Статья 425. Гражданского Кодекса РФ. Действие договора

1. Договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения.

2. Стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора, если иное не установлено законом или не вытекает из существа соответствующих отношений.

3. Законом или договором может быть предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по договору.

Договор, в котором отсутствует такое условие, признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства.

4. Окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за его нарушение.

Комментарии к ст. 425 ГК РФ

1. ГК в комментируемой статье закрепляет принцип обязательности и исполнимости договора (pacta sunt servanda). Стороны обязаны исполнить возникшее из договора обязательство и устранить нарушение обязательства. Истечение срока действия договора не освобождает от ответственности за его нарушение.

Принцип обязательности и исполнимости договора, наряду с принципом свободы, составляет основу договорного права.

2. Правило о вступлении договора в силу, установленное п. п. 1 и 2 комментируемой статьи, следует применять в совокупности со ст. 433 ГК, определяющей момент, с которого договор признается заключенным (см. коммент. к ст. 433 ГК).

Этот момент определен различно для консенсуального и реального договора. Поскольку для признания реального договора заключенным требуется передача вещи, денежных сумм, другого имущества, то такой договор вступает в силу с момента передачи.

Для договора, подлежащего государственной регистрации, момент заключения и вступления его в силу связан с актом регистрации. Например, договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок не менее года в соответствии с п. 2 ст. 651 ГК, считается заключенным с момента государственной регистрации (см. также ст. 658 ГК и др.).

Из правила о вступлении договора в силу с момента его заключения (п. 1 коммент. статьи) допускается исключение. Стороны могут распространить действие условий договора на отношения, возникшие до момента вступления договора в силу. Обычно такое соглашение сторон связано с реальными отношениями по передаче товара, аренде и др., возникшими до момента, с которого договор считается заключенным.

3. Срок действия договора устанавливается соглашением сторон, если иное не определено ГК, другим законом. Этот срок может быть установлен истечением времени, конкретной датой. По договорам с длящимся исполнением, при отсутствии соглашения сторон, договор считается заключенным на неопределенный срок (п. 1 ст. 540, п. 2 ст. 610 ГК). Стороны могут в договоре предусмотреть, что он заключен на неопределенный срок.

Согласно п. 3 ст. 610 ГК для отдельных видов аренды законом могут устанавливаться максимальные (предельные) сроки действия договора. При этом договор аренды, заключенный на срок, превышающий предельный, считается заключенным на срок, равный предельному. Например, договор проката в силу п. 1 ст. 627 ГК заключается на срок до одного года. Согласно ст. 683 ГК договор найма жилого помещения заключается на срок, не превышающий пяти лет. Если в таком договоре срок не определен, договор считается заключенным на пять лет.

Пункт 2 ст. 1016 ГК устанавливает, что договор доверительного управления имуществом заключается на срок, не превышающий пяти лет, если для отдельных видов имущества, передаваемого в доверительное управление, не установлены иные предельные сроки.

В случаях, предусмотренных ГК, срок действия договора может быть отнесен к существенным условиям договора и его отсутствие ведет к признанию договора незаключенным. Например, срок действия признается существенным условием договора страхования (ст. 942 ГК), договора доверительного управления имуществом (п. 1 ст. 1016 ГК).

4. Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает соотношение срока действия договора и срока существования возникшего из договора обязательства. При этом установлена презумпция действия договора до предусмотренного договором момента исполнения обязательства. Иные последствия окончания срока действия договора, т.е. прекращение обязательства по истечении этого срока, должны быть предусмотрены законом или договором.

Из норм ГК, определяющих максимальные сроки действия договора, вытекает, что с истечением срока действия договора прекращается обязательство.

Последствия окончания срока действия договора предусмотрены отдельными нормами ГК. Например, обязанность поставщика восполнить недопоставленное количество товаров существует в пределах срока действия договора, если договором не предусмотрено иное (ст. 511 ГК).

Договор простого товарищества прекращается истечением срока его действия. При этом наступают последствия, предусмотренные ст. 1050 ГК (возвращение вещей, переданных в общее владение, раздел имущества, находящегося в общей собственности, и т.д.). Тем самым считается прекращенными и обязательства сторон договора.

5. ГК предусматривает для ряда договоров порядок возобновления или продления срока их действия. При продлении срока действия договора изменяется и срок действия обязательства. В соответствии с п. 2 ст. 540 ГК договор энергоснабжения, заключенный на определенный срок, считается продленным на тот же срок и на тех же условиях, если до окончания срока его действия ни одна из сторон не заявит о его прекращении или изменении либо не потребует заключения нового договора. В последнем случае до заключения нового договора отношения сторон регулируются ранее заключенным, т.е. действие предыдущего договора прекращается только после заключения нового.

Договор аренды считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок, если арендатор после истечения срока действия договора продолжает пользоваться имуществом при отсутствии возражений со стороны арендатора (п. 2 ст. 621 ГК).

По истечении срока действия договора найма жилого помещения возможно заключение договора на новый срок с нанимателем, имеющим на это преимущественное право. Однако если наймодатель не предложил за три месяца до истечения срока договора заключить договор на тех же условиях либо не предупредил об отказе от продления договора, а наниматель не отказался от продления договора, то он считается продленным на тех же условиях и на тот же срок (ст. 684 ГК).

В соответствии с п. 2 ст. 1016 ГК при отсутствии заявления одной из сторон о прекращении договора доверительного управления имуществом по окончании срока его действия договор считается продленным на тот же срок и на условиях, предусмотренных ранее договором.

6. В п. 4 комментируемой статьи установлено правило, согласно которому стороны не освобождаются от ответственности за нарушение обязательств, возникших из договора и по истечении срока его действия. Требования о возмещении убытков, вызванных нарушением договора, предъявляются независимо от прекращения срока действия договора в течение срока исковой давности. То же самое следует сказать об обязанности устранить недостатки товара или заменить товар с существенными недостатками (ст. 475 ГК), а также о возможности предъявить требования, возникшие в связи с нарушением (неисполнением) других договорных обязательств.

Механизм альтернативного определения момента вступления договора в силу – явление довольно часто встречающееся на практике. Вступление договора в силу может быть привязано к различным срокам, событиям, действиям и др. Пункт 1 статьи 425 ГК РФ этому не препятствует. Несмотря на то, что норма названной статьи сформулирована без каких-либо специальных оговорок, специально подчеркивающих возможность изменить установленное ею правило («Договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения»), по своему смыслу она, конечно, диспозитивная и данное положение может быть произвольно изменено соглашением сторон.

На практике вступление договора в силу может быть обусловлено, кроме собственно момента его подписания, следующим (без ограничения, разумеется, приведенным списком): (i) наступлением определенного срока, не совпадающего со сроком подписания договора , (ii) наступлением какого-либо события , (iii) совершением другой сделки или (iv) совершения других действий .

Таким образом, в зависимости от интересов и целей участников оборота, варианты определения момента вступления договора в силу могут приобретать самые различные формы.

Что означает такое определение момента вступления договора в силу? Очевидно, что когда стороны используют данную формулировку, они хотят отодвинуть момент возникновения соответствующих прав и обязанностей через перенос на более позднее время момента заключения договора. Очевидный бенефит такой конструкции состоит в том, что стороны уже имеют подписанный договор с согласованными условиями и только откладывают начало его действия до определенного момента.

Конечно, есть ситуации, когда невозможно использовать рассматриваемую формулу и откладывать юридический эффект договора; речь о тех случаях, когда это невозможно в силу закона: например, нотариальная форма сделки, государственная регистрация, прямое указание закона о моменте вступления договора в силу и др.

В тех же случаях, когда подобных нормативных запретов нет, стороны используют различные формы определения момента вступления договора в силу, в том числе применяя механизм отложенного вступления в силу только к части сделки.

Случаи определения специальных моментов вступления в силу договора, думается, можно разделить на два блока:

(1) Определение такого момента ссылкой на определенный срок или событие, относительно которого точно известно, что оно наступит. По существу, с точки зрения теории юридического факта, это одно и то же.

(2) Определение соответствующего момента ссылкой на юридический факт (событие или действие), относительного которого неизвестно наступит оно или нет, который может зависеть от воли стороны (или сторон) договора либо не зависеть от нее.

Если первое не вызывает каких-либо существенных вопросов на практике, кроме вопроса о том, нужен ли в принципе этот механизм (об этом хорошо написано у Васнева В.В. Срок вступления договора в силу // Вестник ВАС РФ. 2012. №1. С. 85 – 95, который приходит к выводу о «… правовой режим отсроченного обязательства может быть полностью поглощён правовым режимом несозревшего обязательства. В результате необходимость в конструкции отсроченных обязательств отпадает…»), то со вторым случаем могут возникать вопросы.

Довольно часто момент вступления договора в силу привязывается к совершению того или иного действия одной из сторон сделки (открытие аккредитива, заключение иного договора (например, договора генподряда для уже подписанных договоров субподряда), получения решения государственного органа, дача уведомления о вступлении договора в силу). То есть речь идет о ситуации, когда для вступления договора в силу требуется активное юридически значимое действие одной из сторон (действие, относительно которого однозначно неизвестно, наступит оно или нет). Такое действие может как полностью зависеть от воли стороны по будущему договору (как в случае с дачей уведомления о вступлении договора в силу), так и только отчасти (например, когда речь идет о заключении другого договора для вступления в силу первого, получении лицензии и т.п.).

Конечно, как часто в гражданском праве одной и той же цели можно достигать разными средствами. При решении задачи подобного отложенного заключения договора можно использовать и механизм предварительного договора, и опцион на заключение договора, и конструкцию условной сделки (статья 157 ГК РФ). Что же представляет из себя с точки зрения правовой конструкции ситуация привязки вступления договора в силу к подобным действиям/событиям?

Представляется, что трактовать такую конструкцию в равной степени можно и как пример условной сделки (сделки с отлагательным условием), и как опцион. Некоторые авторы, кстати, проводят даже знак равенства между условными сделками и опционом на заключение договора, другие приводят различия, не вполне, впрочем, очевидные (см., например, об этом Чернобель Я.А. Опционные конструкции в Гражданском кодексе РФ // Вестник Арбитражного суда Московского округа. 2016. № 1. С. 110 – 121).

Напомню, что пункт 2 статьи 157 ГК РФ определяет условную сделку (совершенную под отлагательным условием) как сделку, в которой стороны поставили возникновение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит. При этом, исходя из пункта 52 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», не запрещено заключение сделки под отлагательным условием, наступление которого зависит в том числе и от поведения стороны сделки (например, заключение договора поставки под отлагательным условием о предоставлении независимой гарантии, обеспечивающей исполнение обязательств покупателя по оплате товара; заключение договора аренды вновь построенного здания под отлагательным условием о регистрации на него права собственности арендодателя).

Статья 492.2 (п. 1) устанавливает понятие опциона на заключение договора: опцион имеет место если «… одна сторона посредством безотзывной оферты предоставляет другой стороне право заключить один или несколько договоров на условиях, предусмотренных опционом. Опционом на заключение договора может быть предусмотрено, что акцепт возможен только при наступлении определенного таким опционом условия, в том числе зависящего от воли одной из сторон». Ну и сам акцепт разумеется зависит от воли акцептанта.

Таким образом, отложенное вступление в силу договора, обусловленное той или иной формой проявления воли контрагента по такому договору (получением независимой гарантии, дачей уведомления и т.п.) может быть охарактеризовано как потестативное или смешанное условие, или как опцион, при котором акцепт контрагента (обусловленный или нет) может оцениваться как действие определяющее момент вступления такого договора в силу.

Практические риски такого толкования есть в обоих указанных случаях:

1. Если мы посмотрим на отложенную конструкцию вступления в силу договора как на условную сделку, совершенную с применением смешанных или чисто потестативных условий, потенциально можно столкнуться с двумя проблемами:

(а) во-первых, с учетом 52 пункта 25-го постановления Пленума ВС, существует риск, что чисто потестативное условие (например, покупатель приобретает одну партию оборудования, а применительно ко второй (или всем последующим) партии договор вступает в силу исключительно при условии и после получения продавцом уведомления о готовности покупателя приобрести такую партию, т.е. «куплю, если пожелаю этого») будет недействительным.

(б) во-вторых, не понятно как в данном случае поступать с правилом пункта 3 статьи 157 ГК РФ, согласно которому «если наступлению условия недобросовестно воспрепятствовала сторона, которой наступление условия невыгодно, то условие признается наступившим. Если наступлению условия недобросовестно содействовала сторона, которой наступление условия выгодно, то условие признается ненаступившим». Ведь если наступление условия, к которому привязано вступление договора в силу, зависит полностью или в части от воли одной из сторон договора, именно в ее руках находятся все возможности для того, чтобы содействовать или, соответственно, препятствовать наступлению такого условия, делая это добросовестно или нет.

А.Г. Карапетов предлагает весьма элегантное решение данной дилеммы: «… фикция наступления или ненаступления условия применима только к тем потестативным условиям, обеспечить наступление которых прямо или имплицитно вменено в обязанность одной из сторон. В остальных случаях уклонение соответствующей стороны от обеспечения наступления условия не включает фикцию, предусмотренную в п. 3 ст. 157 ГК РФ, по причине отсутствия недобросовестности в действиях этой стороны» (см.: Карапетов А.Г. Зависимость условия от воли сторон условной сделки в контексте реформы гражданского права // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2009. № 7. С. 28-93).

Это, думается, не так или, как минимум, не всегда так.

Представим, что смешанным условием вступления договора в силу является получение согласия на сделку со стороны уполномоченного государственного органа (ФАС, например) или получение лицензии на осуществление определенного вида деятельности. Допустим, также, что на одну из сторон прямо возложена обязанность по достижению наступления данного условия. Несмотря на это, даже если такая сторона, которой наступление условия окажется невыгодным, будет явно и недвусмысленно уклоняться или прямо и недобросовестно препятствовать наступлению соответствующего условия (предположим, не будет предоставлять необходимый пакет документов, уклоняться от ответов на вопросы государственного органа, устранения его замечаний и т.п.) такое условие недопустимо, да и невозможно, будет признавать наступившим.

Тут должны быть какие-то другие правовые последствия, например, возмещение убытков, что лучше, конечно, отдельно зафиксировать в договоре.

Также странная ситуация может сложиться если условием, под которое поставлено вступление договора в силу, будет, например, получение обеспечения одной из сторон; скажем, банковской гарантии. При таком подходе, если в договоре поставки продавец, на котором лежит обязанность предоставить такое обеспечение, недобросовестно уклоняется от его получения, другими словами, недобросовестно препятствует наступлению условия, которое продавцу невыгодно (ведь за получение и поддержание банковской гарантии нужно платить), разве правильно будет признавать соответствующее условие наступившим, а договор вступившим в силу? Ведь в этом случае покупатель окажется связанным договором поставки, не получив при этом надлежащего обеспечения, настолько важного для покупателя, что он даже договорился поставить в зависимость от него момент вступления договора в силу.

Конечно, так быть не должно.

Кроме того, при таком подходе получается, что для смешанных и тем более чисто потестативных условий наступление условия всегда прямо или подразумеваемо возлагается на ту сторону договора, от воли которой оно зависит. Другими словами, к подобного рода условиям фикция п. 3 ст. 157 ГК РФ будет применима всегда.

Все сказанное выше создает существенный практический риск «привязки» момента вступления договора в силу к подобным условиям (смешанным или потестативным), который нужно учитывать при формулировании такой конструкции заключения договора.

Поэтому концепция обусловленного вступления договора в силу с привязкой к статье 157 ГК РФ – невыгодна и опасна.

2. Если мы посмотрим на конструкцию вступления договора в силу через призму опциона, то тоже столкнемся с проблемами.

Так, если вступление договора в силу поставлено в зависимость от дачи уведомления другой стороной (о готовности приобрести, например, следующую партию товара) – то, представляется, нет проблем трактовать такое уведомление как акцепт и даже, наверное, правильно так делать. Единственная оговорка, которую здесь надо допустить – такое уведомление должно обладать всеми юридическими признакам акцепта (быть полным и безоговорочным).

А вот если условие вступления договора в силу «отягощено», например, получением гарантии или открытием аккредитива. Статья 492.2 ГК РФ («Опцион на заключение договора») допускает условный акцепт: «опционом на заключение договора может быть предусмотрено, что акцепт возможен только при наступлении определенного таким опционом условия, в том числе зависящего от воли одной из сторон».

В этом случае крайне важно учитывать, что кроме факта наступления условия (например, получение обеспечения, лицензии, согласия), нужен будет и сам формальный акцепт.

А вот это уже может создавать проблемы, т.к. может противоречить интересам лица, ожидающего совершения оговоренных договором действий другой стороны. Одно дело, когда ты договариваешься об отношениях под условием того, что договор вступает в силу с момента, например, государственной регистрации права собственности (в этом случае разумно исходить из того, что собственник все равно заинтересован такое прав зарегистрировать, так что вероятность наступления условия очень высокая), но совсем другое, когда речь идет еще и о необходимости акцепта. А если к моменту государственной регистрации собственник передумает сдавать в аренду данному арендатору, а найдет арендатора по более высокой ставке?

Таким образом и такая трактовка обусловленного вступления договора в силу (через конструкцию опциона) может оказаться связанной для сторон (или одной из них) с дополнительными рисками.

С учетом отмеченного, очень важно понимать, о чем именно стороны договариваются, фиксируя условие об отложенном / обусловленном вступлении договора в силу, и принимать во внимание все указанные выше возможные негативные последствия.

Срок действия соглашения определяется сторонами, но не может превышать трех лет. Стороны имеют право продлить действие соглашения на срок не более трех лет.
Действие соглашения распространяется на работников и работодателей, которые уполномочили соответствующих представителей сторон на коллективных переговорах разработать и заключить его от их имени, на органы государственной власти и органы местного самоуправления в пределах взятых ими на себя обязательств, а также на работников и работодателей, присоединившихся к соглашению после его заключения.
Соглашение распространяется на всех работодателей, являющихся членами объединения работодателей, заключившего соглашение. Прекращение членства в объединении работодателей не освобождает работодателя от выполнения соглашения, заключенного в период его членства. Работодатель, вступивший в объединение работодателей в период действия соглашения, обязан выполнять обязательства, предусмотренные этим соглашением.
В тех случаях, когда на работников в установленном порядке одновременно распространяется действие нескольких соглашений, действуют наиболее благоприятные для них условия соглашений.
В тех случаях, когда на федеральном уровне заключено отраслевое соглашение, руководитель федерального органа исполнительной власти по труду имеет право предложить работодателям, не участвовавшим в заключении данного соглашения, присоединиться к этому соглашению.
Если работодатели в течение 30 календарных дней со дня официального опубликования предложения о присоединении к соглашению не представили в федеральный орган исполнительной власти по труду письменный мотивированный отказ присоединиться к нему, то соглашение считается распространенным на этих работодателей со дня официального опубликования этого предложения.
Порядок опубликования соглашений определяется сторонами соглашений.
Комментарий к ст. 48
1. В комментируемой статье приводятся два возможных срока вступления в силу принятого соглашения: со дня его подписания сторонами либо со дня, установленного соглашением.
Как правило, сроки принятия (утверждения) соглашения и его подписания сторонами не совпадают. Например, в соответствии с Законом Московской области «О социальном партнерстве в Московской области» от 31 марта 1999 г. N 15/99-ОЗ все виды соглашений в этом субъекте Российской Федерации подлежат подписанию сторонами в 10-дневный срок со дня их принятия. В связи с этим на практике предпочтение отдается сроку введения его в действие, указанному в самом соглашении. Так, Отраслевое соглашение между Федерацией профсоюзов рабочих и служащих Вооруженных Сил России и Министерством обороны Российской Федерации на 2003 — 2005 годы, утвержденное 21 — 22 февраля 2003 г. (объявлено Приказом Министра обороны Российской Федерации от 16 апреля 2003 г.), согласно указанному в нем сроку вступило в силу с 1 января 2003 г.
2. Так же, как и коллективный договор, соглашение, заключенное на любых уровнях социального партнерства, ограничено в сроках своего действия 3 годами со дня вступления его в силу, а с продлением — максимальным сроком в 6 лет. Эти сроки являются предельными для всех сторон соглашения, в том числе и для присоединившихся к нему работников и работодателей, независимо от времени подписания ими соглашения. Например, вышеназванное Отраслевое соглашение между Федерацией профсоюзов рабочих и служащих Вооруженных Сил России и Министерством обороны Российской Федерации действует по 31 декабря 2005 г.
3. Действие соглашения распространяется:
— на работников и работодателей, которые уполномочили своих представителей на коллективные переговоры для разработки и заключения его от их имени. Причем соглашение распространяется на всех работодателей, как являющихся в период его действия членами объединения работодателей, которое его заключило, так и выбывших из него (см. комментарий к ст. 33);
— на работников и работодателей, которые присоединились к нему после его заключения;
— на органы государственной власти и органы местного самоуправления в пределах взятых ими на себя обязательств.
Если на работников одновременно распространяется действие различных соглашений, то в отношении их действуют наиболее благоприятные условия этих соглашений.
4. Особые правила (ч. ч. 6 и 7 комментируемой статьи) распространения действием отраслевого соглашения, заключенного на федеральном уровне, заключаются в присоединении к нему по официальному предложению федерального органа исполнительной власти. При отсутствии в данном органе по истечении последующих 30 календарных дней письменного мотивированного отказа работодателей от присоединения к этому соглашению оно автоматически считается распространенным на них со дня официального опубликования этого предложения. Аналогичные правила присоединения к действующим соглашениям предусмотрены и законодательством субъектов Российской Федерации. Например, по вышеназванному Закону Московской области в таком же порядке расширяется сфера действия правовых актов, заключаемых на уровне Московской области, ее муниципальных образований.
Мотивированный отказ работодателя от присоединения к соглашению может повлечь коллективный трудовой спор, инициированный представителями работников (ст. ст. 398 — 418 ТК РФ).
5. Порядок опубликования соглашений определяется их сторонами. Например, генеральное соглашение публикуется в «Российской газете». Остальные соглашения могут публиковаться в федеральных, ведомственных, региональных и других периодических изданиях. Опубликование этих правовых актов призвано обеспечить гласность в работе социальных партнеров, наиболее широкий доступ к соглашениям работников и работодателей и действенный контроль за их выполнением.
6. Последующие опубликование и уведомительная регистрация соглашения по ст. 50 ТК РФ не влияют на сроки вступления его в силу.

Следующая статья «
К тексту закона «

Когда начало и окончание договора определить невозможно Как продлить действие отдельных условий договора за его временные рамки Самые частые ошибки последнего времени в определении срока договора.

Современный юрист сталкивается с проблемами, на которые еще несколько лет назад не обращали внимание или отдавали на откуп теоретикам. Заслуживающей особого отношения проблемой не только современного права, но и экономики, стало сегодня условие договора о его действии во времени.

Пожалуй, не найдется ни одного юриста, который не знаком с порядком действия договора во времени. Но практика показывает, что, несмотря на достаточно проработанные формулировки, которые встречаются в договорах об их действии во времени, существует множество проблем, которые приходится решать не только внутри компании, но и с контрагентами. Как будет показано ниже, даже самые известные и широко используемые формулировки о сроках и действии договора могут привести к нежелательным последствиям, если в договоре имеются коррелирующие положения о сроках и времени исполнения обязательств.

Практика дает необъятное количество примеров того, как не стоит писать договор и какие формулировки о действии договора во времени стоит избегать. Поэтому в этой статье будут приведены те условия, которые, по опыту автора, наиболее часто используются в последнее время. Объединяет их то, что результатом всех этих формулировок стал спор между сторонами о действии договора во времени. Надо сказать, что далеко не всегда причиной проблем является непрофессионализм тех, кто составляет документы. Во многом виновата нечеткость регулирования некоторых вопросов в законодательстве. Стоит также отметить стереотипность восприятия многих традиционных формулировок.

«Договор вступает в силу с момента его заключения»

Подобная формулировка не так часто встречается в коммерческих договорах, но зато хорошо иллюстрирует основные сложности понимания начала действия договора и его временных рамок. Данная формулировка не содержит ошибок и применима при заключении договоров. Однако понятие «заключение договора», как событие, с которым связывается начало действия договора во времени, многими трактуется неверно. Чаще всего стороны считают, что заключение договора определяется датой, указанной в начале документа. Однако на самом деле заключение договора означает совсем иное.

Согласно пункту 1 статьи 425 Гражданского кодекса, договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения. Но далее, из смысла кореллирующих норм статей 432 и 433 ГК РФ, можно сделать вывод, что договор заключается в момент получения акцепта или, соответственно, подписи контрагентом документа.

В связи с этим и обязательства в приведенном примере возникнут у сторон не с даты указанной на договоре, а с момента подписания договора второй стороной. Это важно потому, что даже один день может иметь решающее значение для сторон, в частности, при нарушении определенных сроков.

«Договор вступает в силу с момента подписания»

От такой формулировки – весьма распространенной — также хочется предостеречь – по той же причине, что была приведена применительно к предыдущему примеру. Такие нормы в договоре не дают с достаточной точностью определить период действия договора, так как момент подписания не всегда тождественен той дате, которая стоит на договоре. Соответственно и стороны договора могут понимать момент вступления в силу по-разному.

Особенно остро недостаток точности этой формулировки заметен тогда, когда от даты вступления договора в силу зависит и дата его окончания, а также порядок пролонгации.

ПРИМЕР ИЗ ПРАКИКИ. В договоре было сказано, что он «вступает в силу с момента подписания и действует в течение одного календарного года». Далее стороны предусмотрели следующее условие: «Если ни одна сторона не уведомила в письменном виде другую сторону за один месяц до окончания срока действия договора о своем нежелании продлевать действие договора, то он ежегодно пролонгируется на следующие одиннадцать месяцев на тех же условиях». В результате одна из сторон уведомила контрагента за месяц и два дня – однако это было мнение стороны. Контрагент же не согласился, указав на дату подписания договора, которая была пятью днями ранее даты, которая значилась в начале договора.

Если в договоре указано время, которое зависит от подписания документа, юристу необходимо обращать внимание на то, указана ли дата подписания договора в момент совершения такого акта. В противном случае доказать иную дату, чем та, которая содержится в начале договора, невозможно.

«Договор вступает в силу с момента одобрения советом директоров (общим собранием участников, акционеров)»

Как известно для некоторых сделок, особенно совершаемых обществами, законодательно установлен порядок их одобрения. Крупная сделка в случае нарушений порядка ее совершения, может быть признана недействительной. Так, крупная сделка в акционерном обществе должна быть одобрена Советом директоров при сумме от 25 до 50 % балансовой стоимости активов. А если сумма сделки превышает 50 % этой стоимости — общим собранием акционеров, квалифицированным большинством в три четверти голосов (ст. 79 закона об акционерных обществах*). Крупная сделка, совершенная с нарушением требований, предусмотренных нормативными актами, может быть признана недействительной по иску общества, его участника или акционера (п. 5 ст. 46 закона об обществах с ограниченной ответственностью**; п. 6 ст. 79 закона об акционерных обществах).

Однако необходимо отличать одобрение сделки от заключения договора. Одобрение сделки представляет собой процедурное условие ее действительности. Время сделки может включать в себя и ее одобрение. Но одобрение сделки никак не связано с действием во времени договора. Сделка, совершенная с нарушением требований о ее одобрении оспорима, но не ничтожна (см. постановления федеральных арбитражных судов Уральского округа от 31.07.07 по делу № Ф09-5977/07-С6, Дальневосточного округа от 26.07.07 по делу № Ф03-А51/07-1/1566 и др.). Поэтому ее действие во времени не зависит от соблюдения или несоблюдения сторонами процедурных условий. Ее действие – а в конечном счете, и действие договора — может лишь зависеть от оспаривания и признания недействительной сделки судом.

В силу этого нельзя ставить действие договора во времени в зависимость от одобрения тем или иным органом управления юридического лица – оно может никогда не произойти, но обязательства сторон обычно в таких случаях имеют место быть до такого одобрения. Во избежание же коллизий следует одобрение крупных сделок осуществлять на стадии преддоговорного общения сторон.

«Договор вступает в силу с такого-то числа и действует по такое-то число»

Классическая формулировка: указываются конкретные даты вступления в силу и окончания срока действия договора.

Однако необходимо быть внимательным не только к конкретному пункту о действии договора во времени, но и к другим пунктам, которые могут относиться к срокам действия договора.

ПРИМЕР ИЗ ПРАКТИКИ. В договоре было сказано, что он «вступает в силу с 1 октября 2007 года и действует до 1 октября 2008 года». Следом содержалась норма, которая гласила: «Все дополнительные соглашения и приложения, подписанные сторонами во исполнение настоящего договора, действует в течение срока, прямо в них указанного». И далее — контрольная фраза о том, что дополнительные приложения и соглашения являются неотъемлемой частью договора. В результате у контрагентов возникли проблемы – но не потому, что стороны неправильно прописали действие договора и его отдельных частей во времени. А из-за того, что в одном из дополнительных соглашений — установили срок действия соглашения за пределами временных рамок основного договора. Между тем, в договоре возникала коллизия: может ли дополнительное соглашение действовать самостоятельно, т.е. в течение срока в нём прямо указанного или в течение срока действия договора, т.к. допсоглашение является неотъемлемой частью договора.. Это дало основания для спора между сторонами.

Пункт об особом сроке действия дополнительных соглашений имеет право на существование и во многом даже правилен, так как дополнительные соглашения и приложения могут иметь свое, отличное от основного договора, время действия. Например, бывают ситуации, когда контрагентам необходимо заменить какие-либо положения договора (или дополнительных соглашений) на определенный период, в связи с возникшими обстоятельствами (форс-мажор, сезонные особенности, экономическая и политическая ситуация).

Но в таком случае во избежание споров необходима прямая оговорка о том, что из общего порядка действия договора есть исключения. Пример: «договор утрачивает силу с 1 октября 2008 года, за исключением дополнительных соглашений к настоящему договору, порядок и сроки действия во времени которых определяются в самих дополнительных соглашениях». Писать о том, что дополнительные соглашения являются неотъемлемой частью договора было бы не правильно, т.к. этимология «неотъемлемый» означает «неотделимый», что в данном случае не усматривается.

«Договор действует до полного исполнения сторонами всех своих обязательств»

Такая формулировка вошла в обычаи документоведения, тем не менее, на самом деле она не всегда соответствует логике событий, а иногда и закону.

Согласно части 2 пункта 3 статьи 425 Гражданского кодекса, в договоре должен существовать момент окончания исполнения обязательств, факт которого может служить окончанием действия договора. Таким моментом может быть дата или событие. Для некоторых обязательств событие определить сложно, и мы опять попадаем под «размытые» во времени сроки. Поэтому остается другой вариант – конкретная дата. Это самое выгодное и правильное определение временных границ.

Можно возразить, что при заключении эти временные границы не всегда окончательно известны. Но для этого есть такая мера, как дополнительное соглашения и уж вряд ли может быть актуальным аргумент о том, что это – лишняя бумага и время. Недостаток времени будет гораздо ощутимее в том случае, если нечеткая формулировка условия о сроке действия договора станет камнем преткновения во взаимоотношениях контрагентов.

Формулировка же «…до полного исполнения сторонами обязательств» приводит к тому, что окончание договора может вообще никогда не наступить, т.к. контрагенты очень часто стараются сохранить некоторые обязательства и по истечении срока действия договора. Такую норму, конечно, нельзя признать вопиющей, но если она есть, то требует от юриста чёткого понимания временной ситуации договора и действий конкретных отношений сторон во времени.

Отмечу, что критикуемая формулировка имеет на практике модификацию – «до полного исполнения сторонами обязательств в рамках настоящего договора». Поспорить с ней юристу дает основаниястатья 422 Гражданского кодекса.

Договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения (п. 1 ст. 422 ГК РФ). Не вдаваясь в рассуждения о целях законодателя относительно данной нормы, стоит сказать, что для контрагентов обязательства вытекают не только из «рамок договора», но и из нормативных актов.

Даже если предположить, что стороны включили в договор все условия, характерные для конкретного вида договора, некоторые обязательства могут возникнуть в силу деятельности сторон во исполнение основного договора (например, заключение договоров поставки или подряда в рамках агентского договора, страхования имущества в рамках договора хранения и т.д.). Поэтому уж коль скоро очень хочется использовать формулировку «до полного исполнения сторонами обязательств», фразу «в рамках настоящего договора» лучше опустить.

«Положение такого-то пункта договора сохраняет свою силу и по истечении срока действия договора»

На практике такие формулировки часто встречаются – особенно применительно к условию о конфиденциальности. Это выглядит примерно так: «Стороны обязуются соблюдать конфиденциальность в отношении любой информации о деятельности сторон, ставшей им известной в связи с исполнением настоящего договора и являющейся коммерческой тайной одной из сторон. Положение настоящего пункта договора сохраняет свою юридическую силу и по истечении срока действия настоящего договора».

Но, как уже отмечалось выше, такой подход к действию договора во времени некорректен. Прекращение действия договора во времени не может накладывать обязательства на стороны. Срок, в течение которого отношения сторон регулируются обязательными для них условиями, должны быть четко определены – иначе какой смысл вообще заключать договор? Или как в данном случае правильно определить срок исковой давности? При таких формулировках он может длиться вечно.

Действительно, иногда необходимо продлить срок действия отдельных положений договора за пределы его временных рамок. Типичная ситуация – нужно вменить в обязанность контрагенту не разглашать конфиденциальную информацию, переданную в связи с исполнением договора, в течение определенного времени после его окончания.

Если стороны хотят, чтобы действовали определенные условия, обязательства или конкретные пункты договора, необходимо об этом прямо указывать: «Настоящий договор действует до 1 января 2008 года, за исключением пункта 5.7, положения которого действует до января 2015 года». Причем дату можно установить настолько далекой, насколько того требуют интересы бизнеса. Кстати, если речь идёт о конфиденциальной информации, то её сроки охраны могут быть определены в договоре (ст. 12 ФЗ о коммерческой тайне от 29 июля 2004 г.).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *