Ургентность

Ургентность — это возникновение внезапных, сильных и труднопреодолимых позывов к мочеиспусканию (императивные позывы), зачастую с последующим неконтролируемым выделением мочи. Они могут возникать с высокой периодичностью и вызываются гиперактивностью мочевого пузыря. Причинами последней могут быть многие урологические заболевания, среди которых рецидивирующий цистит и различные инфекции органов мочевыводящей системы. Ургентность может вызываться и другими болезнями: например, гормональным дисбалансом, сахарным диабетом, рассеянным склерозом и болезнью Альцгеймера. Также могут играть свою негативную роль злоупотребление кофеиносодержащими напитками и прием некоторых медикаментов.

В отличие от простых, знакомых всем сильных позывов в туалет, императивные позывы к мочеиспусканию невозможно отсрочить или подавить. Это существенно снижает качество жизни: ургентность вынуждает пациента постоянно находиться в пределах быстрой доступности туалета, перестраивать все свои планы, отказываться от многих повседневных дел, поездок или посещений долгих мероприятий.

Выяснить причину ургентности можно после осмотра и обследования у уролога — от этого будет зависеть лечение. Минимальное обследование включает сбор анамнеза (истории развития заболевания), жалоб, заполнение дневника мочеиспускания (специальная анкета), УЗИ мочевого пузыря с определением количества остаточной мочи.

Молодые пациенты порой стесняются обращения к врачу, полагая, что проблема пройдет сама. Пожилые пациенты считают симптомы ургентности возрастными изменениями, которые неизбежны при старении. И тот, и другой взгляды ошибочны. Следует понимать, что смущение и дискомфорт — обычные спутники недержания мочи — не повод откладывать визит к врачу. Наличие ургентности — серьезный симптом, и справиться с ним самостоятельно, увы, не получится. Однако не стоит отчаиваться: методы лечения существуют.

Достижения современной фармакологии позволяют устранить и/или быстро добиться снижения симптомов ургентности. Назначаемое лекарственное лечение в некоторых случаях принимается длительно, на протяжении нескольких месяцев, лет. Однако безопасность современных препаратов позволяет пациенту жить, трудиться и радоваться жизни даже на фоне приема препаратов. Главное — вовремя обратиться за помощью к специалисту-урологу.

Медицинский термин «ургентность» происходит от латинского слова urgens – «спешный, неотложный, срочный». Характеризует он возникновение императивных (от англ. imperative – «настоятельный, повелительный»), то есть внезапных, сильных и трудно сдерживаемых, позывов к мочеиспусканию, за которыми нередко следует недержание мочи. Сильную потребность удовлетворить малую нужду время от времени испытывает каждый человек, но императивные позывы отличаются от «нормы» тем, что их невозможно отсрочить или подавить. Это, конечно же, ухудшает качество жизни заболевшего, поскольку вынуждает планировать дела, мероприятия и поездки с учетом быстрой доступности туалета. Кроме того, расстройство вынуждает человека жить в состоянии постоянного стресса, поскольку заболевший чувствует себя зависимым от «капризов» собственного мочевого пузыря.

Ургентность – это симптом

Императивные позывы могут возникать с частой периодичностью и провоцироваться гиперактивностью мочевого пузыря (ГМП). Оценить симптомы гиперактивного мочевого пузыря можно с помощью дневника мочеиспускания со шкалой оценки выраженности ургентности мочеиспускания. В дневнике самонаблюдения пациент отмечает время, объем мочеиспускания и оценивает степень ургентности по следующим критериям:

Отсутствие позыва

У меня не было необходимости мочеиспускания; я сделал(а) это по другим причинам

Слабый позыв

Мог(ла) воздерживаться от мочеиспускания, сколько необходимо, не опасаясь непроизвольного мочеиспускания

Умеренный позыв

Я мог(ла) недолго воздерживаться от мочеиспускания, не опасаясь непроизвольного мочеиспускания

Сильный позыв

Я не мог(ла) воздерживаться от мочеиспускания, и мне пришлось бежать в туалет, чтобы не допустить непроизвольного мочеиспускания

Неудержание из-за крайне сильного позыва

Мочеиспускание началось до того, как я дошел(шла) до туалета

Данная шкала позволяет оценить ургентность как сумму баллов за день.

Причина ургентности и способ ее лечения определяется после обследования у врача-уролога.

Лечение ургентности при ГМП

По разным экспертным оценкам, от 16% до 20% населения мира имеют синдром ГМП, а значит, испытывают и симптом ургентности. Как и в случае с другим заболеванием, самолечением заниматься не рекомендуется. После обращения к врачу пациента ждет обследование, которое включает в себя сбор анамнеза (это история развития заболевания), жалоб, заполнение дневника мочеиспускания (анкета самонаблюдения больного), УЗИ мочевого пузыря с определением количества остаточной мочи и ряд других мер и процедур на усмотрение уролога и других специалистов.

Медикаментозное лечение ГМП и симптомов ургентности опирается на достижения современной фармакологии. Лекарственная терапия, назначаемая лечащим врачом, длится несколько месяцев или даже лет, а в некоторых случаях необходима пожизненно. Безопасность препаратов нового поколения для лечения ГМП клинически доказана, поэтому прием лекарств не влияет на привычное качество жизни пациента. Главное – своевременно обратиться за консультацией к урологу, если есть тревожащие симптомы или вопросы его профиля.

08:20 pm — УРГЕНТНЫЙ ЗВОНОК-2

Давным-давно, когда за насмешку над фасоном труселей пациентки я могла получить повестку в суд, я работала тем, кто за насмешку над фасоном труселей пациентки мог получить повестку в суд. А именно — акушером-гинекологом. Одной из, как вы помните, много-многопрофильных больницы нашего (а, быть может, вашего) города. Поэтому пациентки носили очень смешные труселя, как специально прям! Я же, вся окутанная ореолом этики и увенчанная нимбом деонтологии эти самые труселя этих самых пациенток обсмеять ну никак не могла, потому что я вам не этот английский актёр из Бриджит Джонс, а рашн-дОкта, облико-морале, двадцать центов в неделю за дежурства плюс к ставке старшего ординатора, ферштейн?!
Но история моя не об этом, а о пьянстве на рабочем месте, сексе на рабочем месте и взяточничестве прямо на рабочем месте. Это очень актуальная ныне тема, так что читайте и возмущайтесь!
Закрыли, значит, наш родильный дом, входивший в состав и так далее, на очередную помывку. Помывка родильного дома — это такое мероприятие, что в короткой насмешке над пациентами не опишешь, потому о ней вы узнаете из издевательского романа «Девять месяцев».
Закрыли — то есть уже никого не принимали, хотя по палатам ещё лежали пациентки как в смешных труселях, так и вовсе без оных. Что было тоже, в общем-то, не грустно. Потому что все они были в удовлетворительном состоянии. Пациентка удовлетворена — и доктору весело.
И был у нас в родильном доме анестезиолог. Тот вообще невыносимо страдал, когда хоть кто-то неудовлетворён. А неудовлетворённую женщину — так прямо видеть не мог! Сразу плакал из-за вселенской несправедливости и такой вот горючей женской долюшки. И судьбинушку каждой дамы, попадавшейся ему на жизненном пути, старался в меру отведенных ему способностей облегчить удовлетворением тех или иных потребностей. Кому — наркоз, всем — слово ласковое и по щёчке потрепать, а некоторых — так и по-мужски удовлетворить. Из персонала, конечно же. Всё-таки он был самый что ни на есть кобель-вульгарис, а не извращенец какой-то!
А за месяц до той пресловутой помывки устроилась к нам в отделение санитарка. Да не баба Маша какая-то, а прям принцесса расписная. В академию медицинскую не поступила и провалилась прямо к нам. Ей вместо учебников сразу ведро со шваброй в маникюр. Маникюр старшая акушерка остричь приказала по самые локти. В общем, сидела девица в подсобке с ветошью, ногти гелевые отстригала ножницами для разрезания промежности и плакала горько. Анестезиолог мимо проходил, всхлипы услышал, ногти помог напильником стесать и сильно она ему понравилась. И даже он ей. Но мир не без злых людей, ей, конечно же, тут же сообщили, что он всех любит, а не только её, а ещё у него жена и любовница. И дети. Двое от жены и один ребёнок от любовницы. Всё, как у людей, ей там места уже ну никак!
Но она же — молодая, глупая, хоть и красивая. А молодые, глупые и красивые они думают, что уж они-то мужика — ого-го какой железной хваткой могут за яйца (такое даже старые, умные и некрасивые думают — так вообще все бабы думают). И решила наша санитарка, что уж она-то его — да! Ни поцелуя без любви, а только с ЗАГСом. И стала его динамить.
Все посмеялись. Включая анестезиолога. Его динамить — всё равно что в ливень грибы в лесу поливать из чашки.
Хотя для него, как тут должны были понять все кобели, добиться любви от этой санитарки стало делом профессиональной кобелиной чести. Половой, разумеется, любви.
Он и так, и эдак — и хи-хи и ха-ха и даже цветы однажды подарил (как раз муж кому-то в ОРИТ принёс, а на соседней функциональной кровати аллергия на цветы лежала).
А тут помывка. И день рождения как раз у старшей акушерки нашего многострадального отделения. И мы — внимание!!! — выпили! прямо! в родильном! доме!!! прямо! в изоляторе! обсервационного родильного зала!!!!!!!!! Накрыли столы и выпили.
Потому что помывка и в родильном зале никого нет и не придвидится. ЗАКРЫТО!!!
Выпили, закусили, за жизнь гутарим. И тут старшая — а она могла выпить ведро абсента без малейшего ущерба для ясности восприятия и органов движения (это даже мне не под силу, хотя у меня алкогольдегидрогеназы — если что, могу зарабатывать игрой на «кто первый свалится») — и говорит всей честной компании:
— А где наш разлюбезный Анестезиолог Наркотизаторович?.. Э! А где наша распрекрасная Санитарка Маникюровна?!. Да я ему сейчас покажу, тож дитя неразумное, клейма негде ставить!
Все давай гомонить, мол, Госпожа Старшая, давай пробежимся, давай постучимся. А она — нет и всё. Родильный дом большой, хер их знает где, всё успеют, а мне потом отвечай, я ж её, дуру, сюда устраивала, перед мамкой ейной ответ несу!
Встала и пошла.
А старшая у нас была — под руку не суйся. Особенно, если она ведро абсента приняла.
Я за ней побежала на всякий случай, потому что анестезиолог хороший, жалко стало. Старшая у нас была играющая, а не только административная — любой поворот ему могла устроить жизненно важного органа не в ту сторону. Без наркоза.
Она в приём шасть, мне подмигнула и сказала:
— Сейчас на безусловный рефлекс выманим!
И не успела я ей слова молвить, как она уже нажала на ургентный звонок.
И через десять секунд анестезиолог был в приёме. В халате. И тапках. И всё. В запахнутом халате. И в тапках на босу ногу. Мокрый. Это ещё смешнее, чем труселя — здоровенный мужик в запахнутом белом халате, из-под которого торчат длинные волосатые голые ноги.
— Что? Где? Я душ принимал!
А сзади него одна недовыписанная пациентка стоит и — святая душа — говорит:
— Доктор, у вас там, в клизменной, нет душа, я там была в утро операции.
— Причём здесь клизменная?! — орёт на неё анестезиолог.
— Так тут что-то загромыхало, я пошла посмотреть, а вы из клизменной вынеслись!
В общем, в приёме нас уже много, как вы понимаете, по звонку-то ургентному. Не у одного анестезиолога рефлекс. Все чуть не валяются, включая пару-тройку недовыписанных пациенток в смешных труселях.
В общем, пошли допивать. Спустя полчаса вспомнили, что санитарка-то где?
— Да спит она. В клизменной. Младенческим алкоголическим сном.
И, действительно, спала. В той самой клизменной. На кушетке. Пуская счастливые восемнадцатилетние слюни.
— Что ж ты, козёл старый! — завопила старшая. — Дитя неразумное трахнуть хотел прямо во сне!
— Дура ты, что ли? Идиотка? Я ей неотложную помощь оказывал! Она же первый стакан в своей жизни накатила. На твоём, между прочим, дне рождении. Тебе и отвечать!
— А ты чего в одном халате тогда? — опешила она.
— Да она мне всю амуницию обблевала, пока я её рыгать правильно учил. Употел весь. А тут звонок. Я скинул всё и первый попавшийся, на гвоздике висящий халат на себя натянул.
— А носки?! — не сдавалась старшая, — где твои носки?!
— А носки… — он немного замялся, — носки я снял ещё перед тем, как к тебе за стол идти. Я думал, вдруг и правда, что с ней обломится сегодня, а носки у меня дырявые. — И застеснялся сильно.
А о взятках эта история, потому что недовыписаные пациентки нам пару бутылок шампанского на стол поставили.
И ни одна пациентка в этой истории не пострадала. Только старший, средний и младший персонал. Потому что ещё с полгода у всех начинался приступ неконтролируемого хохота после слова «клизменная».
Ни одни пациентские труселя при написании данной байки не пострадали. А с меня вообще взятки гладки нынче, потому что я писатель и на любые темы, что хочу, то и пишу, пока оно не противоречит законам РФ, а на всё остальное мне свобода слова в основном законе прописана. Конституция называется, если кто не в курсе.

Tags: Акушерские сказания

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *