Грубая неосторожность

Статистика неумолима – в большинстве несчастных случаев в большей или меньшей степени виноват сам пострадавший. Видимо поэтому, нередко в акте Н-1 можно увидеть слова «грубая неосторожность пострадавшего 100%». Давайте сегодня разберемся, когда пострадавшему можно установить грубую неосторожность, как это сделать, а главное для чего.
Установление грубой неосторожности пострадавшего может повлиять на размер страховых выплат только в случае стойкой утраты трудоспособности работника, проще говоря, получения инвалидности. А значит, смысл задумываться над установлением грубой неосторожности есть только при тяжелых травмах. В соответствии со статьей 14 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» страховые выплаты могут быть снижены не более чем на 25%. На оплату больничных листов грубая неосторожность не влияет никак. В случае смерти пострадавшего страховые выплаты его иждивенцам так же не будут снижены, какова бы ни была вина погибшего в произошедшем.
Теперь о том, кто может установить грубую неосторожность. В статье 229.2 Трудового кодекса сказано «…Если при расследовании несчастного случая с застрахованным установлено, что грубая неосторожность застрахованного содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, то с учетом заключения выборного органа первичной профсоюзной организации или иного уполномоченного работниками органа комиссия (в предусмотренных настоящим Кодексом случаях государственный инспектор труда, самостоятельно проводящий расследование несчастного случая) устанавливает степень вины застрахованного в процентах.» Таким образом, решение об установлении грубой неосторожности потерпевшего принимает комиссия, но только после согласования в профсоюзной организацией или иного уполномоченного работниками органа.
Для того чтобы решить, допустил ли работник грубую неосторожность, просто неосторожность, неосмотрительность или поспешность, нужно очень тщательно проверить было ли проведено качественное обучение пострадавшего, был ли пострадавший обеспечен всеми необходимыми СИЗ, сделал ли работодатель все необходимое, для создания безопасных условий работы. Обязательно нужно убедиться, что в инструкции по охране труда, по которой инструктировался пострадавший, есть требования по безопасному выполнению работы, при которой он получил травму. Проверить, в каком состоянии находятся все предусмотренные технические средства предупреждения аварий и несчастных случаев (ограждения, аварийные выключатели, блокировки и тому подобное) и был ли проведен пострадавшему медицинский осмотр в положенные сроки.
Если комиссия убеждена, что работодатель сделал все возможное, чтобы предотвратить этот несчастный случай, то грубая неосторожность пострадавшего (с предложением процента его вины) может быть установлена. Предложение об установлении грубой неосторожности передается в профсоюзный комитет или другой уполномоченный работниками орган. На заседании профсоюзного комитета рассматриваются все документы по несчастному случаю, и выносится решение об установлении грубой неосторожности в процентах. Это решение обязательно надо приложить к материалам расследования.
Приведем пример:
Грузчику магазина дано было задание поднять в торговый зал товар из складского помещения, находящегося в подвале магазина. Необходимо было загрузить товар на платформу грузового лифта, отправить лифт, и, поднявшись по лестнице, забрать поднятый товар в подсобном помещении, прилегающем к торговому залу магазина. Грузчику лень было подниматься по лестнице, и он решил сам подняться на лифте вместе с товаром. Отключив блокировку дверей лифта, работник нажал на кнопку пуска платформы и запрыгнул на начавшую движение платформу лифта. Но платформа была заполнена товаром, поэтому работник, потерял равновесие и упал в шахту лифта с движущейся платформы, получив при этом множество тяжелых травм.
Пострадавший был проинструктирован о запрете использования грузового лифта для перевозки людей. Блокировка дверей лифта была исправна, и если бы работник не отключил ее, то не смог бы так «прокатиться» на лифте. Соответственно, в данной ситуации можно установить грубую неосторожность пострадавшего.
Только при тщательном соблюдении процедуры оформления факта грубой неосторожности, в акте формы Н-1 можно сделать запись о ней. В противном случае пострадавший легко может оспорить в суде установленную ему грубую неосторожность, и таких прецедентов сейчас очень много.

Вы можете присылать актуальные для Вас вопросы по охране труда на email: consultant@ohranatruda.ru и возможно в одном из выпусков «Консультанта по охране труда» мы дадим на него исчерпывающий ответ.

Новая редакция Ст. 1083 ГК РФ

1. Вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит.

2. Если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов (пункт 1 статьи 1085), при возмещении вреда в связи со смертью кормильца (статья 1089), а также при возмещении расходов на погребение (статья 1094).

3. Суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.

Комментарий к Ст. 1083 ГК РФ

Судебная практика.

Таким образом, в силу ст. ст. 1079 и 1083 ГК РФ при наличии вины гражданина (пешехода) в дорожно-транспортном происшествии не исключается ответственность и владельца источника повышенной опасности, если гражданину (пешеходу) при этом причинен вред жизни или здоровью (Обзор судебной практики ВС РФ от 04.05.2005, 11.05.2005, 18.05.2005).

Другой комментарий к Ст. 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Умысел или грубая неосторожность потерпевшего не презюмируются, бремя доказывания этих обстоятельств лежит на причинителе вреда. При грубой неосторожности потерпевший пренебрегает очевидными для всех требованиями безопасности. Вопрос о том, является ли неосторожность потерпевшего грубой небрежностью или простой неосмотрительностью, не влияющей на размер возмещения вреда, должен быть разрешен в каждом случае с учетом конкретных обстоятельств. В частности, грубой неосторожностью должно быть признано нетрезвое состояние потерпевшего, содействовавшее возникновению или увеличению вреда.

2. Имущественное положение причинителя вреда может служить основанием уменьшения размера возмещения вреда, если причинителем вреда является гражданин, причинивший вред по неосторожности. В иных случаях имущественное положение причинителя вреда не может служить основанием уменьшения размера его ответственности.

8. Вина в гражданском праве

В настоящее время в гражданском праве под виной понимают не субъективное, психическое отношение лица к своему поведению, а непринятие им надлежащих мер по устранению или недопущению отрицательных результатов своих действий, диктуемых обстоятельствами конкретной ситуации.

Согласно ст.401 ГК РФ гражданско-правовая вина выражается в форме умысла и неосторожности, при этом гражданское законодательство не раскрывает их содержания.

В теории различаются неосторожность и грубая неосторожность.

М.М. Агарков отмечал, что, по существу, попытки дать общую формулировку различия между грубой и легкой неосторожностью не нужны. О.С. Иоффе отмечает, что В.А. Тархов также не видит нужды в теоретическом анализе легко выявляемой на практике границы между грубой и простой неосторожностью, а Смирнова В.Т. говорит о том, что «дело не в том, как вину назвать, а в том, как ее установить…Проблема вины заключается не в ее определении, а в отыскании граней между виновностью и невиновностью».

В «Избранных трудах по гражданскому праву» О.С. Иоффе приводится пример Б.С. Антимонова, который позволяет в некоторой степени провести параллели между формами вины в гражданском и уголовном праве.

Студент-медик не знает о допускаемых им ошибках во время проводимой операции, однако он без всякого сомнения знал об их возможности, легкомысленно принимаясь за еще пока непосильную для себя работу. Таким образом, здесь речь идет о такой форме вины, как легкомыслие.

Г.К. Матвеев считал, что «простая и грубая неосторожность в гражданском праве корреспондирует соответственно небрежности и самонадеянности в праве уголовном».

В.А. Тархов придерживается иного мнения, считая, что нет основания отождествлять грубую неосторожность с самонадеянностью.

Поскольку в Гражданском кодексе РФ не определены понятия умысла, неосторожности и грубой неосторожности, имеет право на существование еще одна точка зрения. При определении в гражданском праве умысла так или иначе прибегают к определениям, данным в Уголовном кодексе Российской Федерации.

Под умыслом понимается противоправное поведение, когда: а) лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления; либо б) лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

Неосторожность в гражданском праве – это либо 1)легкомыслие, т.е. противоправное поведение лица, при котором оно предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий; либо 2) небрежность – противоправное поведение лица, при котором оно не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Грубая неосторожность – это небрежность или легкомыслие, выраженное в грубой форме.

Гражданское право: в 2-х т. Том 1: Учебник/Под ред. Суханова Е.А. 2-е изд. М.:БЕК, 2000. С.449.

Гражданское право. Под ред. М.М. Агаркова и Д.М. Генкина. Т.1. С.332.

Матвеев Г.К. «Вина в советском гражданском праве. Киев, 1955, стр.178.

Ответ. Гражданский кодекс РФ использует формулировку грубая неосторожность в ст.ст. 693, 697, 901, 1083, 1104.

Пунктом 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 года № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» установлено, что виновные действия потерпевшего, при доказанности его грубой неосторожности и причинной связи между такими действиями и возникновением или увеличением вреда, являются основанием для уменьшения размера возмещения вреда. При этом уменьшение размера возмещения вреда ставится в зависимость от степени вины потерпевшего. Если при причинении вреда жизни или здоровью гражданина имела место грубая неосторожность потерпевшего и отсутствовала вина причинителя вреда, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения вреда должен быть уменьшен судом, но полностью отказ в возмещении вреда в этом случае не допускается (пункт 2 статьи 1083 ГК РФ).

Вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой, в каждом случае должен решаться с учетом фактических обстоятельств дела (характера деятельности, обстановки причинения вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего, его состояния и др.).

Грубая неосторожность в практике Конституционного Суда РФ

Определение Конституционного Суда РФ от 21.02.2008 года № 120-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Яновича М.В. на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 1064, пунктом 1 статьи 1079 и абзацем вторым пункта 2 статьи 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации» гласит, что в соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 1083 ГК Российской Федерации при грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное.

Использование в данной норме такого оценочного понятия, как «грубая неосторожность», в качестве требования, которым должен руководствоваться суд при определении размера возмещения потерпевшему, не свидетельствует о неопределенности содержания данной нормы, поскольку разнообразие обстоятельств, допускающих возможность уменьшения размера возмещения или отказа в возмещении, делает невозможным установление их исчерпывающего перечня в законе, а использование федеральным законодателем в данном случае такой оценочной характеристики преследует цель эффективного применения нормы к неограниченному числу конкретных правовых ситуаций, что само по себе не может расцениваться как нарушение конституционных прав и свобод заявителя, перечисленных в жалобе.

Вопрос же о том, является ли неосторожность потерпевшего грубой небрежностью или простой неосмотрительностью, не влияющей на размер возмещения вреда, разрешается в каждом случае судом с учетом конкретных обстоятельств. При этом, применяя общее правовое предписание к конкретным обстоятельствам дела, судья принимает решение в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения, что также не может рассматриваться как нарушение каких-либо конституционных прав и свобод гражданина.

Определение СК по гражданским делам Ленинградского областного суда от 22 января 2014 г. по делу N 33-229/2014 (ключевые темы: грубая неосторожность — пешеходный переход — нравственные страдания — размер компенсации морального вреда — ДТП)

19 октября 2016

Определение СК по гражданским делам Ленинградского областного суда от 22 января 2014 г. по делу N 33-229/2014

Судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего Кошелевой И.Л.

судей Пучковой Л.В., Хрулёвой Т.Е.

с участием прокурора Чигаркиной Е.Н.

при секретаре Ревчук Т.В.

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционной жалобе Очакова А.П. на решение Сосновоборского городского суда Ленинградской области от 24 октября 2013 года по делу N2-717/2013 по иску Сивяковой Т.В. к Очакову А.П. о компенсации морального вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.

Заслушав доклад судьи Ленинградского областного суда Хрулёвой Т.Е. , объяснения Очакова А.П. , поддержавшего доводы жалобы, представителя истицы Сивяковой Т.В.-Кулимзина А.В., возражавшего против удовлетворения иска, заключение прокурора, полагавшего решение законным и обоснованным, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда

УСТАНОВИЛА:

Сивякова Т.В. обратилась в Сосновоборский городской суд Ленинградской области с иском к Очакову А.П., в котором просила взыскать с ответчика в ее пользу компенсацию морального вреда в размере «данные изъяты» рублей.

В обоснование заявленных требований Сивякова Т.В. указала, что ДД.ММ.ГГГГ водитель Очаков А.П., управлявший технически исправным автомобилем «данные изъяты» , выезжая с прилегающей территории от дома «адрес» , поворачивая налево в сторону дома N , совершил наезд на пешеходов П , и Е , переходивших проезжую часть вне зоны пешеходного перехода.

В результате данного дорожно-транспортного происшествия от полученных телесных повреждений П скончалась на месте ДТП. Постановлением старшего следователя СО МВД России по г. Сосновый бор, дочь погибшей -Сивякова Т.В. была признана потерпевшей по уголовному делу. Приговором Сосновоборского городского суда по делу N 1-129 от 08 июля 2013 года, вступившим в законную силу 19 июля 2013 года, Очаков А.П. признан виновным в совершенном преступлении, предусмотренного ч.3 ст. 264 УК РФ, и ему назначено наказание в виде 1 (одного) года лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством на срок 1 (один) год. Сивякова Т.В. ссылается на то обстоятельство, что в связи со смертью матери ей причинены физические и нравственные страдания, из-за нервного потрясения она до настоящего времени испытывает душевные переживания, поскольку жизнь П прекращена в довольно молодом возрасте. Причиненный ей моральный вред Сивякова Т.В. оценила в «данные изъяты» рублей.

Решением Сосновоборского городского суда от 24 октября 2013 года заявленные Сивяковой Т.В. исковые требования удовлетворены частично, с Очакова А.П., «данные изъяты» в пользу Сивяковой Т.В. взыскана денежная компенсация морального вреда в размере «данные изъяты» рублей. В удовлетворении остальной части требований Сивяковой Т.В. отказано.

Очаков А.П. не согласился с законностью и обоснованностью постановленного решения, представил апелляционную жалобу, в которой просит решение Сосновоборского городского суда от 24 октября 2013 года изменить, уменьшив размер компенсации морального вреда до «данные изъяты» рублей. Податель жалобы считает необоснованно завышенным размер компенсации морального вреда, что противоречит принципам разумности и справедливости. По мнению ответчика, судом не принято во внимание то обстоятельство, что дорожно-транспортному происшествию способствовала грубая неосторожность потерпевшего, который переходил дорогу вне пешеходного перехода, чем нарушил правила дорожного движения.

В соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Проверив дело, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда приходит к следующему.

В соответствии с п.1 ст.1064 ГК РФ вред, причиненный личности гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии со ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса.

Согласно ч. 2 ст. 1083 ГК РФ, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Как установлено судом первой инстанции, ДД.ММ.ГГГГ водитель Очаков А.П., управлявший технически исправным автомобилем «данные изъяты» , выезжая с прилегающей территории от дома «адрес» поворачивая налево в сторону дома «адрес» , совершил наезд на пешеходов П , и Е , переходивших проезжую часть вне зоны пешеходного перехода. В результате данного дорожно-транспортного происшествия от полученных телесных повреждений П скончалась на месте ДТП.

Согласно свидетельству о рождении, Сивякова Т.В. является дочерью погибшей.

Постановлением старшего следователя СО МВД России по г. Сосновый бор, Сивякова Т.В. была признана потерпевшей по уголовному делу.

Приговором Сосновоборского городского суда по делу N 1-129 от 08 июля 2013 года, вступившим в законную силу 19 июля 2013 года, Очаков А.П. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 264 УК РФ и ему назначено наказание в виде 1 (одного) года лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством на срок 1 (один) год.

В силу ч.4 ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Так, в приговоре установлен факт наезда автомобилем Очакова А.П. на пешеходов П и Е в результате преступного легкомыслия и невнимательности к дорожной обстановке, а также вина Очакова А.П. в ДТП, выразившаяся в нарушении требований п.1.3, 1.5,8.1,10.1 ПДД РФ, что повлекло по неосторожности смерть человека.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно статье 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

В соответствии с пунктом 2 статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. При определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 19 мая 2009 года N 816-О-О, к числу признаваемых в Российской Федерации и защищаемых Конституцией Российской Федерации прав и свобод относится, прежде всего, право на жизнь (статья 20, часть 1), как основа человеческого существования, источник всех других основных прав и свобод и высшая социальная ценность, и право на охрану здоровья (статья 41, часть 1), которое также является высшим для человека благом, без которого могут утратить значение многие другие блага.

Судебная коллегия считает, что, суд первой инстанции, приняв во внимание установленную ст. 1079 ГК РФ обязанность владельцев источников повышенной опасности по возмещению причиненного ими вреда, оценив представленные Сивяковой Т.В. доказательства в обоснование требования о возмещении денежной компенсации морального вреда и ее объяснения относительно невосполнимых нравственных страданий, находящихся в причинно-следственной связи с фактом ДТП, и учитывая характер родственных отношений между истцом и умершей, пришел к обоснованному выводу о возложении на ответчика обязанности по возмещению истцу денежной компенсации морального вреда, поскольку факт его причинения истцу подтвержден материалами дела.

Определяя размер денежной компенсации морального вреда, суд первой инстанции исходил из того, что смерть матери истицы наступила в результате преступных действий ответчика и отсутствие в них умысла.

Как следует из приговора Сосновоборского городского суда Ленинградской области от 08.07.2013, Очаков А.П., имея объективную возможность обнаружить по условиям видимости пешеходов П и Е , пересекавших проезжую часть вне зоны пешеходного перехода в темпе спокойного шага, своевременно не принял мер к снижению скорости (11 км/ч) вплоть до остановки автомобиля, имел техническую возможность остановиться до указанных пешеходов, учитывая, что в опасной зоне пешеходы преодолели 4,7 м. Действия подсудимого квалифицированы как нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Таким образом, ссылка подателя жалобы на то, что судом не принято во внимание квалификация его действий (неумышленное преступление), не правомерна.

Доводы апелляционной жалобы о том, что суд первой инстанции при определении компенсации морального вреда не учел грубую неосторожность потерпевшей, основанием для отмены или изменения решения суда первой инстанции не являются.

Согласно разъяснению, данному в п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» основанием для уменьшения размера возмещения вреда применительно к требованиям п. 2 ст. 1083 ГК РФ являются только виновные действия потерпевшего, при доказанности его грубой неосторожности и причинной связи между такими действиями и возникновением или увеличением вреда.

По смыслу названных норм права понятие грубой неосторожности применимо лишь в случае возможности правильной оценки ситуации, которой потерпевший пренебрег, допустив действия либо бездействия, привлекшие к неблагоприятным последствиям. Грубая неосторожность предполагает предвидение потерпевшим большой вероятности наступления вредоносных последствий своего поведения и наличие легкомысленного расчета, что они не наступят.

В силу пункта 4.3 Правил дорожного движения пешеходы должны пересекать проезжую часть по пешеходным переходам, в том числе по подземным и надземным, а при их отсутствии — на перекрестках по линии тротуаров или обочин.

Согласно п.4.5 Правил дорожного движения на нерегулируемых пешеходных переходах пешеходы могут выходить на проезжую часть после того, как оценят расстояние до приближающихся транспортных средств, их скорость и убедятся, что переход будет для них безопасен.

При пересечении проезжей части вне пешеходного перехода пешеходы, кроме того, не должны создавать помех для движения транспортных средств и выходить из-за стоящего транспортного средства или иного препятствия, ограничивающего обзорность, не убедившись в отсутствии приближающихся транспортных средств.

В рассматриваемом случае доказательств того, что дорожно-транспортное происшествие произошло в результате умышленных действий потерпевшей, материалы дела не содержат и ответчиком в соответствии со ст. 56 ГПК РФ, таких доказательств не представлено. Факт перехода проезжей части вне зоны пешеходного перехода, сам по себе, не является грубой неосторожностью. Простая неосмотрительность не влечет уменьшение размера вреда. При рассмотрении дела судом не установлено обстоятельств, свидетельствующих о том, что погибшая Пищелко Л.А. с большой вероятностью предвидела наступление вредоносных последствий своих действий при пересечении дороги, в силу чего доводы жалобы о наличии в ее действиях грубой неосторожности, являются несостоятельными.

Согласно пункту 3 статьи 1083 ГК РФ может быть уменьшен судом с учетом имущественного положения причинителя вреда — гражданина, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.

Как следует из материалов дела, Очаков А.П., «данные изъяты» .

Указанные обстоятельства оценены судом по правилам ст.67 ГПК РФ.

Поскольку все значимые для определения размера компенсации морального вреда обстоятельства судом первой инстанции установлены, судебная коллегия соглашается с выводом суда о взыскании с ответчика в пользу истца денежной компенсации в сумме «данные изъяты» рублей., которая отвечает требованиям разумности и справедливости.

Довод жалобы о том, что судом первой инстанции не учтена частичная компенсация морального вреда в размере «данные изъяты» ., не могут быть приняты, поскольку доказательств получения указанных средств истцом суду не представлено.

Кроме того, в суд первой инстанции квитанция к депозитному делу нотариуса З от ДД.ММ.ГГГГ , согласно которой денежные средства в размере «данные изъяты» . приняты на депозитный счет нотариуса в качестве уплаты Сивяковой Т.В., причитающейся ей в счет возмещения морального и материального вреда по ДТП, не представлялась.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции, предоставляя Сивяковой Т.В. судебную защиту личных неимущественных прав, верно определил обстоятельства, имеющие значения для дела, произвел полную и всестороннюю оценку представленных сторонами доказательств по правилам ст. 67 ГПК РФ, применил нормы материального права, подлежащие применению к сложившимся спорным правоотношениям, и постановил законное и обоснованное решение в точном соответствии с нормами гражданского процессуального законодательства.

Доводы апелляционной жалобы не содержат правовых оснований для отмены судебного решения, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции, а также к выражению несогласия с оценкой представленных по делу доказательств.

Ссылок на какие-либо процессуальные нарушения, являющиеся безусловным основанием для отмены правильного по существу решения суда, в апелляционной жалобе не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 327-329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Сосновоборского городского суда Ленинградской области от 24 октября 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Очакова А.П. — без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Судья Гусев А.И.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *