Следственные действия на этапе окончания предварительного следствия: основания, порядок возобновления

Уважаемые коллеги, как следователи и дознаватели уведомляют вас о проведении следственных действий?

Я думаю также, как и меня, в абсолютном большинстве случаев общение и согласование времени происходит в телефонном режиме. В случае какого-то недопонимания и конфликта интересов я прошу о производстве следственных действий уведомлять меня письменно за пять суток до их проведения. А бывает, нас начинают уведомлять смс-сообщениями и через всякие модные мессенджеры, и не редко в категоричной форме. Причем это (использование интернет ресурсов) в последнее время стало очень частым и, по моему мнению, в некоторых случаях, не совсем законным явлением. Следователи идут в ногу со временем и начинают всеми этими вещами злоупотреблять. Да что там уведомления… Я, например, недавно получил в мессенджер «WhatsApp» от следователя копии материалов уголовного дела в порядке ч.2 ст. 219 УПК РФ. Причем такие же документы получила на свой мобильный телефон жена моего подзащитного, который сидит под домашним арестом. После этого следователь, кстати, следственного управления города, с чувством выполненного долга направила уголовное дело прокурору для утверждения обвинительного заключения… Но я не об этом.

Пару лет назад повадился следователь Следственного комитета одного из районов города вызывать на следственные действия меня и моего коллегу (защиту осуществляли два адвоката), и нашего подзащитного, сотрудника полиции, посылая нам обычные смс-сообщения, дублируя их через «WhatsApp».

Тогда для меня это показалось странным и несправедливым, так как даже, когда в судах различных юрисдикций мне подсовывают расписку об обязанности получать смс-сообщения, я всегда пишу, что не согласен. Мало ли что с телефоном, со связью или, например, со мной? Причем до этого, согласовывая даты проведения следственных действий, мы со следователем прекрасно общались в телефонном режиме. Фактически следователь сам создал конфликтную ситуацию на пустом месте, видимо обидевшись на то, что из-за загруженности по другим делам, мы зачастую не могли, по его просьбе, явиться в удобное для него время. В силу определенной необходимости по уголовному делу решили мы с коллегой сообщения игнорировать и никуда не ходить. Тем более, что я был убежден в правомерности своего поведения.

Вызовы стали приходить все чаще и во все более категоричной форме. Было очень «страшно», но из тактических соображений мы решили игнорировать следователя дальше, так как нам все еще нужно было потянуть время для проведения определенных мероприятий по уголовному делу. Сотрудник полиции обвинялся в совершении преступления небольшой тяжести, и угроза «заехать» в следственный изолятор для него была минимальная. Других средств воздействия на нас и подзащитного у следственного комитета не было. Подзащитного иногда вызывали через руководство, и он добросовестно являлся к следователю, но мы с коллегой, как было условлено, не приходили либо приходили по одному.

Случайно встретив следователя в СИЗО, я узнал от него, что у меня будут серьезные проблемы, так как я злонамеренно не являюсь на следственные действия, будучи уведомленным об их проведении в соответствии с законом. Мой умысел на срыв следственных действий следователь подтвердил наличием двух галочек в сообщении о вызове в приложении «WhatsApp», что, по его мнению, свидетельствовало о том, что сообщение я прочитал.

Через некоторое время меня вызвали в адвокатскую палату и сообщили, что на меня поступила жалоба, подписанная руководителем районного следственного отдела Следственного комитета, согласно которой из-за «срыва намеченных следственных действий» в отношении меня просили «принять меры, направленные на выполнение мною требований Уголовно-процессуального законодательства РФ, ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», а также Кодекса этики адвоката». Срыв подтверждался скриншотами моей переписки со следователем в мессенджере «WhatsApp».

Я даже написал соответствующее объяснение. В палате, к счастью, у нас разумные и грамотные люди, и в своем ответе руководителю районного следственного отдела Следственного комитета, среди прочего, вице-президент нашей адвокатской палаты указал: «Каких-либо доказательств надлежащего уведомления адвоката Пятицкого Е.Ф. о производстве следственных действий с участием его доверителя в Адвокатскую палату РО не представлено. Направление уведомлений в адрес подзащитного адвоката, смс-сообщений по номеру мобильного телефона и уведомления, отравленные посредством интернет-приложений, по нашему мнению, не свидетельствуют о том, что адвокат в действительности своевременно получил информацию о проведении следственных действий». При этом палатой рекомендовано согласовывать график проведения следственных действий в «письменном виде».

Вот уже несколько лет, в случае необходимости по конкретному уголовному делу, в ответ на вызовы следователей на проведение следственных действий по различным мессенджерам я в эти же мессенджеры высылаю жалобу руководителя следственного отдела и соответствующий ответ адвокатской палаты. После этого почти всегда наступает пауза различной длительности. Мой личный рекорд — полтора месяца. После паузы, необходимой по конкретному делу, тон обращений меняется с требовательного на просительный. Вроде мелочь, но иногда даже такие мелочи имеют значение в зависимости от ситуации по уголовному делу. Может быть кому-нибудь из коллег пригодится.

P.S.: Уголовное дело в отношении моего подзащитного в последствии прекратили по реабилитирующему основанию, и он продолжил служить в полиции, но это, как говорится, другая история…

Согласно ч. 2 ст. 225 УПК РФ, после составления обвинительного акта дознаватель обязан ознакомить обвиняемого с данным документом и материалами уголовного дела. Следует отметить, что на этом законодательная регламентация деятельности дознавателя по соблюдению прав обвиняемого при окончании дознания составлением обвинительного акта в нормах гл. 32 УПК РФ исчерпывается, а положения гл. 30 УПК РФ, детально регламентирующие ознакомление обвиняемого с материалами уголовного дела при окончании предварительного следствия, согласно ч. 1 ст. 223 УПК РФ, на дознание не распространяются.

В то же время некоторые из процедурных вопросов ознакомления с материалами уголовного дела и обвинительным актом применительно к обвиняемому урегулированы нормами общей части УПК РФ. Так, на основании п. 12, 13 ч. 4 ст. 47 УПК РФ обвиняемый праве выписывать из уголовного дела любые сведения и в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе и с помощью технических средств. Вывод о возможности заявления им ходатайств при ознакомлении с материалами уголовного дела можно сделать исходя из положений ст. 119, 120 УПК РФ, устанавливающих, что обвиняемый вправе заявить ходатайство в любой момент производства по уголовному делу.

Большое практическое значение имеют вопросы, связанные с разъяснением дознавателем обвиняемому его прав, предусмотренных ч. 5 ст. 217 УПК РФ. Нормы гл. 32 УПК РФ не содержат по данному поводу каких-либо предписаний, однако данные процессуальные действия ни в коем случае не должны игнорироваться. Так, Конституционный Суд РФ в своем Определении от 8 апреля 2004 г. № 152-0 прямо указал на соответствующую обязанность дознавателя по отношению к обвиняемому. Значимость разъяснения участникам уголовного судопроизводства их прав подчеркивалась и в Постановлении КС РФ от 25 апреля 2001 г. № 6-Г1. Из изложенной в данных документах правовой позиции следует, что неразъяснение прав, сопровождающееся последующим их нарушением, является основанием для признания недействительными процессуальных действий, совершенных с этими нарушениями.

Анализ нрав обвиняемого, указанных в ч. 5 ст. 217 УПК РФ, позволяет сделать вывод, что права обвиняемого, предусмотренные п. 1, 1.1 ч. 5 ст. 217, не могут быть реализованы, если уголовное дело расследовалось в форме дознания. Так, обвиняемый не может рассчитывать на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, так как по всем уголовным делам о преступлениях, указанных в и. 1 ч. 3 ст. 31 УПК РФ, производство предварительного следствия является обязательным (ч. 2 ст. 150 УПК РФ). Уголовные дела, расследуемые в форме дознания, также не подсудны и коллегии из трех судей федерального суда общей юрисдикции, поскольку согласно п. 3 ч. 2 ст. 30 УПК РФ такой состав суда рассматривает уголовные дела только о тяжких и особо тяжких преступлениях, тогда как дознание производится по уголовным делам небольшой и средней тяжести. В то же время при окончании дознания обвиняемый вправе ходатайствовать о применении особого порядка судебного разбирательства в случаях, предусмотренных ст. 314 УПК РФ, а равно о проведении предварительных слушаний в порядке ст. 229 УПК РФ (и. 2, 3 ч. 5 ст. 217 УПК РФ).

Процесс разъяснения обвиняемому его прав не может быть сведен к простому зачитыванию их перечня. Дознаватель в обязательном порядке должен уточнить, понятны ли обвиняемому его права, при необходимости дать дополнительные пояснения, а также выяснить, желает ли обвиняемый ими воспользоваться.

Ознакомление обвиняемого с обвинительным актом и материалами уголовного дела является его правом (п. 12 ч. 4 ст. 47

УПК РФ), но не обязанностью. Соответственно, он может отказаться знакомиться с данными материалами. Однако такой отказ должен быть в обязательном порядке обличен в письменную форму и отражен в протоколе.

Процессуальный порядок окончания предварительного расследования путем направления уголовного дела с обвинительным заключением прокурору включает в себя систем}’ последовательных и связанных между собой действий следователя, направленных на подготовку уголовного дела к рассмотрению его в суде и обеспечение доступа участников процесса к материалам производства, затрагивающим их интересы.

Объявление участникам процесса об окончании предварительного следствия и предъявление им материалов уголовного дела

Признав, что все следственные действия по уголовному делу произведены, а собранные доказательства достаточны для составления обвинительного заключения, следователь уведомляет об этом обвиняемого и разъясняет ему право на ознакомление со всеми материалами дела как лично, так и с помощью защитника, законного представителя (ч. 1 ст. 215 УПК). Об этом составляется протокол уведомления об окончании следственных действий.

Протокол уведомления об окончании следственных действий составляется только в отношении обвиняемого. Если при уведомлении обвиняемого присутствует его защитник, законный представитель, то об этом делается отметка в протоколе уведомления. Составлять отдельно протокол уведомления защитника, законного представителя обвиняемого об окончании следственных действий не обязательно, хотя закон не исключает такой возможности.

Следователь также уведомляет об окончании следственных действий потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей (ч. 2 ст. 215 УПК). Помимо этого он им разъясняет право на ознакомление с материалами уголовного дела, указывает дату, время и место, где они могут ознакомиться с делом в случае заявления об этом ходатайства. В целях обеспечения реализации прав названными участниками уголовного процесса им направляется письменное уведомление, копия которого приобщается к делу.

Ознакомление с материалами уголовного дела потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей осуществляется по их ходатайству. Поэтому если после их уведомления об окончании предварительного расследования соответствующих ходатайств не поступило, материалы уголовного дела им не предъявляются.

Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела осуществляется независимо от наличия или отсутствия ходатайств с их стороны. Это правило действует и при ознакомлении с материалами дознания. Если защитник, законный представитель обвиняемого или представитель потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика по уважительным причинам не могут прибыть для ознакомления в назначенное время, следователь должен отложить ознакомление, но не более чем на пять суток (ч. 3 ст. 215 УПК). Это минимальный срок, в течение которого следователь не должен приступать к ознакомлению обвиняемого и его защитника. По своему усмотрению, исходя из конкретной ситуации, следователь может отложить срок ознакомления и на большее время. При этом он не должен чрезмерно затягивать сроки следствия. Дополнительно этим правом стороны могут воспользоваться еще и в суде (ч. 3 ст. 227 УПК).

Если потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик или их представители в назначенное время не явятся на ознакомление с материалами дела и не сообщат о причинах неявки, то следователь должен расценивать это как нежелание или отказ от ознакомления с материалами дела. Поэтому он может приступать к дальнейшим действиям, не дожидаясь истечения пятисуточного срока (например, начать знакомить с делом обвиняемого и его защитника). В сложившейся ситуации он может составить справку о неявке лица для ознакомления с материалами дела без уважительных причин.

Сказанное не относится к защитнику. При невозможности в течение пяти суток явки для ознакомления с материалами уголовного дела защитника следователь вправе предложить лицу избрать другого защитника. При наличии ходатайства он должен принять меры для явки другого защитника. Если обвиняемый отказывается от назначенного защитника, то следователь предъявляет ему материалы уголовного дела для ознакомления без участия защитника. Исключение составляют случаи, когда в силу ст. 51 УПК участие защитника обязательно. В этих случаях отказ обвиняемого от защитника не является для следователя обязательным, и ознакомление с делом обвиняемого должно происходить совместно с назначенным защитником (ч. 4 ст. 215 УПК).

Если обвиняемый, не содержащийся под стражей, не является для ознакомления с материалами уголовного дела без уважительных причин, то следователь по истечении пяти суток со дня объявления об окончании следственных действий (т.е. составления протокола уведомления об окончании следственных действий) либо со дня окончания ознакомления с материалами уголовного дела иных участников уголовного судопроизводства составляет обвинительное заключение и направляет материалы уголовного дела прокурору (ч. 5 ст. 215 УПК).

Уважительными причинами, препятствующими явке к следователю для ознакомления с делом, могут считаться: болезнь лица, исключающая его передвижение или делающая невозможным проведение с ним процессуальных действий; болезнь ребенка или другого члена семьи, за которыми требуется постоянный уход, в случае отсутствия возможности такого ухода другими лицами; наличие малолетнего ребенка при отсутствии возможности оставить его под присмотром других лиц; похороны родственников; стихийные бедствия или явления природы, делающие невозможным явиться в место нахождения следователя; отсутствие транспортной связи между местом проживания лица и местом расположения органа расследования. Обязанность информирования следователя о наличии уважительных причин неявки лежит на самом лице. Это оно может сделать лично либо через других лиц. Если следователь не располагает сведениями о причинах неявки лица, то такие случаи необходимо расценивать как неявку без уважительных причин.

В случае когда обвиняемый не явился для ознакомления без уважительных причин, следователь составляет об этом справку. Если же обвиняемый в назначенное время явился к следователю и заявил, что не желает знакомиться с материалами дела, то составляется протокол ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела, где отражается сделанное заявление.

УГОЛОВНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО

Гредягин Игорь Владимирович

преподаватель кафедры криминологии Краснодарского университета МВД России

(тел.: 89180980098)

Проблемы процессуальной самостоятельности дознавателя при уведомлении о подозрении в совершении преступления и

окончании дознания

Аннотация

В составе милиции общественной безопасности сложилось подразделение дознания, которое осуществляет предварительное расследование в форме дознания. В своей деятельности дознаватели этого подразделения осуществляют производство только процессуальных и следственных действий. В уголовно-процессуальном кодексе должны быть четко определены составы преступлений, которыми они должны заниматься от возбуждения уголовного дела до передачи его в суд.

Ключевые слова: дознание, дознаватель, обвинительный акт, прокурор, процессуальный статус, процессуальная самостоятельность, предварительное расследование, преступление, следственные действия, уведомление о совершении преступления, уголовное дело.

В соответствии ч. 1 ст. 223? УПК РФ если уголовное дело возбуждено не в отношении конкретного лица, а по факту совершения преступления и в ходе дознания по уголовному делу получены данные, дающие основание подозревать лицо в совершении преступления, дознаватель составляет письменное уведомление о подозрении в совершении преступления. Копия уведомления вручается подозреваемому с разъяснением его прав предусмотренных ст. 46 УПК РФ («Подозреваемый»), о чем составляется протокол с пометкой о вручении копии уведомления. В течении 3 суток с момента вручения лицу уведомления о подозрении в совершении преступления дознаватель должен допросить подозреваемого по существу подозрения.

В уведомлении о подозрении в совершении преступления указываются:

1) дата и место его составления;

2) фамилия, инициалы лица, его составившего;

3) фамилия, имя и отчество подозреваемого, число, месяц, год и место рождения;

4) описание преступления с указанием места, времени его совершения, а также других обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с п. 1 и 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ;

5) пункт, часть, статья УК РФ, предусматривающая ответственность за данное преступление;

6) если лицо подозревается в нескольких преступлениях, предусмотренных разными пунктами, частями, статьями УК РФ, в уведомлении о подозрении в совершении преступления должно быть указано, в

УГОЛОВНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО совершении каких деяний лицо подозревается по каждой из этих норм уголовного закона.

Положения, изложенные нами, появились в УПК РФ в 2007 году. При производстве предварительного следствия в форме дознания обвиняемым признается лицо, в отношении которого вынесен обвинительный акт (п. 2 ч. 1 ст. 47 УПК РФ), т.е. документа, который завершат дознание (ст. 225 УПК РФ). Следовательно, лицо, заподозренное в совершении преступления на основании, собранных по делу доказательств, «…не может оставаться в неведении о том, что он подвергается уголовному преследованию, тогда как по всем правилам. должен быть уведомлен об этом, чтобы получить возможность для защиты» .

Интересным представляется следующее утверждение Б.Т. Безлепки-на: «Причем по всем существенным признакам (строго индивидуализированный характер, связь с основными элементами предмета доказывания и др.) уведомление о подозрении в совершении преступления — явный аналог постановления о привлечении в качестве обвиняемого (ч. 2 ст. 171 УПК РФ), а основания и процедура уведомления о подозрении — столь же явный аналог оснований и процедуры предъявления обвинения на предварительном следствии (ст. 172 УПК РФ). Так что, по сути дела, речь идет о вычурной терминологической вариации одного и того же правового явления, что в свою очередь связано с перерождением дознания в модифицированное предварительное следствие по делам о преступлениях, которые не относятся к категории тяжких и особо тяжких» .

Согласно ч. 1 ст. 225 УПК РФ по окончании дознания дознаватель составляет обвинительный акт. Обвинительный акт, составленный дознавателем, утверждается начальником органа дознания. Материалы уголовного дела, вместе с обвинительным актом направляются прокурору (ч. 4 ст. 225 УПК РФ). Прокурор рассматривает уголовное дело, поступившее с обвинительным актом, и в течении двух суток принимает по нему одно из следующих решений: 1) об утверждении обвинительного акта и о направлении уголовного дела в суд; 2) о возвращении уголовного дела для производства дополнительного дознания либо пересоставления обвинительного акта в случае его несоответствия требованиям ст. 225 УПК РФ со своими письменными указаниями; 3) о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст. 24-28 УПК РФ; 4) о направлении уголовного дела для производства предварительного следствия; 5) при утверждении обвинительного акта прокурор вправе своим

постановлением исключить из него отдельные пункты обвинения либо переквалифицировать обвинение на менее тяжкое (ч. 1, 3 ст. 226 УПК РФ). Указания начальника органа дознания данные дознавателю обяза-тельны для дознавателя (ч. 4 ст. 41 УПК РФ).

Исходя из анализа указанных положений видно, что ограничение процессуальной самостоятельности при окончании дознания может исходить: 1) от начальника органа дознания; 2) прокурора; 3) не какого отношения к окончанию дознания и составлению обвинительного акта не имеет начальник подразделения дознания?

Рассмотрим эти вопросы более подробно.

Относительно места деятельности прокурора в завершающей стадии предварительного расследования существуют следующие мнения: 1) деятельность прокурора выделяется в самостоятельную стадию (производство, процедуру) отдельную от предварительного расследования ; 2) действия прокурора по поступившему к нему делу с обвинительным заключением (обвинительным актом) относятся к отдельному этапу или завершающей части предварительного расследования ; 3) деятельность прокурора по проверке законности и обоснованности выводов следователя (дознавателя) включаются в стадию предания суду (назначение судебного заседания) .

Разрешение этого вопроса имеет принципиальное значение для определения процессуальной самостоятельности дознавателя. В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 158 УПК РФ производство предварительного расследования в форме дознания оканчивается в порядке, установленном главой 32 УПК РФ, которая содержит и ст.226 «Решение прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением». Действия прокурора по проверке законности и обоснованности выводов следователя (дознавателя) органически связаны со всем комплексом процессуальных действий, производившихся в ходе расследования преступления, взаимообусловлены ими, завершают их в буквальном смысле этого слова . Задача обеспечения строжайшего надзора за ис-полнением законов в деятельности органов дознания и предварительного следствия требует такого порядка расследования, при котором оно не могло бы считаться законченным без производства непосредственно прокурором процессуальных действий, направленных на проверку полноты, объективности, всесторонности всей совокупности материалов

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ОБЩЕСТВО И ПРАВО • 2011 • № 2 (34)

дела .

Следует также заметить, что обвинительный акт приобретает юридическую силу только после его утверждения прокурором. Причем, исходя из анализа ст. 226 УПК РФ прокурор значительно может повлиять на окончательные выводы, сформулированные дознавателем. Причем в некоторых случаях дознаватель может и не знать, что составленный им обвинительный акт претерпел значительные изменения (ч. 2 ст. 226 УПК РФ). Конечно, в данном случае обвинение изменяется на более мягкое, выносится соответствующее постановление, но все это происходит без ведома дознавателя. УПК РСФСР в ч. 1 ст. 215 предусматривал, что прокурор или его заместитель вправе своим постановлением исключить из обвинительного заключения отдельные пункты обвинения, а также применить закон о менее тяжком преступлении. При этом в случае необходимости он составлял новое обвинительное заключение. А ранее составленное — из дела изъять и возвратить органу дознания или следователю с указанием обнаруженных неправильностей (п. 5 ст. 214 УПК РФ). То есть дознаватель, получив назад обвинительное заключение, имел возможность увидеть внесенные прокурором изменения. При этом ознакомившись с выдвинутыми аргументированными объяснениями допущенных им ошибок. Что в свою очередь являлось гарантией повышения профессионального мастерства дознавателя, предотвращало повторения данных ошибок в его последующей деятельности. Поэтому мы считаем, что ч. 2 ст. 226 УПК РФ необходимо изложить в следующей редакции: «2. При утверждении обвинительного акта прокурор вправе своим постановлением исключить из него отдельные пункты обвинения либо переквалифицировать обвинение на менее тяжкое. Копия постановления с указанием обнаруженных неточностей направляется дознавателю».

Начальник органа дознания в соответствии с ч. 4 ст. 125 УПК РФ утверждает обвинительный акт. Некоторые авторы считают, что у начальника органа дознания должно быть право возвратить обвинительный акт дознавателю для пересоставления либо самому составить обвинительный акт и предлагают внести соответствующие изменения в УПК РФ . При этом предлагается наделить начальника органа дознания следующими полномочиями:

1) утвердить обвинительный акт, или точнее проект обвинительного акта, и направить его с материалами уголовного дела прокурору;

2) возвратить проект обвинительного акта дознавателю, дав при этом указания о

УГОЛОВНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО направлении расследования, об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения, о квалификации преступления, об объеме обвинения, о форме окончания дознания; 3) составить новый проект обвинительного акта и направить его с материалами уголовного дела прокурору .

М ы с ч и т а е м д а н ные п ред л оже н ия необоснованными. Да руководитель органа дознания несет персональную ответственность за деятельность служб и подразделений в него входящих. Но внутри милиции общественной безопасности сформировалось подразделение дознания — ведомственный следственный аппарат, а также согласно Федерального закона от 7.02. 2011 г. «О полиции» одним из основных направлений деятельности полиции является производство дознания по уголовным делам осуществляющий предварительное

расследование в форме дознания. Наделение руководителя органа дознания такими процессуальными полномочиями практически сведет на нет процессуальную самостоятельность дознавателя. Тем более, что реально «вся полнота процессуальных полномочий по-прежнему сосредоточена в руках руководства учреждения, которое назначает на должности как дознавателей, так и руководителей подразделений дознания, поручает этому подразделению работу по конкретным делам, контролирует ее и отвечает за ее результаты» . Поэтому утверждение обвинительного акта должно быть передано в ведение начальника подразделения дознания. На данном этапе данное положение упрочит процессуальную самостоятельность дознавателя и снизит возможность влияния руководства органа дознания на его решения по уголовному делу.

1. Безлепкин Б.Т. Настольная книга следователя и дознавателя. М.: Проспект, 2009. С. 208.

2. Безлепкин Б.Т. Там же. С. 208.

4. Строгович М.С. Уголовный процесс. М.,

6. Миньковский Г. М. Окончание предварительного расследования и право обвиняемого на защиту. М., 1957. С. 40.

7. Миньковский Г.М. Окончание предварительного расследования и право

обвиняемого на защиту. М., 1957. С. 42.

9. Черепанова Л.В. Окончание дознания с обвинительным актом в современном уголовном процессе России: теоретические и практические аспекты: Дис. канд. юрид. наук. Барнаул, 2005. С. 149.

10. Федеральный закон от 07.02.2011 г. № 3-ФЗ «О полиции», п. 3 ст. 2 Закона.

11. Безлепкин Б.Т. Настольная книга следователя и дознавателя. М.: Проспект, 2009. С. 27-28.



В статье рассмотрены возможности производства следственных действий на этапе окончания предварительного следствия, сформулирована точка зрения автора о целесообразности закрепления права следователя производить следственные действия на рассматриваемом этапе по собственной инициативе. Предложена процессуальная форма уведомления сторон о возобновлении следственных действий.

Ключевые слова: следователь, уведомление об окончании, ходатайство участников, дополнительные следственные действия, возобновление, возвращение уголовного дела, руководитель следственного органа, процессуальная экономия, постановление, протокол.

С момента принятия следователем решения о том, что все следственные действия по уголовному делу произведены, а собранные доказательства достаточны для составления обвинительного заключения начинается заключительный этап предварительного следствия. Следователь уведомляет об окончании следственных действий обвиняемого, защитника, законного представителя обвиняемого, если они участвуют в уголовном деле, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей.

Далее, в соответствии со статьями 216, 217 УПК РФ он знакомит указанных участников уголовного судопроизводства с материалами уголовного дела и выясняет, какие у них имеются ходатайства. В случае удовлетворения заявленного ходатайства следователь проводит необходимые следственные и иные процессуальные действия, дополняет материалы уголовного дела и обеспечивает возможность ознакомления сторон с дополнительными материалами уголовного дела (ч. 1, 2 ст. 219 УПК РФ).

Как показывает практика проведение дополнительных следственных действий для обвиняемого может закончиться предъявлением нового обвинения, в связи с чем положения ст. 219 УПК РФ неоднократно являлись предметом оспаривания их конституционности, как позволяющие следователю на этапе ознакомления с материалами уголовного дела предъявлять новое обвинение.

Конституционный суд РФ неоднократно разъяснял, что оспариваемые нормы не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права граждан, поскольку в силу статьи 219 Кодекса в ходе ознакомления обвиняемого и его защитника с уголовным делом при наличии соответствующего ходатайства дело может быть дополнено новыми материалами, в том числе являющимися основанием для предъявления нового обвинения, при этом сторонам должна быть обеспечена возможность ознакомления с ними. Обвиняемый на основании принципов состязательности и равноправия сторон также имеет право на заявление ходатайств, в случае удовлетворения которых следователь дополняет материалы уголовного дела .

При этом Конституционный Суд подчеркивает, что дополнение дела новыми материалами в ходе ознакомления обвиняемого и его защитника с уголовным делом возможно только при наличии соответствующего ходатайства, как того требует ст. 219 УПК РФ, с последующим уведомлением обвиняемого и его защитника об окончании производства дополнительных следственных действий и предоставлении им возможности ознакомиться с полученными материалами .

Однако в практической деятельности следственных органов нередко возникает ситуация, когда после уведомления участников уголовного процесса появляется необходимость проведения тех или иных следственных действий, о проведении которых стороны не ходатайствуют. Поскольку УПК не содержит указания на право следователя по своему усмотрению провести дополнительные следственные действия, не исключено, что следователь постарается заручиться необходимым ходатайством потерпевшего, что, на наш взгляд, ставит его в зависимое положение и сомнительно с моральной точки зрения. Иначе решить проблему можно только через процедуру возвращения уголовного дела для производства дополнительного расследования руководителем следственного органа (п. 11 ч.1 ст. 39 УПК РФ) или прокурором (п. 2 ч.1 ст.221 УПК РФ). Но прежде следователь должен закончить ознакомление участников уголовного судопроизводства с материалами дела, составить обвинительное заключение, руководитель следственного органа должен, изучить дело, составить письменные указания, и только после этого уголовное дело вновь возвращается к следователю. Процедура возвращения уголовного дела прокурором еще сложнее и длительнее, что явно не согласуется с принципом процессуальной экономии.

Кроме того, следует понимать, что возвращение уголовного дела для производства дополнительного следствия руководителем следственного органа или прокурором свидетельствует о том, что выводы следователя о проведении всех необходимых следственных действий по уголовному делу и достаточности собранных доказательств для составления обвинительного заключения были поспешными и не совсем обоснованными, что чревато неприятными последствиями как для следователя, так и для следственного органа. Как показали результаты опроса следователей, проведенного Э. Н. Алимамедовым в рамках научного исследования, такие случаи нечасты, поскольку любое возвращение уголовного дела следователю расценивается как негативный фактор деятельности следственного органа, поэтому «руководители следственных органов, получив уголовное дело, по которому необходимо проведение дополнительного расследования, дают следователю указания о направлении расследования или производстве отдельных следственных действий, не оформляя это как возвращение уголовного дела» . На наш взгляд, такая практика — следствие несколько расширительного толкования п. 3 ч. 1 ст. 39 УПК РФ. Ведь если, уведомив участников уголовного процесса об окончании следственных действий, следователь не имеет право осуществлять следственные действия по своему усмотрению, следовательно, и руководитель следственного органа не вправе в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 39 УПК РФ давать следователю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, а должен руководствоваться п. 11 ч. 1 ст. 39 УПК РФ, предусматривающим возвращение уголовного дела следователю для производства дополнительного расследования.

Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в Апелляционном определении от 15.12.2015 № 72-АПУ15–50 признала возможность производства следственных действий во время выполнения требований ст. 217 УПК РФ не только по ходатайству участников уголовного судопроизводства, но и по указанию руководителя следственного органа .

Тогда возникает вопрос: почему уголовно-процессуальный закон, в принципе допуская на этапе окончания предварительного следствия производство дополнительных следственных действий, ограничивает право следователя принять такое решение самостоятельно? Насколько такая мера оправданна? Ведь такая необходимость может быть вызвана вполне объективными причинами.

Так, В. С. Шадрин, отвечая на вопрос, может ли следователь после уведомления обвиняемого об окончании предварительного следствия и до начала предъявления ему материалов уголовного дела для ознакомления в порядке ст. 217 УПК РФ допросить свидетеля, явившегося по собственной инициативе и желающего дать важные показания, допускает такую возможность. Он указывает, что принятое следователем решение об окончании следственных действий (ч. 1 ст. 215 УПК РФ) свидетельствует о достаточности собранных доказательств для составления обвинительного заключения, что по общему правилу не предполагает производства каких-либо еще следственных действий после уведомления обвиняемого об их окончании, однако в указанной ситуации, если показания свидетеля действительно имеют значение для уголовного дела, протокол допроса подлежит приобщению к материалам уголовного дела, которые в окончательном виде подлежат предъявлению обвиняемому для ознакомления. «Главное, — обращает внимание В. С. Шадрин, — чтобы заинтересованные в исходе уголовного дела лица имели возможность знать обо всех имеющихся в уголовном деле материалах и с учетом их содержания полноценно отстаивать свои интересы на данном этапе производства по уголовному делу и в предстоящем судебном разбирательстве» .

Процедура же возвращения уголовного дела руководителем следственного органа, а тем более прокурором, являясь более затратной, не имеет преимуществ в плане обеспечения дополнительных гарантий защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Поэтому, если на этапе окончания предварительного следствия произведенные следователем по собственной инициативе следственные действия позволят установить имеющие значение для дела обстоятельства с наименьшими затратами сил, средств и времени и при этом с полной гарантией обеспечения прав обвиняемого на защиту, такие действия следователя, полагаем, должны быть признаны законными.

Следует отметить, что глава 30 УПК РФ содержит требование о вынесении следователем постановления только при полном или частичном отказе в удовлетворении заявленного участником процесса ходатайства, хотя ст.122 УПК РФ «Разрешение ходатайства» содержит прямое указание о необходимости вынесения постановления как в случае отказа в удовлетворении ходатайства, так и в случае его удовлетворения. Каких-либо еще требований к следователю при принятии им решения о проведении дополнительных следственных действий закон не предъявляет.

Как показывает судебная практика, единого подхода к оформлению дополнительных следственных действий правоприменителями не выработано. В одних случаях обжалуется незаконность следственных действий, проводимых в период выполнения ст.217 УПК РФ без возобновления предварительного следствия , в других — незаконность постановлений о возобновлении предварительного следствия, выносимых на этапе ознакомления с материалами уголовного дела . В любом случае суд разъясняет, что требования о вынесении постановления о возобновлении предварительного следствия на данной стадии уголовного судопроизводства уголовно-процессуальный закон не содержит.

Действительно, закон предусматривает вынесение постановления о возобновлении предварительного следствия только по приостановленным уголовным делам (ст.211 УПК РФ), либо при отмене прекращенного уголовного дела (ст. 214 УПК РФ).

Поскольку производство дополнительных следственных действий осуществляется после уведомления об их окончании, но все-таки в рамках предварительного следствия, которое не окончено, не приостановлено, не прекращено, то и возобновления предварительного следствия не требуется.

Однако полагаем, что в данном случае следует различать понятия «предварительное следствие» и «следственные действия». И если предварительное следствие на этапе ознакомления с уголовным делом еще не закончено, то об окончании следственных действий участники процесса действительно были уведомлены следователем. Поэтому считаем необходимым уведомить их и о возобновлении следственных действий. А поскольку уведомление обвиняемого об окончании следственных действий, согласно ч. 1 ст. 215 УПК РФ, осуществляется посредством составления протокола в соответствии со статьями 166 и 167 Кодекса, целесообразно применять ту же процессуальную форму и при возобновлении следственных действий, причем и в том и в другом случае в отношении всех участников уголовного процесса, а не только обвиняемого.

В то же время, представляет интерес предложение Э. Н. Алимамедова считать фактом начала этапа окончания предварительного следствия с составлением обвинительного заключения вынесенное следователем постановление, поскольку его решение о достаточности собранных доказательств и окончании следственных действий само по себе юридической силы не имеет, а в соответствии с п. 25 ст. 5 УПК РФ по общему правилу должно оформляться соответствующим постановлением.

В этом случае оформление решения следователя о производстве дополнительных следственных действий на этапе окончания предварительного следствия постановлением о возобновлении следственных действий было бы вполне оправданно и логично. Но сам автор тут же отвергает название постановления «об окончании следственных действий» именно по той причине, что эти следственные действия еще могут быть произведены по ходатайству сторон, в связи с чем более обоснованным и объективным он считает назвать документ постановлением об окончании доказывания по уголовному делу .

Литература:

  1. Определение Конституционного Суда РФ от 25.10.2016 № 2264-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Соколова Вадима Дмитриевича на нарушение его конституционных прав частями первой и второй статьи 219 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // URL: http://legalacts.ru/sud/opredelenie-konstitutsionnogo-suda-rf-ot-25102016-n-2264-o/ (дата обращения: 11.04.2019).
  2. Определение Конституционного Суда РФ от 25.10.2016 № 2300-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Рыжова Анатолия Михайловича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 219 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // URL: http://legalacts.ru/sud/opredelenie-konstitutsionnogo-suda-rf-ot-25102016-n-2300-o/ (дата обращения: 11.04.2019);
  3. Определение Конституционного Суда РФ от 16.07.2009 № 979-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Баженова Антона Алексеевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // URL: https://www.lawmix.ru/vas/52989 (дата обращения: 11.04.2019)
  4. Определение Конституционного Суда РФ от 25.02.2013 № 184-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кочергина Сергея Витальевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // URL: http://ingvarr.net.ru/publ/175–1–0–25540 (дата обращения: 11.04.2019)
  5. Определение Конституционного Суда РФ от 24.10.2013 № 1602-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Попова Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав статьями 215 и 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // URL: https://www.referent.ru/7/222530 (дата обращения: 11.04.2019)
  6. Определение Конституционного Суда РФ от 22 апреля 2014 г. № 878-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мальцева Олега Леонидовича на нарушение его конституционных прав статьей 4, частью первой статьи 34, частью шестой статьи 162, частью первой статьи 215 и частью первой статьи 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70563974/ (дата обращения: 11.04.2019)
  7. Определение Конституционного Суда РФ от 23.11.2017 № 2735-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Виноградова Игоря Алексеевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 215 и частью первой статьи 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // URL: http://legalacts.ru/sud/opredelenie-konstitutsionnogo-suda-rf-ot-23112017-n-2735-o/ (дата обращения: 11.04.2019).
  8. Алимамедов, Э. Н. Деятельность следователя на этапе окончания предварительного следствия составлением обвинительного заключения : дис. … канд. юрид. наук (12.00.09) / Э. Н. Алимамедов; ФГКОУ ВО «Московский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации имени В. Я. Кикотя». — Москва, 2018 // URL: https://lawbook.online/ugolovnyiy-protsess-rossii-kniga/genezis-instituta-okonchaniya-predvaritelnogo-79363.html (дата обращения: 10.04.2019).
  9. Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 декабря 2015 г. № 72-АПУ15–50 // URL: https://www.zakonrf.info/suddoc/4a3441daa6abbb58ac4910eed0546ce8/ (дата обращения: 11.04.2019).
  10. Шадрин, В. С. Уголовное досудебное производство: ответы на вопросы прокуроров и следователей / В. С. Шадрин. — СПб.: Санкт-Петербургский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 2009. — 128 с.
  11. Апелляционное постановление Московского городского суда от 01.10.2014 № 10–13226/2014 // URL: http://sudact.ru/regular/doc/3jceBlil9m5W/ (дата обращения: 09.04.2019).
  12. Апелляционное определение Липецкого областного суда от 12.02.2013 № 22–190/2013 // URL: http://sudact.ru/regular/doc/R2i7XSBaLoV/ (дата обращения: 06.04.2019).
  13. Апелляционное постановление Магаданского областного суда от 03.02.2016 № 22К-45/2016 // URL: http://docs.pravo.ru/document/view/78545960/90123846/ (дата обращения: 06.04.2019).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *