Отказ от осуществления прав по договору как новелла российского гражданского законодательства

Информационное письмо Президиума ВАС РФ №104 от 21.12.2005г. (http://pda.arbitr.ru/as/pract/vas_info_letter/2957.html)
3. Отношения кредитора и должника по прощению долга можно квалифицировать как дарение, только если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. В таком случае прощение долга должно подчиняться запретам, установленным статьей 575 ГК РФ, пунктом 4 которой не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями.
Общество с ограниченной ответственностью (заимодавец) обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу (заемщику) о взыскании процентов по договору займа и неустойки за несвоевременный возврат суммы займа.
Как следовало из представленных суду документов, ответчик, получив от истца денежные средства по договору займа, обязался в установленный договором срок возвратить сумму займа и уплатить проценты за пользование денежными средствами. Поскольку заемщик не выполнил своевременно своих обязанностей, руководитель заимодавца направил в его адрес письмо с требованием немедленно возвратить сумму займа, указав при этом, что в случае исполнения данного требования заимодавец освобождает заемщика от уплаты процентов за пользование денежными средствами и неустойки за несвоевременный возврат суммы займа. Заемщик сумму займа возвратил.
В своих возражениях на иск ответчик указал на отсутствие у него обязанности уплатить проценты и неустойку, так как данные обязательства прекращены прощением долга.
Суд первой инстанции иск удовлетворил, мотивировав свое решение следующим.
Прощение долга представляет собой освобождение кредитором должника от имущественной обязанности. В связи с этим прощение долга является разновидностью дарения (статья 572 ГК РФ), поэтому оно должно подчиняться запретам, установленным статьей 575 ГК РФ, в соответствии с пунктом 4 которой не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями.
Таким образом, прощение долга, совершенное заимодавцем, является ничтожным, не влечет каких-либо последствий, поэтому обязанность заемщика уплатить проценты по договору займа и неустойку за несвоевременный возврат суммы займа не прекратилась.
Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и в иске отказал по следующим основаниям.
В соответствии со статьей 415 ГК РФ обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.
Суду не представлено каких-либо сведений, на основании которых можно было бы сделать вывод о нарушении прощением долга прав третьих лиц в отношении имущества кредитора.
Оценивая квалификацию судом первой инстанции прощения долга в качестве разновидности дарения, суд кассационной инстанции указал: квалифицирующим признаком дарения является согласно пункту 1 статьи 572 Кодекса его безвозмездность. При этом гражданское законодательство исходит из презумпции возмездности договора (пункт 3 статьи 423 ГК РФ). Поэтому прощение долга является дарением только в том случае, если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. Об отсутствии намерения кредитора одарить должника может свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами.
Изучив отношения сторон, суд кассационной инстанции установил, что целью совершения сделки прощения долга являлось обеспечение возврата суммы задолженности в непрощенной части без обращения в суд, то есть у кредитора отсутствовало намерение одарить должника.
Поскольку в данном случае у кредитора не было намерения освободить должника от обязанности в качестве дара, в удовлетворении иска отказано.

В условиях масштабного реформирования российского гражданского законодательства Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Федеральный закон от 08.03.2015 № 42-ФЗ) были внесены поправки в общие положения об обязательствах и договорах, вступившие в силу с 1 июня 2015 года . Одной из новелл является введение в российское законодательство отказа от осуществления прав по договору, который закрепляется в п. 6 ст. 450.1 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) . Однако данное нововведение не нашло ещё должного теоретического обоснования и подробного анализа в научных трудах, что обосновывает выбор данной темы для исследования.

Целью настоящего исследования является изучение отказа от осуществления прав по договору как новеллы российского гражданского законодательства и проведение анализа судебной практики.

Отказ от осуществления прав по договору является аналогом английского института waiver (отказ от права) и сходных институтов в европейском договорном праве. Waiver, сформировавшийся в англо-американской правовой системе, в общепринятом понятии представляет собой добровольный и преднамеренный отказ от известного права, преимущества, привилегии или иного дополнительного права . Хотя процедура определения отказа от права отличается и в Англии, и отдельных штатах США, выделяются три общих условия признания отказа от права действительным:

1) существование права — наличие права, которое подлежит правовой защите;

2) знание права – условие, которое предполагает, что субъект знал о существовании у него права на момент совершения отказа, причем, если речь идет о правах, вытекающих из договора, знание права вменяется;

3) намерение стороны отказаться от права — совершение субъектом таких действий, которые свидетельствуют либо о его желании отказаться от права, либо об одобрении таких действий контрагента, которые ведут к отказу от права .

Отказ от договорных прав в российском законодательстве – это право стороны на отказ от осуществления своего права, предусмотренного договором. В п. 6 ст. 450.1 ГК РФ закрепляется, что если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором, в случаях, когда сторона, осуществляющая предпринимательскую деятельность, при наступлении обстоятельств, предусмотренных ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором и служащих основанием для осуществления определенного права по договору, заявляет отказ от осуществления этого права, в последующем осуществление этого права по тем же основаниям не допускается, за исключением случаев, когда аналогичные обстоятельства наступили вновь.

Законодатель предусматривает пределы отказа от осуществления прав по договору.

1. В соответствии с п. 6 ст. 450. 1 ГК РФ такой отказ считается действительным после заявления соответствующей стороны об этом. Волеизъявление стороны договора должно быть добровольным и прямо выраженным. Законом не установлено, в какой именно форме должен быть совершен отказ от договорных прав, что является пробелом. Кроме того в доктрине по этому вопросу отсутствует единство взглядов. По мнению одних исследователей, «для доказательственных целей стоит ожидать, что это будет письменная форма уведомления» . Другие авторы выделяют три формы отказа от права: письменную, устную и отказ посредством поведения .

Между тем п. 7 ст. 450.1 ГК РФ определяет, что в случаях, установленных ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором, правила об отказе от осуществления прав по договору (п. 6 ст. 450.1 ГК РФ) применяются при неосуществлении определенного права в срок, предусмотренный ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором. Другими словами, при определенных обстоятельствах неосуществление права может свидетельствовать об отказе от него.

Следовательно, законом предусматривается два варианта совершения отказа от права. Один из них характеризуется активным поведением стороны и заключается в отказе от права посредством прямо выраженного волеизъявления об этом. Во втором случае отказа от права осуществляется посредством пассивного поведения стороны и выражается в неосуществлении определенного права в установленный срок.

2. При отказе от осуществления прав по договору имеются ограничения по субъектному составу. Это правило применимо только для стороны, осуществляющей предпринимательскую деятельность.

3. Допускается отказ только от договорных прав, то есть прав, порожденных самим договором.

4. Отказ от права возможен только после возникновения этого права. В свою очередь основанием для осуществления определенного права по договору является наступление обстоятельств, предусмотренных ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором. Если сторона при наступлении указанных обстоятельств заявляет отказ от осуществления права, в последующем осуществление этого права по тем же основаниям не допускается, за исключением случаев, когда аналогичные обстоятельства наступили вновь.

5. Отказ от осуществления прав по договору допускается независимо от того, предусмотрена или нет возможность такого отказа в договоре .

6. Следует отметить, что правило, предусмотренное п. 6 ст. 450.1 ГК РФ, является диспозитивным: оно действует, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором. Положение о том, что право сохраняет свою силу, может быть предусмотрено как в нормативно-правовых актах, так и самом договоре.

Таким образом, законодательно закреплено специальное правило, в соответствии с которым заявление отказа от осуществления права по договору влечет прекращение этого права. В связи с этим возникает проблема соотношения отказа от договорного права и положения п. 2 ст. 9 ГК РФ, которое закрепляет правило о недопустимости отказа лица от принадлежащих ему прав.

В соответствии с п. 2 ст. 9 ГК РФ отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом. Отметим, что ранее суды в своей практике фактически установили запрет на отказ от любого права, если это не было прямо разрешено законом. Соглашения, которые приводили к отказу или ограничению прав, в том числе к воздержанию от осуществления права одной из сторон соглашения, признавались противоречащими п. 2 ст. 9 ГК РФ (например, об отказе от взыскания штрафных санкций, отказе от непогашенной части исковых требований , отказе покупателя земельного участка от претензий к продавцу , отказе от осуществления принципалом предмета агентского договора и т.д.). К примеру, по одному из дел стороны договора займа заключили соглашение о том, что любые штрафные санкции, включая пени, неустойку, проценты, в том числе установленные законом за просрочку исполнения сторонами обязательств по договору, начислению и взысканию со стороны кредитора не подлежат. Судом был отклонен довод заявителя о том, что отказавшись от взыскания процентов за нарушение обязательства по договору, истец ЗАО Фирма «ЦВ «ПРОТЕК» фактически утратил право на применение в дальнейшем к ответчику ОАО «Фармасинтез» такой меры ответственности, как взыскание процентов. При этом суды указали, что отказ кредитора от взыскания неустойки противоречит п. 2 ст. 9 ГК РФ. На этом основании требование истца о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами было удовлетворено .

Следовательно, до внесения изменений в ГК РФ Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ в российском праве существовал высокий риск признания недействительным положений договора об отказе от права. В связи с этим участники гражданского оборота стремились «структурировать свои сделки по иностранному праву и рассматривать споры по ним в иностранных судах и арбитражах» .

Как показывает анализ доктрины и правоприменительной практики, норма п. 2 ст. 9 ГК РФ в существующей редакции является мало пригодной для развитого гражданского оборота. На этапе создания ГК РФ в середине 1990-х г.г. включение подобного предписания в текст закона было вполне оправданно исходя из конкретных исторических условий. Однако в настоящее время «подобное ограничение, совершенно не нюансированное и лишенное каких-либо отступлений от общего правила, очевидно, не соответствует современному уровню развития отечественного гражданского оборота, особенно в сфере предпринимательской деятельности» .

В доктрине высказывались идеи расширить перечень законных оснований, которыми устанавливаются исключения на применение ч. 2 ст. 9 ГК РФ , что, на наш взгляд представляется весьма обоснованным и необходимым. В связи с этим приходим к выводу о том, что новое положение п. 6 ст. 450.1 ГК РФ, закрепляющее возможность стороны договора отказаться от осуществления договорных прав, изменит сложившуюся судебную практику.

Так, ТСЖ «Мишина-32» обратилось суд с исковым заявлением к ответчику ООО «Стройподряд» о взыскании неустойки, задолженности по договору, процентов за пользование чужими денежными средствами на основании договора подряда. В п. 3 соглашения о расторжении договора подряда по взаимному согласию стороны определили, что обязательства сторон по договору прекращаются, и стороны претензий друг к другу не имеют. Арбитражный суд г. Москвы отказал в удовлетворении требования о взыскании неустойки. Поскольку стороны своим соглашением прекратили обязательства по договору и не определили последствия его прекращения, а также учитывая, что отказ от права возможен в силу п. 6 ст. 450.1 ГК РФ, суд указал, что истец утратил право на применение предусмотренной договором ответственности за нарушение сроков выполнения работ . Бесспорно, в тот период, когда договор подряда был действующим, истец имел право на применение к ответчику предусмотренной договором меры ответственности в виде неустойки за нарушение сроков выполнения работ. Однако при расторжении договора ни одна из сторон не заявила о наличии у нее каких-либо требований и претензий по договору, что в соответствии с п. 6 ст. 450.1 ГК РФ свидетельствует об отказе от осуществления прав по договору.

Таким образом, стороны договора, которые в определенный момент времени не заявляли о наличии у них требований и претензий друг к другу, несмотря на то что знали о допущенном нарушении, «не должны получать право в дальнейшем требовать защиты нарушенного права в суде, за исключением случаев, когда данный отказ был совершен под влиянием насилия, обмана или заблуждения» . Это необходимо также в целях обеспечения принципа стабильности договорных отношений.

Однако следует учитывать, что при отказе от осуществления прав по договору имеется определенные ограничения. В частности, отказ от права может быть ограничен, если это необходимо в целях недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон.

В соответствии с п. 2 ст. 1 и ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. Из содержания Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» следует, что при применении тех или иных условий договора следует выяснить с учетом всех обстоятельств дела, являются ли условия договора явно обременительными и нарушают ли существенным образом баланс интересов сторон. Следовательно, если будет установлено, что отказ стороны от осуществления прав по договору существенным образом нарушает баланс интересов сторон, то заявление стороны договора об отказе от права применяться не будет.

Рассмотрим следующий пример. По одному из дел было установлено, что согласно пункту 3.5 договора поставки поставщик ООО «Артэкс» не имеет права на взыскание с покупателя ООО «Метр квадратный – Гатчина» неустойки за просрочку оплаты в случае, если им самим будут допущены нарушения любых условий договора. Суд указал на то, что указанное ограничение представляет собой отказ от осуществления принадлежащего поставщику права требования уплаты неустойки за просрочку исполнения покупателем обязательства по оплате. В связи с этим нарушение поставщиком условий договора влечет его обязанность по уплате договорной неустойки и автоматически освобождает покупателя от уплаты встречной неустойки, несмотря на наличие нарушений обязательства с его стороны. Суд кассационной инстанции указал на то, что положение пункта 3.5 договора, которое ограничивает право поставщика на взыскание неустойки условием об отсутствии нарушений условий договора, «существенным образом нарушает баланс интересов сторон и противоречит правовой природе неустойки как меры ответственности, применяемой за нарушение гражданских прав» . В связи с этим судом было удовлетворено требование о взыскании договорной неустойки.

В данном деле суд констатировал факт отказа поставщика от права требования уплаты неустойки. Но условия договора поставки были явно обременительными и несправедливыми для поставщика, вследствие чего суд пришел к выводу о существенном нарушении баланса интересов сторон. На этом основании положение, предусматривающее отказ от договорного права, не подлежало применению.

Итак, в п. 6 ст. 450. 1 ГК РФ закреплено специальное правило, в соответствии с которым заявление отказа от осуществления права по договору влечет прекращение этого права. На основе анализа судебной практики был сделан вывод о том, что возможность такого отказа может быть ограничена в целях недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон.

В заключение следует отметить, что отказ от осуществления прав по договору соответствует представлениям современной доктрины, а его законодательное закрепление свидетельствует о признании его значимости в российском гражданском праве. Это нововведение позволит обеспечить определенность и предсказуемость договорных отношений в сфере предпринимательской деятельности, а также укрепить стабильность гражданского оборота.

Чтобы удостовериться в надежности исполнения конкретного обязательства, контрагенты могут применять различные правовые инструменты и конструкции. Среди множества способов большим спросом пользуется соглашение о неустойке, которое устанавливает ответственность должника.

Законодательство

Регулируется Гражданским кодексом РФ. Статьи 330–333 перечисляют общие правила оформления дополнительной меры обеспечения обязательств.

Помимо ГК РФ, более конкретные нормы закреплены в Законе о защите прав потребителей. В п. 5 ст. 28 указывается: нарушение сроков выполнения работы влечет неустойку, а ст. 23 устанавливает ответственность продавца (изготовителя) за ненадлежащее удовлетворение претензий потребителя.

Что такое соглашение о неустойке

Согласно ст. 330 ГК РФ, под это понятие попадают суммы, выплачиваемые должником в адрес кредитора в случае невыполнения принятых обязательств. Речь идет не только про стопроцентное отсутствие исполнения, но и про ненадлежащую реализацию положенной обязанности.

Бесплатная ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ:

Мск +7 (499) 938 5119

Спб +7 (812) 467 3091

Фед +8 (800) 350 8363

Важно! Неустойка чрезвычайно полезна для кредитора, так как последний не должен доказывать факт причинения убытков. Деньги будут взыскиваться на основании ранее достигнутого соглашения.

Мера должна быть совершена в письменной форме. Устное соглашение не допускается – участники ссылаются на конкретную бумагу, например согласие о неустойке. В ст. 331 ГК РФ указано, что письменная форма акта обязательна даже для ситуаций, когда сама сделка была устной.

Зачем и когда заключается

Смысл документа – дополнительно обезопасить интересы контрагента. Кредитор (потребитель) может повысить надежность любой сделки с помощью сверхштатных обязательств со стороны исполнителя. Должник же не приобретает каких-либо выгод, но и фактических убытков тоже не получает. Если исполнитель реализует обязательство положенным образом и в срок, то никаких новых долгов не возникнет.

Согласие заключается параллельно с заполнением основного договора. Законодатель не обязывает контрагентов оформлять акт сразу же после непосредственного подписания сделки, но на практике нежелательно оттягивать процесс.

Образец формы соглашения

Согласие совершается в письменной форме (ст. 331 ГК РФ). Особняком стоит проблема разграничения законной и договорной разновидностей. Договорная составляется по акту, который предусмотрен ст. 331 ГК РФ. В отличие от добровольной меры, законная напрямую закреплена правовыми нормами. Контрагент может прибегнуть к этой неустойке в любой момент, если есть основания для ее использования.

Важно! Законодательное закрепление отнюдь не означает обязательность для всех контрагентов. Кредитор (потребитель) имеет право на меру, но может ее не применять в конкретном случае.

Закреплено Гражданским кодексом, но не имеет строгой существенной формы. Отсутствие четких образцов диктуется принципом свободы договоров – стороны могут самостоятельно определять содержание. На практике документ должен иметь следующие основные условия:

  • информацию об участниках;
  • реквизиты;
  • обстоятельства, которые дают право требовать штрафные деньги;
  • размер санкций;
  • порядок расчетов;
  • сроки погашения;
  • подписи и дату составления.

Так как согласие — полноценный юридический документ, оно непременно должно содержать информацию об адресатах. Реквизиты — обязательные сведения о предмете сделки и ее сторонах. Составители могут не ограничиваться перечислением случаев, когда наступает «штрафная санкция»: допускается прописать порядок расчетов и сроки погашения.

Требования и условия

«Сердцевина» – конкретные досудебные притязания. Кредитор может рассчитывать на них в случае нарушения обязанностей. В тексте фиксируются данные о размере пени. На практике величина штрафа привязывается к процентам от долга (или стоимости вещи). Нередко в тексте фигурируют расчетные таблицы, где приводятся периоды просрочки и итоговые штрафные суммы.

Чем подробнее будут условия действия документации, тем лучше для сторон сделки. Разрешается включить положение об уменьшении величины пени. У кредитора появится четкое основание для претензий, у должника — строгие рамки.

Оформление законной разновидности

По общему правилу, контрагенты освобождены от необходимости оформлять законную разновидность дополнительной меры обеспечения. Штраф будет действовать независимо от того, условились ли о нем лица (ст. 332 ГК РФ). Тем не менее соглашением можно увеличить базовый размер санкции. Если лица готовы его надбавить, то придется закреплять это решение в виде полноценного документа.

Оформление договорной разновидности

Центральный принцип составления – добровольность. Кредитор не может принудить исполнителя подписать соглашение.

Содержание документации зависит от пожеланий составителей, но четкое и ясное оформление всегда лучше туманных формулировок. Грамотная структура и содержание помогут в будущем не только самим участникам, но и суду. Желательно строго определить размер штрафа — львиная доля споров возникает из-за разногласий по поводу величины выплачиваемых сумм.

Мировое соглашение

Вопрос решается неоднозначно. По общему правилу, мировое соглашение процессуально аннулирует все претензии участников. Оно потому и считается мировым, что влечет за собой полное прекращение притязаний.

Такой вариант регулирования спора как альтернатива судебному решению не подразумевает взыскания. Правило работает, если акт изначально не затрагивал вопрос о возможности взысканий. Если же участники прямо согласились на уплату штрафной санкции в рамках мирового соглашения, то истребовать ее можно. Если мера никак не задокументирована внутри решающей документации, то ничего не получится.

Несомненный плюс мирового подхода – нахождение компромисса между спорящими лицами. Акт призван удовлетворить интересы обеих сторон конфликта, помимо этого, снижаются судебные расходы.

Но у мирового акта есть и недостатки. Центральный — практическая невозможность дальнейшего обжалования. К тому же стороны не могут продлить процесс — будущие решения будут неактуальны.

Последствия несоблюдения письменной формы

Согласие должно быть заключено в письменном виде. Если форма не соблюдена, то последствие — полная недействительность всех принятых обязательств. Это означает аннулирование пунктов, по которым договорились контрагенты. У кредитора не будет шанса выставлять претензии на основании ранее заключенного соглашения, если оно было оформлено в устной форме.

Соглашение об отказе от взыскания штрафа

Участники сделки могут заявить об отказе от ранее заключенного акта, утверждающего оплату пени. Достаточно составить дополнительную документацию, где закреплено, что лица отказываются от взыскания процентов. Это автоматически повлечет расторжение прошлых обязательств.

Важно! Правило распространяется только на договорную неустойку. Если мера предусмотрена законом, то кредитор сможет в любой момент потребовать денег. Отменить нормы законодательства через частный акт невозможно.

Судебная практика по спорным вопросам и о выплате

Судебная практика разграничивает одновременное взыскание выплат по ст. 330 и ст. 395 ГК РФ. У контрагентов есть два варианта: либо взыскивать проценты за пользование чужими деньгами, либо применять нормы о неустойке.

Суд лоялен к оформлению штрафов в рамках договора. Иными словами, лица могут включить пеню как отдельный пункт сделки, а не составлять полноценное соглашение.

Все суды ориентируются на практику, утвержденную Верховным Судом РФ. ВС РФ в своем Постановлении Пленума № 7 от 2016 года конкретизирует нормы гражданского законодательства и проясняет ряд нюансов, в том числе и действие правил ГПК РФ.

Неустойка — полезная мера обеспечения, ею пользуются повсеместно. Чтобы не возникло вопросов и проблем, имеет смысл грамотно подойти к составлению дополнительного штрафа.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *