может быть надлежаще проверена и удостоверена. В итоге представленная аудиозапись была признана недопустимым доказательством (апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 15 сентября 2016 г. по делу № 33-15582/2016).

Имеет ли пациент право вести запись приема и рекомендаций на диктофон, предупредив об этом врача заранее, даже если врач против записи? Ответ на этот и другие практические вопросы – в «Базе знаний службы Правового консалтинга» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Получить доступ

А некоторые суды указывают на то, что аудизапись не позволяет отнести разговор к спорным правоотношениям (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31 марта 2016 г. № 03АП-1037/16). Либо отмечают, что сделанные без ведома другого лица записи нарушают его право на тайну частной жизни (апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г. по делу № 33-798/2016).

Действительно, закон содержит запрет на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 2 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, ч. 8 ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации»; далее – закон об информации). Более того, за незаконный сбор сведений о частной жизни лица без его согласия и за нарушение тайны телефонных переговоров и иных сообщений гражданина установлена уголовная ответственность вплоть до лишения свободы до двух лет (ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138 Уголовного кодекса). Поэтому о проведении аудиозаписи, по мнению отдельных судов, необходимо обязательно уведомлять своего собеседника (решение Арбитражного суда Нижегородской области от 27 февраля 2015 г. по делу № А43-32610/2014).

Вместе с тем ряд судов все же принимают аудиозаписи, даже полученные без согласия на то второй стороны (апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 12 августа 2016 г. по делу № 33-3239/2016).

Недавно Верховный суд Российской Федерации высказал свою позицию по этому вопросу и вынес определение, которым признал право на использование материалов скрытой аудиозаписи в качестве доказательства в гражданско-правовом споре (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18). Рассмотрим это дело подробнее.

Суть спора

24 января 2011 г. С. и Р. заключили договор займа, по условиям которого С. предоставила Р. 1,5 млн руб. на три года с начислением 20% годовых, а Р. обязался в указанный срок вернуть сумму займа с процентами.

В период с 18 августа 2011 г. по 10 марта 2012 г. на счет С. в счет погашения долга были переведены денежные средства в размере 128 тыс. руб., но затем платежи прекратились.

С. обратилась в суд с иском к Р. и его бывшей супруге Е., поскольку на момент получения займа они состояли в браке. В своем исковом заявлении С. ссылалась на то, что денежные средства были предоставлены ею по просьбе Р. и Е. на общие нужды семьи – в подтверждение она представила аудиозаписи телефонных переговоров между ней и Е. от 11 июня 2013 г. и от 23 декабря 2013 г., в которых также участвовал Р., и расшифровки этих аудиозаписей.

Районный суд признал долг общим обязательством ответчиков и отметил, что представленная С. аудиозапись подтверждает, что заем был предоставлен Р. с согласия супруги и на общие нужды семьи (для совместно осуществляемой ими предпринимательской деятельности). В итоге требуемая сумма была разделена между Р. и Е. поровну (решение Московского районного суда г. Твери Тверской области от 14 декабря 2015 г. по делу № 2-2622/2015).

Однако Е., считая, что не обязана отвечать по долгам бывшего мужа, обжаловала это решение, и апелляция встала на ее сторону – вся сумма была взыскана с Р. (апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г. по делу № 33-798/2016). Представленная истцом аудиозапись, по мнению суда, являлась недопустимым доказательством, поскольку была получена без согласия Е. (ч. 8 ст. 9 закона об информации).

Понимая, что взысканная с Р. сумма окажется для него неподъемной, С. обратилась в ВС РФ с требованием отменить апелляционное определение и взыскать долг с обоих супругов.

Позиция ВС РФ

КРАТКО
Реквизиты решения: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18.
Требование заявителя: Учесть скрытую аудиозапись в качестве доказательства того, что заем был предоставлен ответчикам на общие нужды семьи.
Суд решил: В обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, истец вправе ссылаться на скрытую аудиозапись беседы с ними.

Суд поддержал коллег из районного суда, напомнив, что ГПК РФ относит аудиозаписи к самостоятельным средствам доказывания (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ). При этом лицо, намеревающееся использовать их в качестве доказательства в суде, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась аудиозапись (ст. 77 ГПК РФ).

ВС РФ отметил, что истец представил исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Е. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров с С.

Таким образом, сделал вывод Суд, заключение апелляции о том, что представленные аудиозаписи являются недопустимым доказательством, незаконно.

Более того, продолжил ВС РФ, нельзя было применять в данном случае и положения о запрете на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 8 ст. 9 закона об информации). Апелляция указывала на то, что запись разговора между С. и Е. была сделана без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Е., что недопустимо. Однако ВС РФ подчеркнул, что аудиозапись была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, – а запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

В результате ВС РФ отменил обжалуемое апелляционное определение.

Позиция юристов

В целом, эксперты поддерживают вывод ВС РФ, отмечая, что часто аудиозапись является единственным доказательством, позволяющим добросовестной стороне подтвердить свою позицию в суде. Однако, по мнению некоторых специалистов, все же стоит отдельно уточнить, как действия заявителей в подобных спорах соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ). А также решить, требует ли отдельной корректировки баланс между субъективными правами и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком.

МНЕНИЕ

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры:

«Отрадно, что ВС РФ решил разобраться с таким нелегким вопросом, как возможность использования в качестве доказательств аудиозаписи, на которой зафиксированы сведения о лицах, которые не давали своего согласия на такую фиксацию. Судьи выделили два критерия допустимости скрытой аудиозаписи: по субъекту, осуществлявшему запись, и по содержанию записи. При таком подходе, отраженном в определении, права другого лица не нарушаются. Если же в записях также имеются сведения о частной жизни, то пострадавший имеет в арсенале все доступные средства для защиты своего нарушенного права за вторжение в личную сферу, в том числе процессуальные (ст. 185 ГПК РФ)».

МНЕНИЕ

Елена Мякишева, адвокат Юридической группы «Яковлев и Партнеры»:

«Подход ВС РФ в данном вопросе поддерживаю полностью. Практика показывает, что иногда такая аудиозапись является единственной возможностью доказать свою правоту в суде. Лица, находящиеся в доверительных отношениях (родственники, друзья) часто не оформляют документы, надеясь на порядочность другой стороны. В результате они оказываются ни с чем, если их «контрагент» уклоняется от добросовестного исполнения своих обязательств. В этом случае аудиозапись – единственный шанс, так как наедине люди никого не боятся и говорят то, что не скажут при свидетелях и уж точно не подтвердят в судебном порядке.

Нарушения прав другого лица в данном случае я не вижу: ответчик, пытаясь прикрыться нормами о тайне частной жизни, ведет себя недобросовестно, злоупотребляя правом. При этом записанный разговор касается не личных, интимных тайн, а имущественных правоотношений сторон, которые являются предметом открытого судебного разбирательства».

МНЕНИЕ

Сергей Карпушкин, юрист практики «Разрешение споров» юридической фирмы «Борениус»:

«Обычно стороны не планируют судиться друг с другом. Часто многие договоренности не оформляются документально. Прежний сверхконсервативный подход судебной практики к аудиозаписям оставлял безоружной добросовестную сторону, которая к моменту принятия решения об обращении в суд, как правило, сталкивалась с нехваткой доказательств. В судебном споре оппоненты используют все возможные аргументы, включая ссылки на исковую давность и отрицание каких-либо незадокументированных договоренностей, даже если еще вчера наличие долга признавалось. В таких случаях аудиозаписи нередко являются единственным доказательством.

ВС РФ определил критерии их допустимости: а) осуществление записи лицом, участвующим в коммуникации, б) фиксация обстоятельств, связанных со спорным правоотношением сторон. Позиция ВС РФ должна развеять сомнения нижестоящих судов относительно законности аудиозаписей в арсенале доказательств спорящих сторон. При этом судам придется овладеть искусством оценки этого специфического типа доказательств: чтобы избежать возможных злоупотреблений, необходимо тщательно анализировать значение слов в контексте конкретной беседы, учитывать интонацию, которая может изменить буквальный смысл произнесенного и т. д.».

МНЕНИЕ

Роман Беланов, руководитель проектов компании «Хренов и партнеры»:

«Закон действительно допускает использование в качестве доказательств в гражданском процессе аудиозаписей. Однако в подавляющем большинстве случаев в судебных заседаниях оспаривается подлинность произведенных записей, а значит и сведений, которые в них содержатся.

Фоноскопические экспертизы подлинности записей очень сложны, затянуты и дороги и почти всегда не могут точно ответить на вопрос: кем именно были произнесены слова на записи? Это связано с рядом технических факторов, в том числе и с использованием конкретных средств записи (в частности, мобильный телефон не обеспечит того нужного качества записи, который может дать профессиональный диктофон). Поэтому, даже при наличии аудиозаписей суды нередко не могут установить их подлинность и именно поэтому не ссылаются на них как доказательство.

Но в деле, которое рассматривалось ВС РФ, была неспецифическая ситуация, так как подлинность записи не оспаривалась. Поэтому в этом деле Суд обоснованно рассматривал такую запись как допустимое доказательство».

МНЕНИЕ

Анастасия Малюкина, юрист адвокатского бюро Forward Legal:

«Позиция, отраженная в определении ВС РФ, не является принципиально новой. В 2015 году тот же состав судей, ссылаясь на те же аргументы, признал допустимым доказательством видеозапись разговора, сделанную без согласия второго участника и позднее представленную в суд, чтобы подтвердить безденежность договора займа (определение ВС РФ от 14 апреля 2015 г. по делу № 33-КГ15-6). Вместе с тем, дело С. имело свои нюансы и очень жаль, что судебная коллегия обошла их стороной, включая вопрос о том, как действия истца соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров.

С точки зрения закона сделанная тайно аудио- или видеозапись не становится автоматически недопустимым доказательством. Законодатель всегда ищет баланс между субъективными правами, с одной стороны, и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела, с другой. Рассматриваемое определение – хороший повод для дискуссии о том, требует ли этот баланс корректировки в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *